Чего ждать после бостонского теракта? Политико-правовой анализ ситуации

Оставлен klachkov Чт, 2013-04-25 10:50

Право.Ru, 25.04.2013

"Родина" - Красноярск, 30.04.2013

Бостон теракт

Мнение руководителя проекта "Контртеррор" Павла Клачкова о том, как повлияют на политико-правовую реальность трагические события во время марафона в Бостоне и какие уроки нужно извлечь из ситуации нам в России.

События в Бостоне

- Павел Владимирович, вы много лет работаете над проблемой противодействия терроризму. Являетесь автором научных статей в специальных изданиях Национального антитеррористического комитета России, публикуетесь в различных российских и зарубежных изданиях, руководите интернет-проектом "Контртеррор". Поэтому прошу Вас прокомментировать недавние события в Соединенных Штатах Америки.

За очень короткий период времени там произошла целая серия страшных событий. Теракт в Бостоне, взрыв на химзаводе в Техасе (причины пока не установлены), поимка почтового террориста, пославшего в Белый Дом письма с ядом. Масштабная спецоперация по поимке террористов, заложивших бомбы на финише бостонского марафона. А буквально сегодня в порту американского города Мобил (штат Алабама) взорвались баржи с топливом.

Создается впечатление, что против США началась некая целенаправленная операция, призванная раскачать политическую ситуацию. Может быть, за всем этим стоят определенные заинтересованные силы?

- Начнем с того, что недавние события в Бостоне имеют знаковый характер. Это ключевые события новейшей истории, имеющие символическое значение. Их символ будет укореняться в общественных умонастроениях и определенным образом их трансформировать. Можно провести аналогию с более масштабным терактом, который произошел в США в сентябре 2001 года. Тогда мы с вами также беседовали о нем "по горячим следам"…

- Помню, вы тогда охарактеризовали те события как "пиар на крови".

- Да. И сейчас вновь происходит нечто подобное. Тот теракт оставил много загадок и вызвал масштабные геополитические последствия. Можно и сейчас ожидать некого вала событий. Или, по крайней мере, идеологически заданных интерпретаций бостонской трагедии. Это станет пропагандистской подготовкой к каким-то геополитическим переменам.

Контекст

- Вы не раз говорили, что при анализе политических событий важно понимать контекст. Какие политические события и решения (в том числе, может быть, правотворческие) предшествовали серии терактов?

- В марте этого года Президент США Барак Обама попросил Конгресс поддержать план реформы миграционного законодательства. Предлагалось "вывести из тени" 11 миллионов находящихся на территории США нелегальных мигрантов. Дать им возможность трудиться и даже претендовать через тринадцать лет на американское гражданство. Обама заявил, что американцы всегда являлись нацией мигрантов, и как раз иммигранты сделали это государство сильным и процветающим. Вместе с тем, параллельно предлагалось усилить таможенный и миграционный контроль и увеличить штрафы за трудоустройство нелегалов.

- И как на это отреагировали другие политические силы?

- Реакция была неоднозначной. Республиканцы обвинили Обаму в том, что он расширяет свою электоральную базу за счет приезжих. Ведь социология показывает, что среди недавних иммигрантов наибольшей поддержкой пользуются именно демократы. Сенатор от Республиканской партии Джефф Сешенс уже обратился в комитет по законодательству за разъяснениями, какую правоприменительную практику породит предложенный план реформы.

Конечно, я не утверждаю, что эти события связаны с терактами напрямую. Речь идет о контексте, который может использоваться различными силами в самых разных целях. Однако не вызывает сомнений, что в американском общественном сознании одно накладывается на другое. Вообще здесь происходит пересечение целого ряда смысловых полей.

Терроризм возвращается

- Во всяком случае, тема терроризма становится все более актуальное.

- И это при том, что еще совсем недавно публика больше рассуждала о войне и мире. Гадала, будет ли ядерная война КНДР с Соединенными Штатами Америки? (Хотя специалистам было понятно, что речь шла о противоречиях во взаимоотношениях США и Китая.) Гремели песни "цветных революций", разворачивались войны в Ливии и в Сирии (а до этого – в Ираке и в Афганистане).

