Сибирский вектор XXI века

Оставлен klachkov Чт, 2014-03-13 10:15

Ежемесячное обозрение "RENOME", февраль 2014 г.

Красноярский край обязан воспользоваться историческим шансом

В ежегодном послании Федеральному Собранию на 2014 год Владимир Путин назвал подъем Сибири и Дальнего Востока национальным приоритетом на весь XXI век. Для нас, живущих на берегах Енисея, возможно, это самые важные из всех слов, произнесенных руководителем российского государства за последние десятилетия. А чтобы данное заявление не осталось очередным благим пожеланием и превратилось в дело, призванное преобразить восточную территорию страны, придется постараться не только московским чиновникам, но прежде всего нам — жителям территории, связавшим с Сибирью свою судьбу.

— Задачи, которые предстоит решить, беспрецедентны по масштабу, — подчеркнул Владимир Путин. — Мы приняли решение по льготной ставке налога на прибыль и ряду других налогов для новых инвестпроектов на Дальнем Востоке. Считаю целесообразным распространить этот режим на всю Восточную Сибирь, включая Красноярский край и Республику Хакасия. Кроме того, на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири предлагаю создать сеть специальных территорий опережающего экономического развития с особыми условиями для организации несырьевых производств, ориентированных в том числе и на экспорт.

Почему эти слова прозвучали именно сейчас? О том, что восточные территории требуют особого внимания государства, начальники говорят постоянно, и от частоты употребления эта мысль только обесценивается. Но к словам, прозвучавшим в президентском послании, стоит прислушаться. Российское государство провозглашает очередной разворот на Восток не от хорошей жизни и не потому, что в Кремле сидят гениальные стратеги.

Прежде всего к этому подталкивает экономическая ситуация. В условиях хронического кризиса роль природных богатств Сибири и Дальнего Востока только возрастает. С этим напрямую связаны геополитическая логика и вопросы национальной безопасности. Отнимите от Московии Зауралье, и Россия превратится в заурядную восточно-европейскую страну, с которой никто считаться не будет. Если раньше понимание сего положения дел в головах наших правителей было скорее теоретическим, то сейчас оно стало вопросом их политического выживания.

Не упустить время

Во властных и экспертных кругах разворачиваются небывалые по накалу интеллектуальные дискуссии. Некоторые из них мы наблюдали и на последнем Красноярском экономическом форуме. Это не просто досужие разговоры, а попытки нащупать модели и механизмы, которые позволят придать развитию восточной части страны мощное ускорение. Речь идет не об очередном бездумном закачивании бюджетных миллиардов в мегапроекты, а о комплексном развитии сибирских и дальневосточных регионов, об установлении справедливых межбюджетных отношений, о новой миграционной политике. В этой ситуации Красноярский край получает уникальный шанс преодолеть затянувшийся экономический застой и получить новые источники роста. Для этого правящей номенклатуре и интеллектуальной элите Красноярья стоит напрячься, чтобы предложить руководству страны свои предложения по развитию Сибири, тем более начинать предстоит не с чистого листа.

В Красноярском крае создано несколько серьезных площадок, например, «Комитет развития» и Экспертный клуб при СФУ, на которых давно обсуждаются возможные векторы развития восточных территорий. И, по мнению ведущих интеллектуалов региона, край вполне может претендовать на роль главного драйвера в развитии Сибири. Эту тему прокомментировал руководитель Комитета развития Павел Клачков.

— Возможности экспортно-сырьевой экономики на сегодняшний день уже недостаточны для устойчивого развития. Разумеется, это не значит, что следует отказаться от добычи природных ресурсов. Однако приоритетом нового освоения Сибири должны стать глубокая переработка сырья и развитие высоких технологий. Конкурентные преимущества, основанные на богатой сырьевой базе региона, должны использоваться для развития современной интеллектуальной экономики.

