"В Армении найдутся политики, желающие нарастить свою популярность на убийствах в Гюмри"

Оставлен klachkov Ср, 2015-01-14 19:02

"Вести.Az", 14.01.2015

Российский аналитик: «2015-й год будет беспокойным и тревожным»

Интервью корреспондента Vesti.Az с российским политическим аналитиком Павлом Клачковым.

- В армянском Гюмри, где расположена российская военная база, произошло убийство семьи Аветисян. В совершении преступления подозревается российский военнослужащий. Армяне недовольны. Может ли это убийство привести к антироссийским настроениям в армянском обществе и, наконец, случится ли в этой стране «Майдан», который ей предрекали аналитики?

- Трагический случай в Гюмри не должен стать поводом для политических спекуляций. При анализе этого события необходимо сохранять трезвость и объективность подхода.

Хотя наверняка найдутся нечистоплотные политики, желающие нарастить свою популярность на этом. Нельзя допустить безответственных манипуляций, разжигающих вражду.

Сомневаюсь, что нынешний довольно невысокий уровень антироссийских настроений может привести Армению к своему «Майдану». Есть несколько факторов, которые способны застраховать армянское общество от ошибочной ставки на Запад. Это понимание несомненных выгод от вхождения в ЕАЭС.

Второе – недоверие к Западу, в последнее время применение западными странами двойных стандартов в мировой политике, их неприкрытое лицемерие поубавило число желающих доверять лидерам США и ЕС.

Третье – у всех перед глазами катастрофические последствия украинского «Майдана» – убийства, развал экономики, нищета, гибель страны. Никто в здравом уме не захочет такого у себя дома.

Четвертое – в Армении нет такого явного раскола в стране на языковой, конфессиональной и культурной почве как на Украине.

Конечно, на западные гранты можно мобилизовать журналистов и СМИ, чтобы создать антироссийскую волну паники. Ведь объявлялось же совсем недавно о создании «Комитета солидарности с Майданом» неким Левоном Барсегяном. Как мы хорошо знаем, «Майдан» сам по себе не зарождается. Это экспортный товар. Попытку его организовать можно отслеживать по динамике финансирования некоммерческих организаций западными фондами.

- Можно ли говорить о перспективах ЕАЭС, когда ее члены противоречат друг другу. Тем более, что последний случай в Гюмри добавил масла в огонь…

- Евразийский экономический союз стал реальностью. Как раз 1 января 2015 года страны Евразийского ЭС вышли на новый уровень экономической интеграции, и начал действовать ЕАЭС, который стал преемником таможенного союза, который был создан еще в 2010 году. Общий рынок, который появится в результате создания ЕАЭС, его совокупный объем ВВП превысит 4,5 трлн долларов.

На этом рынке обеспечивается свобода движения капитала, рабочей силы, услуг, товаров, есть скоординированная политика в экономике, и есть конкретный план действий. К 2019 году будет создан общий рынок электроэнергии, к 2025 – общий рынок нефти, газа и нефтепродуктов. А в 2016 году будет создан общий фармацевтический орган. В 2025 году в Алма-Ате будет функционировать наднациональный финансовый рынок ЕАЭС.

Сам я пропагандирую евразийские идеи с середины 90-х годов, когда об этом еще никто не говорил, и на разработчиков и носителей этой евразийской идеологии смотрели как на людей, далеких от реальности. А сегодня мы видим, что именно евразийские тенденции в экономике, политике, философии обретают плоть и кровь. То есть, мы этого дождались.

Евразийская идея – прекрасный инструмент в борьбе с радикальными националистами, с религиозными экстремистами всех мастей, которые провоцируют фрагментацию единого пространства Евразии, что влечет за собой всевозможные беды и страдания. Но, на самом деле, в работе ЕАЭС до сих пор еще ощущается некоторый дефицит смыслов и идей. И евразийская интеграция, как мне кажется, пока еще не стала приоритетом в государствах сообщества. Еще есть, над чем работать, необходима доработка и шлифовка философского, идейного инструментария, на котором может уже основываться и экономическая интеграция, и который будет укреплять ее.

Наступивший год нам несет вызовы судьбы. Он будет беспокойным и тревожным. Но у нас вполне есть возможность мобилизоваться, принять эти вызовы и ответить на них достойно.

- Во время своего визита в Гюмри президент РФ Владимир Путин заявил, что Россия не собирается уходить с Южного Кавказа. Убийство целой семьи, в совершении которой подозревается российский военнослужащий, говорит о том, что позиции России могут пошатнуться. Выходит, грядут перемены на Южном Кавказе?

- На Южном Кавказе есть некоторые интересные подвижки. В связи с тем, что мы отказались от проекта «Южный поток» (из-за позиции Евросоюза и Болгарии), Россия налаживает отношения с Турцией. Сегодня Турция – очень влиятельная страна в этом регионе. Думаю, и мы, и турецкие власти – одинаково заинтересованы в стабилизации ситуации на Кавказе.

Потому что это сложный, до предела милитаризованный регион, насыщенный противоречиями, оружием. Ни России, ни Турции не нужно возникновение еще одного такого «гнойника», связанного с эскалацией военного насилия, которое может перекинуться через границы непосредственно в Турцию или Россию. Поэтому, сейчас мы заинтересованы, как никто другой, чтобы провести миротворческую политику, всеми способами – дипломатическим, военным сотрудничеством, предотвращать американское влияние по дестабилизации ситуации в регионе.

Пока новая конфигурация носит тактический характер, не могу сказать, что Турция уже стала нашим стратегическим партнером. Для этого нужно, чтобы прошло какое-то время, и отработаны какие-то новые схемы взаимодействия. Но тенденция в целом благоприятная.

- А что, по Вашему, входит в планы Путина на 2015-й год?

- Соединенные Штаты навязывают нам рабское состояние, пытаясь максимально ослабить своих политических и экономических врагов, навязывая свои правила игры. Как можно увидеть, Путин – за свободный выбор курса. Безусловно, учитывая интересы соседей, учитывая всех глобальных партнеров, он, тем не менее, отказывается подчиняться и низводить нашу богатую духовными традициями, богатую своей исторической идеологией страну до рабского положения. Сдаться – это означает превратить нас в рабов Америки.

И здесь очень востребован важнейший исторический опыт Великой Отечественной войны, когда нация смогла мобилизоваться и победить в противостоянии с большой частью прекрасно организованного, экономически мощного и хорошо вооруженного Запада. Но сейчас, чтобы нам состояться в этой новой ситуации, быть успешными, безусловно, нужна несколько иная экономика. Все эти валютные игры, падения, рост и стабилизация курсов, показали, что России нужно проводить качественно иную финансовую политику – тогда возможен успех. Здесь мы видим, что требуются некие шаги, которые должен предпринять Путин.

Безусловно, самой болевой точкой, с которой придется сталкиваться в 2015 году, является уже упомянутая мной ситуация в Донбассе. Это не новая ситуация, даже для современного мирового опыта. Взять хотя бы события в Северной Ирландии, когда правительство Великобритании десятилетиями пыталось прекратить партизанскую борьбу ирландцев.

Но, в отличие от Ирландии, в Украине нет ни таких денег, ни таких технологий, ни такого морального капитала. Поэтому, для Путина будет очень важно не допустить любыми способами – дипломатическими, политтехнологическими – любыми, накала напряженности на Донбассе. Если это все же произойдет, это будет означать массовые кровопролития, геноцид и общую гуманитарную катастрофу. То есть, фактически, это будет – не побоюсь этого слова – холокост, уничтожение славян.

Вугар Гасанов