И журналистам казалось, что терроризм — это уже отыгранная тема, неинтересная. Над ней даже начали смеяться. Мол, есть более серьезные глобальные события, а тут "просто" кровавые выходки маргиналов…

Однако очевидно, что "локальными" террористическими актами можно непосредственно влиять на глобальный расклад сил. Вспомним, ведь и Первая Мировая война началась с "регионального" террористического акта. Тем более это возможно в наше время, когда СМИ и Интернет усиливают эффект смыслового воздействия до планетарных масштабов.

Посмотрите: погибло три человека. Конечно, это большая человеческая трагедия. Россия переживает подобные часто, у нас в Дагестане такие теракты происходят, к сожалению, регулярно. Однако западная публика не обращает на них внимания, иностранные посольства не спешат со своими соболезнованиями. А вот события в Бостоне вызвали целую лавину информационных последствий. Некоторые из них могли бы показаться курьезными, если бы не было трагического контекста. Так посол Чехии в США счел необходимым выступить с разъяснением, что чеченцы – не чехи! (Оказывается, американцы на форумах и в социальных сетях путают Чечню и Чехию — предлагали немедленно "разбомбить" тихое восточно-европейское государство.) И вот чешский посол всполошился и заявил, что они тут ни при чем. Хотя, кто его знает, — может, и до Чехии дотянутся руки "режиссеров" такого рода событий.

"След" профессионалов

- Вы считаете, что трагические события в Бостоне кем-то срежиссированы?

- Безусловно, тут просматривается рука профессионалов, проработавших сценарий до мелочей. Мы видим тщательно продуманное совмещение ряда смысловых пластов. Проходит бостонский марафон, к которому приковано внимание СМИ. Множество зрителей присутствуют на мероприятии. Мирные люди занимаются спортом, марафонцы ритмично бегут по улицам города. И вдруг – взрыв! Бомба наносит тяжелые увечья, осколки убивают зрителей… Такая жесткая драматургия сразу "бьет по мозгам". Согласитесь, режиссура тут просматривается.

У специалистов по организации подобных террористических актов есть богатый инструментарий, позволяющий использовать людей "втемную". Настраивать, направлять, манипулировать. Самая эффективная операция – это когда действующие лица нисколько не осознают, что играют роль в чужом спектакле. С них потом и спросить будет нечего.

А после теракта подключаются "шоумены" другого плана. Массовая военная операция с комендантским часом, вертолетами и бронетехникой – яркое зрелище. Просто показательное выступление американских силовиков. Отчасти это тренировка на будущее. Отладка умения контролировать большие города и пространства. Выглядит как показательный ответ той силе, которая пытается дестабилизировать США изнутри.

Возможно, вскоре произойдут какие-то другие знаковые события. Это даст прямое подтверждение наличию у данной ситуации геополитической подоплеки.

Секьюритизация

- Какие еще последствия Вы можете спрогнозировать?

- Конкретизировать цепочку дальнейших событий сложно. Вы уже поняли, что случившееся будут, кроме организатора-режиссера, использовать как информационный повод самые разные силы. Заинтересованные в различных социально-политических сценариях. Но уверенно можно прогнозировать усиление в Америке режима безопасности.

Как мы знаем, всего через месяц после знаменитого теракта 2001 года в США был принят федеральный закон, известный под названием "Патриотический акт" (полное название Uniting and Strengthening America by Providing Appropriate Tools Required to Intercept and Obstruct Terrorism Act of 2001). Он дал правительству и полиции дополнительные полномочия по надзору за гражданами. В частности, были расширены права ФБР по подслушиванию и электронной слежке. Многими это было расценено как нарушение четвертой поправки к конституции. Можно предположить, что и нынешние события приведут к усилению контроль над повседневной жизнью простых граждан. Стоя перед выбором между свободой и безопасностью, даже свободолюбивые американцы могут сделать выбор в пользу защищенности. Разумеется, здесь есть риск попадания в тоталитарную ловушку. Здесь нет простых решений, ситуация требует всестороннего осмысления. В том числе (и, наверное, в первую очередь) научного и философского. Есть над чем задуматься и теоретикам права и государства, и криминологам, и специалистам в области других юридических наук. Знаю, что в Юридическом институте СФУ правовую теорию мер безопасности разрабатывает научная школа профессора Н.В. Щедрина.

