Фестиваль врио

Оставлен klachkov Пт, 2014-09-19 10:40

"Континент-Сибирь", 18.09.2014

В четырех сибирских регионах — Новосибирской области, Алтайском крае, Республике Алтай, Красноярском крае — на минувших выборах губернатора победа досталась действующим главам, находящимся на своих должностях в статусе «врио». Все кандидаты, включая представителей оппозиции, позиционировали себя как сподвижников президента РФ, разница состояла лишь в степени успешности: названные регионы, за исключением Алтайского края, в общероссийском списке вошли в пятерку умеренных с точки зрения электорального процента победителя, хотя даже у самого успешного из этой пятерки — Владимира Городецкого в Новосибирской области — итоговый результат составил без малого 65%.

Спарринг-партнеры

На прошедшей избирательной кампании в России и Сибири сильно сказалась общефедеральная повестка, и те губернаторы, которые воспринимались электоратом как освещенные доверием президента, получили дополнительную надбавку к своему рейтингу, говорит политолог Андрей Копытов. В конечном итоге все избранные главы отличаются только тем, какое количество времени им отпустил избиратель для выплаты начисленного с лихвой кредита доверия, уверен он.

По мнению политолога Дмитрия Пучкина, регионы Сибири показали себя с более демократичной стороны в сравнении с общероссийскими показателями, и особенно с национальными республиками. Ввиду отсутствия протестной кандидатуры для голосования многие жители Новосибирской области отдали свои голоса за либерал-демократа Дмитрия Савельева (18,82%), поскольку для многих ЛДПР предстает «весьма своеобразной партией», иронизирует политолог. Расклад для Владимира Городецкого (64,97% при явке 30,73%) мог быть хуже, если бы из гонки не выбыл Иван Стариков, солидарны Дмитрий Пучкин и политтехнолог Яков Савченко. Хотя коммунисты отказались от борьбы и фактически поддержали Владимира Городецкого, их позиции в области нисколько не пошатнулись, а выбранный Анатолием Локтем и его командой политический курс в конечном итоге должен привести к усилению роли КПРФ, считает Пучкин. Пусть коммунисты сейчас демонстрируют мирные намерения и лояльность региональной власти, но при удобном случае они могут организовать в области политический кризис, полагает он.

В Алтайском крае абсолютную победу завоевал врио главы Александр Карлин. Бывший начальник управления администрации президента России по вопросам государственной службы Карлин заручился поддержкой 73% пришедших на выборы, ближайший преследователь коммунист Сергей Юрченко — 11,22%. Явка составила 34,38%. По мнению Дмитрия Пучкина, в крае люди знают, что Александр Карлин связан с кремлевскими кругами и является сотоварищем Владимира Путина, потому избиратели верят, что он способен привлекать в регион ресурсы, и видят в нем залог стабильности. Именно этим, по его мнению, объясняется высокий процент Карлина.

Относительная конкуренция наблюдалась на выборах главы Республики Алтай. Врио главы Александр Бердников по итогам выборов едва избежал второго тура, набрав 50,65% голосов при наиболее высокой в Сибири по итогам выборов явке в 54%. Ближайший конкурент «единоросса» Владимир Петров, представляющий «Гражданскую силу», заручился поддержкой более 36% проголосовавших. Низкий уровень жизни местных жителей не поспособствовал стремлению избирателей бежать в объятия исполнительной власти, объясняет итоги голосования Пучкин. Дополнительно осложнил жизнь Александру Бердникову политический вес его оппонента экс-председателя правительства Республики Владимира Петрова. От второго тура действующего главу Республики спас визит президента, считает Андрей Копытов. Яков Савченко не ожидает, что федеральная власть каким-либо образом будет наказывать «наместников на местах» за неубедительную победу: «В сложившейся политической культуре кулак показывать не обязательно, все сами сразу все понимают». Равно как и не стоит ждать преференций тем администрациям, которые со всей рачительностью подошли к исполнению стратегии Кремля, продолжает он. «Имитационные выборы, служащие индикатором лояльности региональной элиты, могут проходить с комфортом для власти лишь до поры до времени и в конечном итоге провоцируют непрогнозируемые последствия уже в среднесрочной перспективе», — предупреждает Савченко.

