В России оправдали кыргызский авторитаризм

Оставлен klachkov Пнд, 2017-04-10 13:42

"Деловая Евразия", 10.04.2014
Элиты рискуют поиграть в борьбу, передавить друг друга и допустить к власти халифа
Почему власть ведет себя так, как ведет? Чего стоит опасаться политическим лидерам в стране «Ала-Тоо»? Кто владеет контролем над экономикой горной евразийской державы? Где то узкое дефиле для геополитической дороги Кыргызстана после 19 ноября 2017 года?
Российский политический аналитик, Павел Клачков, в беседе с «Деловой Евразией», сделал ряд прогнозов относительно намеченных на ноябрь выборов президента. Ожидается, что в 2017 году в стране произойдет вторая мирная передача власти.
— В 2017 году в Кыргызстане пройдут выборы президента. Действующий глава государства уходит со своего поста и обещает не предпринимать каких-то шагов, чтобы удержаться на этой должности. При этом, он оговорился, что из политики не уйдет. Что это может значить?

— Со стороны может показаться, что Алмазбек Атамбаев жёсткими методами в последнее время укрепляет свою личную власть. Арест Текебаева – достаточно весомый силовой шаг в данном направлении. Атамбаев ужесточил действия, а свою риторику в отношении оппонентов понизил до бранного уровня. Парию «Ата-Мекен» он характеризует как «мародера» и нелестно высказывается о запахах, исходящих от нее. Здесь я цитировать не буду. Он выгоняет из страны журналиста агентства «Регнум». Радикальными способами президент прессует всю оппозицию. Что будет к дню выборов – 19 декабря, вообразить трудно. Декабрьский референдум определил новую конфигурацию власти для Кыргызстана. Теперь глава правительства будет заказывать музыку, а новый президент ответит за аранжировку, видимо.

Так что не стоит исключать вариант, когда, укрепив свою власть, Атамбаев десантируется в кресло премьера. Этот вариант ему хочется совместить с продвижением в президенты максимально лояльного себе человека. По факту Атамбаеву надо сохранить и даже умножить свою личную власть в республике, контроль над экономической, силовой и политической сферами. События с арестом еще одного оппозиционера – Садыра Жапарова, лишь подтверждают намерение добиться своего любыми средствами. Избежать очереднойэ революции, переворота – цель номер один при удержании власти в этот переходный период. Далее – провести выборы по выгодному сценарию. Вот они – фигуры на выборной шахматной доске: Темир Сариев, Эльмира Ибраимова, Омурбек Бабанов, Камчибек Ташиев, Бакыт Торобаев и, возможно, до сих пор скрывающийся в тени пул молодых и дерзких, с ресурсом и амбициями. Сам по себе мирный, нереволюционный исход еще не гарантия дальнейшего властвования Атамбаева. Как и репрессии, сами по себе. С тем же Текебаевым не все так гладко, как хотелось бы властям.

В середине марта президент Киргизии разразился гневными филиппиками в адрес российских журналистов. Им давались рекомендации не лезть в дела Атамбаева, заниматься вопросами демократии дома, в России. Налицо повышенная возбудимость и обострение: «Враги повсюду». И даже Роза Отунбаева совершает публичные демарши, протестует против нововведений, принесенных референдумом. Несмотря ни на что, Атамбаев не откажется от позиции доминанта по своей воле. Я уверен, что и борьба с коррупцией, представленная чисткой власти, есть также инструмент его господства.

— В КР не сформирована школа политической элиты, хотя номинально политэлита существует – в том или ином виде. Ваша оценка окружению президента?

— Надо быть реалистами. Зачем придумывать себе несуществующие в жизни стандарты, а потом ругать тех, кто под них не подходит? В Кыргызстане есть то, что есть. Большие проблемы со стратегией и объективным целеполаганием. Да, не видно рыцарей круглого стола короля Артура, чтоб несли судьбоносную ответственность за весь порядок вещей. Но есть перетекание механизмов отбора в высший политический класс из одной эпохи в другую. Из советского периода – в независимость. Многое остается от советской системы, но поколения сменяют друг друга с роковой неизбежностью. И возврата к старому уже не будет никогда.

Приватизация государственного имущества создала свои правила игры по входу в киргизскую элиту. Наследники советских властных мандатов оказались дополнены представителями организованной преступности. Можно говорить и о скатывании в архаику существующих форм властвования – выстраивание вертикалей по родоплеменному и земляческому принципам. В любом случае, лишь серьезный импульс к развитию способен остановить деградацию. Мы видим сейчас призыв во власть телохранителей, водителей, и просто хороших друзей первого. Что касается призыва во власть «зеленой» молодежи, то здесь я не могу сойти с позиций скептицизма. У молодого карьериста, как правило, всегда либо дефицит практических реальных навыков осуществления властных полномочий и, как следствие, скатывание в никому не нужную имитацию бурной деятельности, либо низкопоклонное прислужничество старшему лидеру, следование в том же обречённом формате, без надежды на успех собственных начинаний. Хотя, следует отметить и попытки движения вперед – это проект «Национального корпуса развития». На получение доходных мест влияет самым серьезным образом противостояние Юг – Север. Части единой страны, выходцы из этих частей ведут схватку друг с другом за кусок государственного пирога.

В окружении президента следует отметить ряд перспективных руководителей – секретарь совета обороны Темир Джумакадыров, глава аппарата Сапар Исаков, начальник госбезопасности Абдиль Сегизбаев. Как представители новой генерации, они хорошо образованы, имеют серьезный опыт и таланты.

