Апрель.kg: уроки, которые мы извлекаем

Оставлен klachkov Пнд, 2014-04-07 14:21

Информационное агентство «24.kg», 07.04.2014

Центральноазиатский регион всегда считался «политически сейсмоопасным». Естественно, что Кыргызстан, находясь в эпицентре, не может быть вне общих угроз и вызовов. Сегодня многие проецируют на нашу страну последние события в Украине и опасаются повторения евромайдана.

Тревожность ситуации отсылает нас к событиям 4-летней давности. Апрельская трагедия и сегодня очень больно отзывается в сердцах кыргызстанцев. Многие ищут ответы на горькие вопросы. Пока очевидно одно: каждый год в эту трагическую дату мы будем вспоминать события 7 апреля, погибших и пострадавших. А многочисленные эксперты, политологи, аналитики, наверное, еще очень долго будут изучать эту главу истории страны.

Сегодня же ИА «24.kg» обратилось к российским экспертам с просьбой высказать свое мнение, как им видятся события четырехлетней давности и постапрельские уроки.

Алексей Власов, исполнительный директор политологического центра «Север - Юг», профессор МГУ:

- В настоящий момент возможность повторения апрельских событий невелика. Несмотря на наличие серьезных экономических проблем и внутриполитических противоречий, глава государства Алмазбек Атамбаев сохраняет поле для маневра. А оппозиция не настолько консолидирована, как это было в канун двух предыдущих революций. Да и потом, последствия двух революционных кризисов способствовали формированию «антикризисного иммунитета».

Люди не уверены в том, что новая революция опять не превратится в хаос и погромы. Так что кризисные явления налицо, но революционный сценарий пока не просматривается. И, как говорится, слава богу. В Киргизии сейчас, на мой взгляд, скорее можно говорить о кризисе многовекторной политики в условиях нарастающего конфликта между Россией и Западом.

Но Кыргызстан сейчас не находится в эпицентре кризиса, пока Запад не сочтет возможным организовать новый майдан на киргизской площадке. Эксперты расходятся во мнении, где может быть нанесен удар по евразийскому проекту - в Армении или Кыргызстане. Но пока что складывается впечатление, что ситуация на Южном Кавказе у Вашингтона и Брюсселя вызывает больший интерес. Хотя, конечно, официальному Бишкеку не стоит расслабляться. Но если говорить о каких-то реальных альтернативах нынешней власти, то нет никаких сигналов относительно наличия такой альтернативной программы. По-прежнему все сводится к тому, чтобы убрать нынешний режим и встать на его место, не меняя систему.

Теперь о возможности организации майдана. Само понятие «майдан» уже устойчиво в рассуждениях экспертов. В каждой стране американцы будут играть на национальной специфике. В Кыргызстане это может быть конфликт между Севером и Югом. Или между киргизами и узбекской диаспорой. Может быть, использование нерешенных социальных проблем. Поэтому, наверное, надо говорить об источниках кризиса, на которые могут опираться деструктивные силы вне Кыргызстана. А это прежде всего нерешенность огромного комплекса социальных вопросов. Об этом, как мне кажется, и надо говорить.

Что касается предстоящего свертывания американской базы, то эта тема отыграна даже с точки зрения самих американцев. Вопрос о «Манасе» уже не так актуален, как это было несколько месяцев назад. Если американцы попытаются взорвать ситуацию в регионе и в Кыргызстане, то тема базы - не вопрос №1. Еще раз подчеркну: проблема - в кризисе политики многовекторности, на которой центральноазиатские страны зарабатывали большие бонусы и преференции. Кризис многовекторности провоцирует нервическую реакцию, которая зачастую не мотивирована.

Аркадий Дубнов, российский эксперт по странам Центральной Азии:

- Реальной угрозы повторения событий четырехлетней давности я не вижу. Во-первых, если и был какой-то ресурс недовольства нынешней властью, то он весь реализовался в смене правительства, а главное - премьер-министра, которого удобно теперь сделать «козлом отпущения». Не вижу и признаков усиления внешнего влияния, сравнимого с 2005 и 2010 годами. Если в 2005-м можно было говорить о заметном влиянии Запада (в первую очередь США), а в 2010 - России, то сегодня Киргизия перестает быть полем соперничества за влияние между этими «актерами». Особенно это станет очевидным с постепенным уменьшением интереса США к Афганистану после начала вывода из этой страны большей части американских военных контингентов и закрытием базы «Манас». Что касается существующей оппозиции, то не могу назвать ее дееспособной.

Есть спорадические попытки отдельных деятелей и политических активистов, потерявших места во властной обойме, снова объединиться, чтобы вернуть утраченные позиции. Никакой внятной политической альтернативы курсу действующей власти оппозиция не выдвигает. А популистские требования национализировать отдельные доходные экономические структуры либо перераспределить поступающие от них доходы в пользу иных группировок либо кланов такой альтернативой быть не могут.

Вы спрашиваете меня о возможности реализации проекта «Евромайдан» в Киргизии? Для этого оснований я не нахожу. Должна возникнуть мощная национальная объединяющая идея, как это было на Украине. За что или против кого люди выйдут на площадь? Ни «Кумтор» - народу», ни, тем более «Атамбаев кетсин» их не мобилизуют. Семья четвертого президента Киргизии не является раздражающим фактором для народа. Также не станет таким фактором и сопротивление вступлению страны в Таможенный союз.