Игра по правилам и без

В отличие от других регионов, от голосования в Красноярском крае ждали интриги, однако сюрпризов оно не принесло. Виктор Толоконский набрал здесь 63,3% голосов избирателей. За ним идут выдвинутый КПРФ Валерий Сергиенко — с 14%, Иван Серебряков (от «Патриотов России» и предпринимателя Анатолия Быкова) — 13,9%, Денис Побилат (ЛДПР) — 5,4%, Николай Трикман («Справедливая Россия») — 1,7%. Интересно также, что Сергиенко стал победителем на 19 избирательных участках, Серебряков — на шести, Побилат — на одном. Впрочем, всего участков было более 2 тысяч, и в подавляющем большинстве победил Толконский. Явка в целом по краю составила чуть больше 31%.

На момент сдачи материала неучтенными оставались 11 протоколов из отдаленных населенных пунктов, однако, по словам главы крайизбиркома Константина Бочарова, повлиять на основные результаты они уже не смогут. Он также добавил, что нарушений в день голосования зафиксировано не было, хотя на «горячую линию» поступило 20 звонков.

Затраты на избирательную кампанию предварительно составили 351 млн рублей, однако окончательный отчет будет представлен избиркомом в октябре нынешнего года.
Виктор Толоконский на первом брифинге после выборов рассказал, что уровню явки он не удивлен, а в странах Европы и США она бывает еще меньше. «На самом деле сказать, что эта явка очень большая, нельзя. Сказать, что она разочаровала, тоже не могу. Есть общая логика развития выборного процесса. Если сравнить явку в Красноярском крае с другими регионами, то мы не имеем меньшую явку. Мы здесь выглядим логично. Я говорил, что очевиден процесс, когда одновременно в обществе формируется чувство ответственности — я должен принять участие, должен сделать свой выбор, с другой стороны, есть полное ощущение внутренней свободы. Если я не чувствую внутренней потребности, если я решаю свои жизненные проблемы и задачи вне взаимодействия с властью, то не голосую. Эту позицию тоже нужно понимать», — отметил он.

По оценке Валерия Сергиенко, прошедшая кампания была «грязной», и административный ресурс властью «использовался как никогда». «Всем кандидатам было дано на кампанию 28 дней, и только Толоконский фактически вел ее три месяца, с момента назначения. Говорить о равенстве возможностей не приходится, когда один кандидат может использовать государственные самолеты с вертолетами и всю мощь административного ресурса. Выявлялись случаи нарушений на участках: несвоевременный подвоз бюллетеней, в некоторых из которых уже стояла галочка. На «карусели» уже и внимание перестали обращать. Интересная ситуация с досрочным голосованием: в нем приняли участие 2% от общего числа избирателей, это около 7% от фактически проголосовавших. Конечно, это могло повлиять на результаты», — рассказал экс-кандидат.

В то же время Сергиенко заявил, что судиться по выявленным нарушениям считает бессмысленным, поскольку решения в судах выносятся всегда одинаковые: «Претензии подтвердились, однако на общий результат это не повлияло». «Я не собираюсь застревать в этой бессмысленной административной волоките. Мы будем работать с тем губернатором, который есть. В конце концов, если за него проголосовало даже не 63%, а 51%, это все рано выбор красноярцев, который нужно уважать», — добавил он.

Депутат Законодательного собрания от ЛДПР Павел Семизоров рассказал, что партия сталкивалась с противодействием только на низовом уровне, в муниципалитетах. «Нельзя сказать, что вся мощь административного ресурса работала против нас, но в районах возникали спорные ситуации, когда наши встречи с избирателями трактовались как незаконное политическое мероприятие. Иногда нашим представителям приходилось ездить в отделение полиции и давать пояснения по этому поводу. Также по странному совпадению в населенных пунктах, куда мы приезжали, помещения местных клубов и ДК были всегда заняты под музыкальные фестивали и другие важные мероприятия. Поэтому встречи с избирателями мы в основном организовывали прямо на улице», — рассказал он.