Важнейшие инвестиционные проекты традиционной ресурсодобывающей направленности, реализуемые сейчас на территории Красноярского края, — это комплексное развитие Нижнего Приангарья и освоение природных ресурсов Саянского района. Важной точкой инновационного роста является железногорский инновационный кластер. Развитие инвестпроектов требует соблюдения ряда условий. Первое из них — привлечение высококвалифицированных специалистов из других регионов и подготовка собственных кадров. Второе — развитие транспортной, социальной, культурной и бытовой инфраструктур. Как представители наукоемких профессий, так и инвестиции бизнеса приходят, как правило, не на пустое место. И третье, отнюдь не последнее по значимости, — снятие неоправданных бюрократических барьеров.

Северный альянс

Крайне интересная дискуссия на тему возможного вектора развития восточных территорий развернулась зимой на полосах авторитетной деловой газеты «Ведомости». Сначала на эту тему высказались известные эксперты Сергей Караганов и Игорь Макаров. В статье «Поворот России к Тихому океану» они констатировали, что все попытки чиновников через бюрократические структуры развивать Дальний Восток оказались неудачными. Не верят авторы и в чиновничьи «мантры» по поводу инноваций и создания высокотехнологичных производств в Сибири.

— Развивать территорию Дальнего Востока необходимо, при этом понимая, что рядом находятся Япония, Корея, Китай, Юго-Восточная Азия — главные мировые центры по производству высокотехнологичной продукции с наличием более дешевой и хорошо организованной рабочей силы. Нужна новая философия развития востока страны. Денег на дорогие мегапроекты больше не будет. Нужно рачительно использовать предоставляемые историей и природой возможности и конкурентные преимущества. Развитие человеческого капитала и снятие барьеров для роста, в первую очередь институциональных и инфраструктурных, должны прийти на смену квазиколониальному сочетанию субсидирования и ресурсного освоения. Философия интеграции региона в Тихоокеанский регион должна заместить философию его использования в качестве тыла перед гипотетическим внешним врагом, — говорится в газете «Ведомости».

Исходя из этого, эксперты предлагают ловить в наши паруса ветер, дующий со стороны дальневосточных экономических «тигров», стараясь использовать его энергию на благо территории и России в целом.

Иной точки зрения придерживаются наш земляк Валерий Зубов, депутат Госдумы, и его постоянный соавтор Владислав Иноземцев, директор Центра исследований постиндустриального общества. В начале февраля в тех же «Ведомостях» они опубликовали довольно жесткий текст «Позвольте стране развиваться». В нем они утверждают, что не стоит слишком полагаться на помощь со стороны Китая и других дальневосточных гигантов, поскольку в среднесрочной перспективе у них могут возникнуть глобальные экономические проблемы. По мнению Зубова и Иноземцева, имеет смысл ориентироваться на западные страны, создавая вместе с ними своеобразный «Северный альянс». Трудно не согласиться с авторами, когда они говорят о фактически колониальной политике федерального центра по отношению к зауральским территориям.

— Москве пора признать, что она столетиями паразитировала на богатствах Сибири, и в начале XXI века это паразитирование проявляется наиболее явно за всю ее историю. Сибирь должна развиваться, но ее не обязательно развивать. Сейчас Сибирь и Дальний Восток генерируют около 390 из 527 млрд долларов российского экспорта. Никакие корпорации, министерства и полпредства не вернут в регион средства, которые идут в итоге на Сочи, Чечню и силовые структуры. Если мы хотим увидеть восточную часть России более развитой, ее надо перестать грабить. И для этого не нужно философий и философов, достаточно здравого смысла. Сибири нужна свобода. Прежде всего — свобода предпринимательства, потому что только бизнес может развивать территории, а не те, кто делит собираемые с предпринимателей налоги, — отмечает Зубов.

