Политолог: Процесс урегулирования конфликта в Карабахе требует более активных действий со стороны третьих сил

Оставлен klachkov Ср, 2017-10-18 19:00

17.10.2017, "Москва-Баку"
Очередная встреча президентов Азербайджана и Армении по инициативе сопредседателей Минской группы ОБСЕ прошла в резиденции постоянного представителя Швейцарии в женевском офисе ООН.

Лидеры встретились в расширенном составе с участием сопредседателей Минской группы ОБСЕ, личного представителя действующего председателя ОБСЕ, глав МИД Азербайджана и Армении, а затем поговорили тет-а-тет.

И снова итоги встречи, к сожалению, ничего нового не принесли. «Президенты согласились принять меры для активизации переговорного процесса и предпринять дополнительные шаги для снижения напряженности на линии соприкосновения, а в ближайшем будущем сопредседатели Минской группы ОБСЕ проведут рабочие встречи с главами МИД Азербайджана и Армении», - сообщили официальные источники.

Президент Армении Серж Саргсян сразу после переговоров встретился с армянской диаспорой в Швейцарии, где сделал весьма категорический выпад, заявив, что «единственным для Армении решением является то, чтобы Карабах был вне состава Азербайджана... Никогда ни один армянский руководитель не сможет принять и реализовать такого решения» и отметил, что никаких конкретных договоренностей на встрече не произошло.

В Администрации президента Азербайджана на это выступление Саргсяна тут же отреагировали - президент Армении сорвал договоренности о том, чтобы не делать каких-либо заявлений по переговорам.

Политолог Павел Клачков оценил итоги встречи президентов Азербайджана и Армении в беседе с журналистом "Москва-Баку".

-Павел Владимирович, прокомментируйте итоги встречи президентов Алиева и Саргсяна?

-Сам факт встречи президентов Азербайджана и Армении в Женеве, конечно, имеет большое значение. Она привлекла к себе лидеров других государств, международных организаций. Генсек ООН Антониу Гутерреш выступил с отдельным заявлением по этой встрече. Она стала результатом системной работы Минской группы ОБСЕ. Просто ситуация уже дошла до того, что лидеры почувствовали: надо встретиться, надо что-то решать.

Но итог этой встречи, который вышел в публичное пространство, оказался, в общем-то, пустым. Мы не увидели никакого прорыва, никаких конкретных результатов, которые можно было бы всерьез рассматривать. Было в очередной раз заявлено, что нужно снижать уровень напряженности на линии соприкосновения войск. Да, конечно, напряженность опасна. Но принципиально вопрос снижения напряженности на линии – это ведь не главный вопрос. Это рассуждения около темы. Азербайджан, как нам известно, всегда выступает против переговоров ради переговоров, выступает против затягивания процесса урегулирования. А такие итоги встречи как раз и символизируют отсутствие каких-либо сдвигов в урегулировании.

На поверхностном уровне такие встречи держат ситуацию на плаву, дают некую разрядку общей ситуации неразрешенности конфликта, снижают воинственность риторики. А глубинно – не дают ничего.

Мы видим переливание из пустого в порожнее. Но сколько можно обсуждать то, что не ведет к принципиальному разрешению конфликта?

Многие, кто погружен в специфику нагорно-карабахского конфликта, ждут, что начнутся реальные подвижки, что армянские войска наконец покинут азербайджанские территории. Чтобы это произошло, по-видимому, посредникам стоит еще потрудиться. Пока результата я не вижу.

Мешает этому и то, что между сторонами нагорно-карабахского конфликта нет никакого доверия. Стороны никак не могут договориться – настолько серьезные противоречия.

По-видимому, для того, чтобы процесс пошел, должны более серьезно подключиться третьи силы. Возможно, России стоит постараться обеспечить безопасность разрешения этого конфликта, чтобы гарантии были даны и Азербайджану, и Армении, что в процессе урегулирования, когда оккупированные территории Азербайджана будут покидать армянские войска, никаких инцидентов не могло произойти.

Освобождение азербайджанских районов было бы реальным шагом к разрешению ситуации.

-Но вместо этого Серж Саргсян сразу переговоров там же в Женеве на встрече с диаспорой делает довольно странное заявление...

-Полагаю, что заявление было сделано специально сразу переговоров, чтобы попытаться сохранить лицо перед своими избирателями, показать, что якобы последнее слово за Арменией.

Аудитория для этого выбрана неслучайная – радикально настроенные в отношении нагорно-карабахского конфликта армянские круги, которые считают, что Ереван не должен идти ни на какие уступки Азербайджану. Чтобы их как-то утихомирить, президент Армении так и сказал.

-Тот факт, что переговоры прошли в Женеве, не говорит ли о том, что Москва теряет статус главного посредника в переговорном процессе?

-То, что переговоры прошли не в России, связано с тем, что стороны, видимо, хотели более нейтральной площадки. Но Россия не теряет позиции в качестве главного посредника в переговорном процессе. Южный Кавказ входит в зону геополитических интересов России и отстраниться от этого конфликта она никак не может, у нее просто нет такой возможности.

Дело в том, что нагорно-карабахский конфликт является конфликтом не только Азербайджана и Армении. В него вовлечены многие страны, и он влияет и на геополитический баланс. В этом конфликте в том числе нужно искать геополитический компромисс с Россией и с Западом. Карабахский конфликт попадает в зону действия геополитических игроков. Если отношения между этими силами как-то сбалансируются, то, возможно, появится и решение карабахского конфликта.

Ко всему прочему это конфликт долгоиграющий, мы видим, что арабо-израильский конфликт также на протяжении большого количества времени не может разрешиться. В этих конфликтах серьезные уже закоренелые противоречия. Противоречия настолько серьезные, что они требуют больших усилий, чем сейчас демонстрируют посредники.

-Есть версия, что за столом переговоров якобы обсуждались два плана по урегулированию конфликта – российский и американский. Российский предполагает возврат в первую очередь Азербайджану несколько районов, а потом уже решается судьба Карабаха. В американском варианте - сначала решается вопрос статуса Нагорного Карабаха, а потом возврат оккупированных районов…

-Российский вариант, согласно версии, выглядит более реалистичным. Это вариант, на который, как мне кажется, сейчас нужно делать ставку.

-Что ждать в ближайший год?

-Я не исключаю обострения ситуации в Карабахе, в том числе, боевые действия. Переговоры ни к чему конкретному не приводят, движения вперед нет. В этой атмосфере возможна эскалация конфликта. Но хотелось бы, чтобы стороны уже пришли к компромиссу и войска Армении были выведены.