При этом результаты своего кандидата либерал-демократы считают удовлетворительными.

«Что касается итогов голосования, то нужно понимать, что нынешнее руководство регионального отделения пришло около трех месяцев назад. За это время нам удалось так поставить работу, что мы улучшили результат прошлогодних выборов в горсовет Красноярска почти вдвое — тогда ЛДПР набрало 3%. Мы не собираемся на этом останавливаться, будем активно готовиться к муниципальным выборам, намеченным на 2015 год», — добавил Семизоров.

Политолог Сергей Комарицын отмечает, что хотя изначально и казалось, что Красноярский край в отличие от большинства регионов, имеет интригу вокруг исхода голосования, ресурсы кандидатов изначально были несоизмеримы. Большие вопросы у него вызывает и существенное количество проголосовавших досрочно — их оказалось больше, чем в Москве, а также множество переносных урн. Сложности в ходе кампании возникали и с распространением агитационных материалов.

«Известно, что самый эффективный способ контакта с избирателем — агитационные материалы. Это даже важнее, чем ТВ и рекламные баннеры, такая ситуация во всем мире. И от власти постарались, чтобы у конкурентов таких контактов был минимум. У Побилата их изъяли, аргументируя тем, что нет согласия упомянутых в этих материалах его однопартийцев Семизорова (депутат ЗС края) и Дегтярева (депутат Госдумы). У Серебрякова — потому что был указан физический адрес типографии, а не ее головного офиса в Москве. У Сергиенко — потому что была указана дата подписи в печать, а не выпуска. У Трикмана — потому что о некоторых его однопартийцах, поддержавших его, было указано, что они депутаты. Хотя за Толоконского открыто агитировали депутаты, распространялись якобы не имеющие отношения к избирательной гонке календарики, где он был совместно с Владимиром Путиным, а также поздравления с 80-летием Красноярского края, которое будет только в конце года. И никаких претензий у избиркома эта деятельность не вызывала», — рассказал политолог.

Соперников не возьмет

Виктор Толоконский в рамках брифинга также заявил, что в ближайшее время займется формированием обновленной структуры правительства и администрации губернатора. Подробностей он не раскрыл, однако в новую команду вряд ли попадет кто-то из соперников нового главы края на выборах, поскольку «все они являются депутатами Законодательного Собрания края, горсовета, и совершенно неоправданно и необоснованно в эту их работу встревать». В то же время, по словам Толоконского, нет смысла в больших переменах в кабинете министров, а возможные перестановки будут лишь точечные.

Впрочем, известно, что, скорее всего, будет сокращен институт полпредов губернатора в территориальных округах. Минувшим летом были уволены большинство из них, а в этот понедельник должности лишился один из последних — Павел Корчашкин, который был избран главой Зеленогорска.

Помимо того, под вопросом и судьба нынешнего сенатора от Красноярского края Андрея Клишаса. Ранее один из собеседников «КС» предполагал, что тот может быть заменен, например, на местного предпринимателя и депутата городского Совета Красноярска Владимира Егорова. Такой позиции, в частности, придерживается PR-консультант Василий Дамов.

Политолог Павел Клачков обратил внимание, что существенные кадровые перестановки произошли в региональной администрации еще в бытность, когда Толоконский был исполняющим обязанности. Поэтому сейчас существенных изменений ждать не стоит.

«Думаю, что костяк составят те люди, с которыми он работал последние четыре с половиной месяца. Возможно, будет какое-то точечное усиление позиций, но никаких мгновенных «кадровых революций» ждать не стоит. Другое дело, что, скорее всего, произойдут изменения структурного характера. Уже очевидно произошел отказ от института полпредов. После этого новый губернатор продолжит настраивать систему под себя. Не думаю, что стоит ждать больших сокращений штатов в администрации. Ведь в предыдущие месяцы же было освобождено около 20% списочного состава, и затевать новые сокращения сейчас не имеет смысла. Но может быть перераспределение функций между существующими ведомствами», — предполагает Клачков.

Георгий Ящунский, Станислав Казаченко