Существует такое понятие – секьюритизация. Этим термином обозначается расширение проблематики безопасности. Данной теме уже посвящено немало серьезных политико-правовых исследований. Например, директор аналитического центра Института международных исследований МГИМО Андрей Казанцев исследует взаимосвязь секьюритизация и биополитики. Здесь рассматриваются демографические, миграционные, биоэтические и многие другие вопросы. Возникает целый ряд серьезных проблем. Кстати, сейчас мы с коллегой готовим к печати монографию, где также будет затрагиваться эта тематика.

Также можно прогнозировать усиление силовых подразделений и особенно их аналитических центров. Очевидно, произойдет актуализация всей темы борьбы с террором – не только силовой, но также информационной и идеологической. Не случайно вопросы PR-сопровождения войсковых и контртеррористических операций решаются в развитых странах одновременно с разработкой этих мероприятий.

Антироссийская истерия

- Не скажутся ли события в Бостоне на американо-российских отношениях?

- К сожалению, вокруг событий в Бостоне может быть раскручена целая кампания антироссийской истерии. Посмотрите: в Интернете уже нашлись некие представители российской оппозиции, которые… просят прощения у США. Мол, во всем виновата Россия – она, дескать, взрастила террористов. Я видел эти странные записи в "Твиттере". Они появились буквально через несколько минут после того, как СМИ сообщили, кто именно обвиняется в теракте. Братья Царнаевы десять лет живут в США, а кто-то все равно во всем обвиняет нашу страну. Логика отсутствует, но это никого не смущает.

Некоторые американские СМИ также начали обыгрывать тему связи Царнаевых с Россией. В США, к сожалению, всех выходцев из России и вообще из постсоветского пространства воспринимают как "русских". Если раньше террористы обобщенно считались "арабами", то теперь будет формироваться похожий имидж русских. Арабам, как известно, устроили "арабскую весну". Возникает вопрос, что готовят нам?

- То есть можно ожидать оживления на Западе русофобских рефлексов?

- Они и не умирали. Судя по недавней кампании вокруг "списка Магнитского", русофобия в США "живее всех живых". А теперь могут запугать простых американцев, чтобы они своими настроениями еще больше влияли на конгрессменов. Те, в свою очередь, будут голосовать за антироссийские законы и выделение средств силовым ведомствам и ВПК.

- Но высшее руководство США не может не понимать, что эти террористы не являются представителями России.

- Тут действуют другие соображения, чисто геополитические. Появился повод усилить могущество США. На сегодняшний день американской мощи могут противостоять лишь немногие страны, и Россия в их числе. Поэтому для Штатов желательно ослабление России. Для этого могут использоваться любые средства.

Возможен ли диалог?

- Но ведь реальная (а не декларативная) борьба против мирового терроризма предполагает трансграничное сотрудничество. Спецслужбы России и США могли бы обмениваться информацией. Кстати, было сообщение, что ФСБ предупреждало американцев по поводу Царнаевых, но американская сторона пренебрегла этим сигналом.

- Агенты ФБР не сочли нужным грамотно профессионально поработать с материалом российских спецслужб. Будем надеяться, что взаимное сотрудничество в этой сфере все же наладится. Нам тоже была бы полезна информация, собранная спецслужбами США. Ведь не секрет, что многие террористы, которые уничтожают мирных граждан России, подпитываются из-за рубежа, имеют там финансовую и политическую поддержку. Так что предмет для сотрудничества и общие интересы есть. Но диалог возможен лишь в том случае, если американские коллеги заинтересованы в совместной борьбе против терроризма не на словах, а на деле.

Идеологическое программирование

- Коснемся идейно-психологических аспектов терроризма. Президент США Б. Обама выразил недоумение: дескать, что могло подвигнуть молодых ребят на такое злодейство? Ведь они адаптировались и вошли в среду, и вдруг как будто какая-то социально-генетическая программа сработала. Сегодня часто говорят об этнических и религиозных аспектах терроризма…

- Я в своих работах не раз обращался к этому вопросу о корнях экстремизма — социальных, этнических и религиозных. И к вопросу о том, как эти составляющие используются организаторами террористической деятельности. Предложил многофакторную методику анализа публичных заявлений бандглаварей. Статья на эту тему была опубликована в "Вестнике Национального антитеррористического комитета". Случай в Бостоне заострил внимание на данной проблеме. В зависимости от того, какая версия станет господствующей, в массовом сознании утвердится то или иное обоснование произошедшего. Психологическое, идейное, религиозное, этническое или какое-то иное.

