Стратегическое планирование и устойчивость регионов

Оставлен klachkov Втр, 2015-01-20 16:42

Телеканал "ТВЦ-Красноярск", программа "Актуальное интервью", 19.01.2015

Смотреть на сайте телекомпании

Корр.: Поводом для сегодняшнего разговора послужило решение Губернатора Красноярского края о разработке стратегии социально-экономического развития региона до 2030 года. Но оппоненты нашего государства осуществляют и другое стратегическое планирование, которое направлено на ее развал. Ярчайший пример этому - санкции, которые введены против нашей страны со стороны Европы и США. Для чего же нужно стратегическое планирование?

Политический аналитик П.В. Клачков: Выбор простой и понятный. Либо вы занимаетесь стратегическим планированием как субъект, как сила, способная распространить в будущее свои планы и действия. Либо вами манипулируют при помощи чужого стратегического планирования. Тогда вы становитесь марионеткой, заложником чужих планов, идей.

Здесь можно обратиться к зарубежному опыту. Меня всегда интересовали особенности работы, технологии, методики зарубежных интеллектуальных центров, где разрабатывается стратегия, где составляются планы мероприятий для целых государств, крупных экономических структур. Есть корпорация "Rand", которая обслуживает огромную военную машину США. Облику, который приобрели вооруженные силы США, они во многом обязаны структурам, где работали интеллектуалы, аналитики, философы. Существуют рейтинги таких структур. <...>

Я создал в регионе Экспертный клуб во многом под впечатлением от той серьезной роли, которую в западных стратегиях играют интеллектуальные центры. Мне всегда казалось, что российская власть и наше государство достойны того, чтобы и у нас появились те центры планирования, которые не были бы забюрократизированы. Где бы вырабатывались реальные интеллектуальные стратегии. В этой связи можно упомянуть Российский институт стратегических исследований, который раньше подчинялся Службе внешней разведки. Сейчас они перешли в ведение Администрации Президента РФ. Это достаточно большая структура, там вырабатываются подходы к внешней политике, ведутся серьезные дискуссии. <...>

Надо признать, что наши западные оппоненты достигли серьезных высот в стратегическом планировании. Они способны выводить большие массы, обеспечивать их соответствующей пропагандой, агитацией, заряжать и проводить целые операции. <...>

Мне в жизни приходилось сталкиваться на практике с угрозами со стороны радикальных исламистов. Тех самых радикалов, которые сожгли Дом печати в Грозном недавно. На сайте «Кавказ-центр» в октябре 2008 года вышла статья, где обо мне писали в пренебрежительном залоге и высказывали недовольство моими действиями, публикациями. Это продолжилось в 2011 году, когда у меня вышла серия научных публикаций по борьбе с экстремизмом. Сразу после этого атаки возобновились. Потом эту волну подхватили проамериканские либеральные СМИ, использовавшие сходную аргументацию. На этом примере мы видим, что джихадистская идеология может увязана с идеологией агрессивно-либеральной. <...>

Россия до сих пор представляет серьезную силу. Мы обладаем мощным ядерным потенциалом. У нас достаточно дееспособные вооруженные силы. Огромные запасы природных ресурсов. Да, мы были достаточно серьезно ослаблены, наша единая страна, большая империя была расчленена на союзные республики, многие до сих пор это переживают как геополитическую катастрофу, как трагедию (в том числе наш Президент об этом говорил).

Наши оппоненты преуспели в психологической, информационной войне. Вряд ли они бросят нам прямой военный вызов в ближайшее время. (Хотя события на Украине заставляют задуматься и о такой возможности.) Они ищут здесь союзников, и находят их. Американцы достаточно глубоко запустили свои щупальца в российское общество еще с конца 1980-х - начала 90-х гг. У них здесь есть определенная база, в том числе в СМИ, даже в государственном аппарате, может быть, есть.

План противника достаточно прост, прямолинеен, но, возможно, это не делает его менее эффективным. Решено создать экономический кризис в стране, обвинить в нем существующую власть, вывести голодных, обозленных людей на улицы, свезти их с регионов в Москву. Но оппоненты никогда не смогут реализовать это план, если не будут опираться на определенную прослойку, идеологически подкармливаемую ими, выращенную с 1990-х годов. <...>

Однако страна сейчас всё же другая, чем была в 1990-е гг. Это видно по настроению людей, по патриотическому подъему. Страна, наконец, начинает себя уважать. Безусловно, мы не можем стоять на месте. Мы должны адаптироваться к новым условиям. Учитывать признаки надвигающейся холодной войны.

На примере Донбасса мы видим, как страшна гражданская война. И понимаем, что она может прийти в дом каждого. Люди всё лучше понимают, что мы не должны этого допустить. Необходимо сохранить страну, сохранить историческую судьбу, экономику. Вопрос стоит даже прямо о сохранении человеческих жизней. Потому что развал чреват катастрофическими, кровавыми последствиями. <...>

(Расшифровка приводится в сокращении)