Ресурсная столица

Справедливости ради заметим, что Сибирь кормит европейскую Россию уже четвертое столетие. По данным историков, в 1660 году половину российского бюджета составляли поступления от продажи пушнины. В нашем столетии на смену ей пришли нефть и цветные металлы, а в остальном мало что изменилось. Разве что людские потоки развернулись и текут последние два десятилетия не с Запада на Восток, а в обратную сторону. И это, пожалуй, один из главных рисков нынешнего положения, поскольку нехватка трудовых ресурсов может пустить под откос все планы по подъему Сибири и Дальнего Востока.

Федеральные чиновники и ученые пишут многотомные стратегии, которые оказываются мертворожденными, потому что, по большому счету, никто в Москве не готов пойти на радикальные меры. Что могло бы заставить людей, принимающих ключевые решения в нашей стране, относиться к Сибири не только как к кладовой, которую можно безнаказанно долго эксплуатировать, ничего не отдавая взамен?

Пожалуй, чуть ли не единственным таким средством выглядит перенос столицы страны из Москвы в один из сибирских регионов. Смещение административно-политического центра на Восток может дать такой мощный импульс развитию не только сырьевого сектора, но и всей среды обитания, что даже представить трудно, как это отразится на нашей жизни. Данную идею поддерживают не только сибиряки — например, министр обороны Сергей Шойгу, — но и влиятельные московские бизнесмены, в частности, алюминиевый магнат, председатель наблюдательного совета компании «Базовый элемент» Олег Дерипаска:

— Основной ресурс Сибири — это не сырье и не энергоресурсы, а то, что эта территория не тронута. Ее развитие можно спланировать совершенно новым образом, с чистого листа и на уровне ХХI века. Посмотрите на опыт Олимпиады: страна напряглась, и на юге России создан новый кластер, причем не только спортивный — это очаг развития всего юга страны, более 200 тыс. рабочих мест. Программу не меньшего, а большего масштаба необходимо реализовать и в Сибири. Государство должно решать проблемы, которые оно видит на горизонте ближайших 50 лет. Наша интеграция с Азиатско-Тихоокеанским регионом — вопрос выживания страны. Мы не можем стоять в очереди и ждать, пока нас чему-то научат. Либо мы развиваемся, либо сидим на своем полустанке и смотрим, как мимо пролетают поезда.

Безусловно, у этой идеи много противников. Кто же из московских бюрократов захочет менять привычный уклад жизни и переезжать в Новосибирск или Красноярск? У них и так все хорошо. Такое «великое переселение чиновников» может осуществиться только «царской волей». Но рискнет ли Владимир Путин пойти по стопам Петра Великого, не побоявшегося перенести в XVIII веке центр государственной жизни из Москвы в Санкт-Петербург? Не факт. Слишком много рисков, в том числе политических, препятствует осуществлению этого мегапроекта.

Понимая всю сложность воплощения в жизнь этой идеи, председатель Законодательного Собрания края Александр Усс в программной статье, опубликованной в феврале 2014 года в «Независимой газете», предложил промежуточный вариант.

Как известно, каждая истина в своем развитии проходит три этапа. Первый характеризуется словами «Полная чушь!», второй: «В этом что-то есть...», и наконец: «Это понятно даже ребенку!». Идея о новой столице, судя по всему, второго этапа уже достигла. Предложения о размещении в Зауралье центральных офисов крупных сырьевых корпораций, инвестиционных институтов, банков развития, федеральных государственных структур, занимающихся природными ресурсами, сейчас отторжения не вызывают. Более того, совсем недавно было заявлено, что председатель правительства России Дмитрий Медведев поручил проработать вопрос о переносе на Дальний Восток офисов некоторых крупных госкомпаний и ряда ведомств. В Северной Америке есть общепризнанная сырьевая столица — Торонто. Полагаю, что с учетом мощного потенциала и перспектив разработки гигантских запасов полезных ископаемых на территории края на роль ресурсной столицы Евразии вполне может претендовать Красноярск, — отметил спикер ЗС.

Не скрою, очень хотелось бы дожить до тех времен, когда новые горизонты Сибири будут не только темой интеллектуальных споров, но станут реалиями нашей жизни.

Александр Чернявский