Но я думаю, сейчас уже никто не возьмется отрицать тот факт, что идеологическое программирование террористов существует. Оно активно применяется, методики постоянно совершенствуются. Поэтому спецслужбы должны активно работать в тех социальных слоях, откуда террористические группы вербуют своих адептов. Давно известно, что верх мастерства для спецслужб – это профилактика грядущих возможных терактов. Именно поэтому для них важно проникнуть в среду, питающую терроризм. Наладить взаимодействие с людьми, которые пользуются там авторитетом. Как раз эта огромная черновая работа и показывает, насколько спецслужбы профессиональны.

Метафизика и психология

- Понятно. Но как быть с иррациональной подоплекой событий? Слово “terror”, как известно, означает ужас. Когда простые американские парни приходят в школу и начинают убивать одноклассников – что это? Какая сила заставляет молодых людей уничтожать себе подобных? Терроризм — загадочное явление. У Федора Михайловича Достоевского есть роман "Бесы", где показана группа таких одержимых, способных убивать, взрывать и поджигать во имя абсурдных целей. А в романе "Преступление и наказание" студенту Раскольникову в бреду грезится, что весь мир заражен микроскопическими трихинами, которые вселяются в души и заставляют людей убивать друг друга и разрушать все вокруг…

- Думаю, нам, людям мирским, небезопасно погружаться в такие глубины. Все-таки для этого есть специально подготовленные люди – богословы. Однако могу с вами согласиться: интерпретация через влияния на уровне духовных сущностей заслуживает внимания. Она многое объясняет.

- Будем надеяться, что спецслужбы тоже учитывают эти факторы. Но важен и сугубо научный, рациональный подход. Социальные психологи доказали: если пять процентов какой-то массы людей совершают некое синхронное действие, остальные начинают им подражать. Проводились эксперименты: на ограниченную площадь выпускали множество людей, предлагая им свободно прохаживаться. При этом у пяти процентов было задание: по неявному сигналу они начинали двигаться в одну сторону. И оказалось, что все оставшиеся немедленно шли вслед за ними. Механизм на уровне рефлексов. Так что если пять процентов населения страны спровоцировать на совершение разрушительных действий, это может привести к деструкции общества в целом. Тут вспоминаются странные игры т.н. "оппозиционеров" вроде безобидных флэшмобов.

- Надо учитывать, что технологические сценарии могут увязывать воедино различные формы деструктивного поведения. Скажем, один человек бьет витрины, другой набрасывается на прохожих, третий ругается нецензурно на Интернет-форумах. Если пойдет цепная реакция деструктивности, социальные последствия могут иметь, к сожалению, кумулятивный эффект.

Самоорганизация здоровых сил общества

- Против социальной деструкции может помочь только общее сознательное усилие, самоорганизация здоровых сил общества. И не случайно Владимир Путин говорит о духовности и патриотическом воспитании. Это может поставить заслон "психическим трихинам". Правильно воспитанный человек тянется к здоровым патриотическим ценностям, которые необходимо защищать. У здоровых в социальном отношении людей проявляется стремление к позитивному образу жизни. Им и в голову не придет изливать в Интернет-пространство яд негативных эмоций по поводу всего вокруг.

- Социально-деструктивные умонастроения вредят и конкретной личности. Возможна индивидуальная деструкция. Один человек совершает бытовое убийство, другой спиливает крест, третьи устраивают публичную оргию. А более влиятельные разрушители кривляются на телеэкранах, врут напропалую и льют грязь на страну и народ. Получается, что демонам террора прислуживают слуги лжи.

- Надо признать, что в тех же Соединенных Штатах люди умеют организовываться и совместно противостоять опасности. Например, население Бостона вело себя очень сознательно. Оказало властям и спецслужбам неоценимую помощь в борьбе против террористов. Там никто не занимался подливанием масла в огонь, не издевался над бостонской трагедией на форумах.

- На мой взгляд, сибиряки тоже умеют организовываться. Один из примеров – успешно работающий в Красноярске экспертный клуб "Комитет развития". Ученые, политики и общественные деятели нашли общий язык и сформировали конструктивную платформу в диалоге. Стоя на ней, можно противостоять и внешним деструктивным силам, и доморощенным разрушителям.

- Да, сейчас как никогда важно спокойно и уверенно противостоять угрозам. Работать на объединение здоровых сил. Работы много. Но все вместе мы справимся.

Беседовал Павел Полуян, специально для “Право.Ru/Красноярск”