Есть представители элиты, делающие ставку на поддержку со стороны трудовых мигрантов. Тот же Жапаров обещавший мобилизацию команд мигрантов из Новосибирска, Красноярска, Москвы, Екатеринбурга для участия в новых уличных волнениях. Не знаю, чего здесь больше – просто пропаганды или реального эффективного плана. Лично у меня есть сомнения в эффективности подобных начинаний.

Хочется предупредить, что если постсоветские элиты в Кыргызстане заиграются и передавят друг друга, то им на смену вполне может прийти новая поросль, воспитанная на идеях «халифатизма». А это будут совершенно другие правила игры и другое отношение ко всем проблемам, в первую очередь – смена геополитических координат с абсолютной зачисткой нынешних прожигателей жизни. Сейчас в процесс поддержки и продвижения в республиканскую элиту вовлечены зарубежные силы. Можно смело говорить о влиянии России, США, Китая, ЕС, Турции. С переходом Кыргызстана к парламентской системе будут и изменения в общем раскладе сил. Но новая система не заработает как надо, если не будут отлажены элитообразующие механизмы в соответствии с духом времени.

Международное партнерство или «многовекторность»?

— За последние годы Кыргызстан стал участником ряда соглашений и международных договоров. Согласно данным аналитиков, причем, как отечественных, так и международных, за этот период страна получила поступательные сдвиги, в основном, будучи участником внешних процессов, и, фактически, являет собой пример реактивной, но не проактивной стратегии. В итоге, новый президент КР получает в управление страну с большим механизмом внешних связей. Кто, по Вашему мнению, может подойти на роль управленца со схожим ориентиром?

— Кыргыстан действительно существенно продвинулся вперед по направлению развития международного сотрудничества. Прежде всего, и это самое главное – присоединение к Евразийскому экономическому союзу. Заработал Российско-Кыргызский фонд развития. Есть успехи в работе в целом ряде международных структур – ОДКБ, ШОС, СНГ. Открыты посольства Кыргызстана в Катаре, Кувейте, ОАЭ, Афганистане, Саудовской Аравии. Не обошлось и без казусов. В частности, визит бывшего вице-спикера Жогорку Кенеша на Тайвань вызвал некоторое напряжение с китайской стороной. Вопрос сотрудничества с Россией – один из самых главных. Хотя бы потому, что на долю переводов мигрантов приходится более трети ВВП. Исходя из этого и нужно рассматривать перспективных политиков с пониманием международных проблем. Пока я не стану называть фамилий. Хотя они мне известны.

— Ваше право, хотя прогноз – дело не самое благодарное. А если вопрос поставить иначе: Кыргызстан – малая страна, и имеет сильную зависимость от внешних связей, что собственно и происходит. Только внешней помощи КР имеет на 2-3 млрд. долл. в год – от программ по экономике до обслуживания госаппарата. Как могут внешние обязательства способствовать появлению кандидата на пост президента КР в 2017 году?

— Фиксируется тенденция к постоянному росту внешнего долга Кыргызстана. Сейчас это больше четырех млрд. долларов. Главный кредитор страны – Китай, точнее, Экспортно-импортный банк Китая. Понятно, что полуторамиллиардный в долларовом измерении долг Китаю делает внешнюю политику будущего лидера, мягко говоря, обусловленной. Важный вклад китайских денег в обустройство дорожной инфраструктуры, в строительство ЛЭП «Датка-Кемин» и подстанции 500 кВ «Датка», другие энергетические проекты, делает экономику и политику увязанной с позицией китайских акторов. Всемирный банк, Азиатский банк развития, Японский банк международного сотрудничества – все эти финансовые структуры обозначат свои интересы в текущем процессе.

Возможно, Кыргызстану понадобится какое-то переформатирование и поддержка в этих довольно сложных обстоятельствах. Рассчитывать по-серьезному можно будет, пожалуй, лишь на Казахстан и Россию. Должно произойти снижение уровня напряжения в отношениях с Узбекистаном. В нынешних условиях, когда трясет везде и помногу разрядка на этом направлении придаст киргизской стороне необходимую динамику и увеличит авторитет.

Важно понимать, что все страны бывшего СССР составляют объективную евразийскую общность, здесь нельзя вырываться из общего процесса и разбалтывать складывающееся вновь единство. Кыргызстану нужна стабильность. Пусть даже если она будет достигнута через авторитаризм. Продолжение движения в сторону укрепления евразийских тенденций – залог долгосрочного успеха.

Евразийский центростремительный вектор

— В Кыргызстане сформировано достаточно сильное гражданское общество, существует сильное оппозиционное движение, не объединенное, правда, одной идеей или лидером. Вместе с тем, представителей этого движения роднит один вектор – критика развития отношений с евразийскими партнерами. Как могут сложиться отношения Кыргызстана во внешней политике, в случае прихода к власти оппозиционного кандидата?

— Думаю, сохранение евразийских стремлений – единственный способ сохраниться сегодня по мере роста напряжённости в мире. Все остальное – от лукавого и носит характер обманки. Да, оппозиция может попробовать вывести людей на улицы, начать эскалацию насилия. Но работа Государственного комитета национальной безопасности должна быть в этом случае усилена, повышена эффективность профилактических мероприятий. Кстати, во многом это происходит уже сейчас. Стоит внимательно следить за работой директора Антикоррупционной службы Государственного комитета национальной безопасности страны Дуйшенбека Чоткараева. Часто он приоткрывает важные завесы. Тонкая, адресная работа способна остановить возможный вал хаоса. Это в интересах как самого киргизского народа, так и его соседей.