А вывод базы «Манас» может оказаться стабилизирующим фактором, если это не станет намеренно подаваться как признак безусловного усиления российского влияния. Любое крайнее проявление зависимости Киргизии от внешнего фактора традиционно болезненно сказывается на чувствительной атмосфере киргизского общества.

Аждар Куртов, эксперт Российского института стратегических исследований:

- Ситуация в Киргизии не имеет ни одного схожего обстоятельства с ситуацией в Украине. Сходство лишь поверхностное: нелюбовь населения к власти. Но не оно двигает сегодня народом этой страны в его противостоянии. Если мы говорим о политических процессах, которые сейчас происходят в Киеве и на юго-востоке Украины, то там протест зрел много лет. Я помню советское время: шахтеры в Донецке (у меня там родня) получали по 500 рублей и больше. Это были очень приличные доходы по советским меркам.

А после обретения независимости и шахтеры, и металлурги, а тем более бюджетники востока Украины в одночасье оказались нищими. В этом регионе массово распространены настроения, что запад Украины паразитирует на них. Плюс к этому пророссийские настроения. Это конечно, не Крым, но эти области в прошлом были российскими в большей степени, чем украинскими. Поэтому все эти обстоятельства образовали взрывоопасную смесь, которая только ждала искры, чтобы рвануть. Поэтому мне кажется, что говорить о повторении сценария «евромайдана» в Кыргызстане безосновательно.

Павел Клачков, российский политолог:

- События 7 апреля 2010 года запомнились своей бессмысленной жестокостью. В стране складывались все предпосылки для начала гражданской войны. Север и юг Кыргызстана сходились в смертельном клинче. Сейчас в Кыргызстане нарастает ожидание повторения тех волнений на новом витке напряженности. И здесь возникает два закономерных вопроса. Первый: какими идеями оппозиция хочет ныне вдохновить народ? Под какой идеологией будет использовано в политических целях недовольство населения?

Понятно, что всегда актуальна борьба с коррупцией. Но интересна позитивная повестка дня. Второй вопрос - наличие харизматичных лидеров протеста. Также нельзя списывать со счетов обострение международной обстановки в целом. Решат ли глобальные игроки разыграть киргизскую карту путем организации внутренних беспорядков?

Контроль над Кыргызстаном - это контроль над Средней Азией. То есть, другими словами, внутренняя стабильность Кыргызстана напрямую зависит от того, в какой форме здесь в ближайшее время столкнутся интересы России и США. От этого зависит и вероятность повторения событий 7 апреля.

Я желаю киргизскому народу, конечно, только мира и процветания. Надеюсь, что люди извлекли уроки из былого противостояния и не захотят вновь кровавых столкновений, закамуфлированных под очередную цветную революцию.

Если мы будем говорить о сегодняшних днях, то нынешняя ситуация в регионе напрямую обусловлена таким важнейшим фактором, как вывод сил НАТО из Афганистана. В связи с наступлением исламизации общества растет влияние радикальных религиозных структур (таких, как Хизб ут Тахрир, ИДУ, «Таблиги джаамат») и тех, кто осуществляет пусть даже косвенный контроль над ними. Теоретически под влиянием Вашингтона вполне возможно создание крупных очагов нестабильности в Центральной Азии. Вступление Кыргызстана в Таможенный союз может подстраховать Кыргызстан от негативных аспектов американской внешней политики. Россия - это серьезный гарант безопасности в регионе.

Что касается дееспособности оппозиции, то для меня это не ее умение вести уличные бои, а способность сформировать позитивную социально-экономическую повестку дня, цивилизованное отношение к парламентской работе. Киргизской оппозиции следует доказать, что ее заявления не самопиар, а позиция в политических вопросах не продиктована превращением в марионеток под воздействием Запада или радикальных исламистов. Системную оппозицию в Кыргызстане еще только предстоит вырастить. Относительно новое Национальное оппозиционное движение содержит в себе определенный потенциал, но положительно повлиять на положение дел в стране пока неспособно.

Есть желание некоторых лидеров раздробленной оппозиции удовлетворить свои политические амбиции посредством организации киргизского варианта «евромайдана». Им кажется, что это все еще свежий тренд, что это модно, актуально и «заграница им поможет». Ряд оппозиционеров ездили на Украину перенимать передовой опыт по эскалации насилия и дезинтеграции страны. Сладкие грезы о новой революции действительно владеют умами некоторых ретивых политиканов. У ответственных и адекватных участников политического процесса есть, конечно, некоторая тревожность по поводу хрупкости мира и стабильности в стране.

Теперь о выводе американской базы «Манас» как возможном дестабилизирующем факторе. Военная операция «Несокрушимая свобода» подходит к концу. Пора перевести «Манас» на мирные рельсы и создать там международный логистический центр. Россия поможет превращению военной базы в гражданский объект. Ответственные киргизские политики, желающие добра своей стране и народу, не могут не приветствовать этот процесс.

Да, проамериканские движения провели в Киргизии ряд акций сомнительного содержания. Но большинство ответственных политиков хорошо понимают, что такое историческая справедливость и евразийская солидарность.