Способы обеспечения единства интересов граждан в государстве

Оставлен klachkov Вс, 2008-05-11 11:39
ВложениеРазмер
Microsoft Office document icon 5.doc122.5 КБ

Проблемы наук теории и истории государства и права: сб. науч. статей/ отв. ред. С.А. Дробышевский; Сибирский федеральный университет, Юридический институт. – Красноярск: ИПЦ СФУ, 2008. – Вып. 2.

Проблема единства интересов граждан в государстве тесно сопряжена с осознанием ее взаимосвязи с единством действий. Единство интересов граждан осуществляется во взаимных услугах и обязательствах, скрытых за разнообразием форм государственной деятельности, за реальными механизмами сотрудничества. Вопрос единства интересов граждан в государстве изучался и рассматривался множеством мыслителей на всем протяжении развития социально-политической мысли человечества. Проблема включает в себя взаимозависимость существования граждан, общества и государства, возможность обеспечения правопорядка и недопущение социального хаоса. Каковы условия существования единства интересов граждан в государстве? Возможны ли ситуации, в которых единство утрачивается и каковы последствия такой утраты? Что укрепляет такое единство, а что наносит ему ущерб? Государство по-прежнему исполняет роль выразителя интересов своих граждан, от этого зависит вероятность приспособления к новой глобальной ситуации. Ослабление данной функции государства – результат несовершенства его структуры, либо отсутствия политической воли у правящих кругов – у «головы» политического тела. Для изучения проблемы единства интересов граждан в государстве следует привлекать знания, добытые целым спектром наук, в том числе неюридических - философией, политической экономией, социологией, политологией, этикой, логикой, языкознанием, социальной психологией и т.д.(1)

Читать целиком в формате MS-Word

Умножение единства, его учреждение часто достигается через жертвование частной свободой. Такие жертвы приносятся как добровольно, так и под давлением. Дальнейшее удерживание единства интересов сопряжено и с морально-нравственной оценкой его пределов, с целеполаганием такого удерживания. Единомоментное состояние, мгновенный срез ситуации и протяженность во времени, тенденция развития согласования интересов должны учитываться при рассмотрении проблемы.

В современной России строятся либеральное демократическое общество и рыночная экономика. Точное и гибкое толкование единства интересов граждан в государстве должно способствовать расширению прав и свобод граждан страны, сбережению ее суверенитета, невозможности подмены истинных интересов чуждыми интересами, правопорядка правовым хаосом.

Если рассматривать проблему последовательно, с применением данных исторической науки, философии, религиоведения, то нельзя обойти вниманием специфику восточных обществ. Несомненно, между культурными регионами Дальнего Востока, Южной и Юго-Восточной Азии, Ближнего и Среднего Востока есть существенные цивилизационные различия. Однако в то же время цивилизациям Востока присущи и некоторые общие черты. К ним относятся: наличие разрабо¬танных религиозно-философских теорий мироздания, места человека и его личного поведения в системе мироздания, представление о сильной государственной власти. Вообще цивилизациям Востока изначально присуще соединение, синтез светского и духовного начал. Они не сводятся к регламентации «отношений» между человеком и Богом, обязанностей человека перед Всевышним (2) .

Социальные проекции адвайтистской философии в индийской государственной культуре можно выявить, обращаясь к первоисточникам. Для восточного мышления характерна целостность, холизм. Согласно «Мандукья-карикам», мир отдельных душ и внешних объектов в конечном счете всего лишь проекция единого и нераздельного сознания (citta) (3) . Понимание общественного, государственного интереса в его целостности коренится в космологических и даже метафизических основаниях.

Китайский мыслитель Конфуций часто отождествляет часть и целое, частное и общее. Ориентируясь на «все, пронзенное одним», он стремится представить это всеединство в слиянии с частным и конкретным. Поэтому его понятия – это символы, выражающие через отдельные частные представления и образы идею целостности мира.(4)

В японском государственно-идеологическом учении – тэнноизме ядром служит комплекс понятий, обозначаемых в японской литературе словом «кокутай» (букв, «сущность государства», но, как правило, переводится «государственный строй», «государственное устройство») (5) . Благоговение народа» объединяет интересы граждан в японском государстве. Термин «кокутай» вполне может рассматриваться как близкий к понятию «единство интересов».

В странах, где большинство граждан традиционно исповедует буддизм, понятие всеобщей взаимосвязи присуще сознанию народа с давних пор. Ментальный фон, на котором строятся отношения между людьми в буддийских обществах,— сильное ощущение взаимосвязи всего со всем в этом мире. Идея всеобщей взаимосвязи отнесена прежде всего к живым существам (животным, людям, богам, духам). Все живые существа оказываются этически взаимосвязанными» (6) . В конечном итоге такая культура должна вырабатывать непротиворечивое единство этнокультурных и религиозных элементов, рассматривая их как совершенно тождественные, равноценные и равнозначные, но парадоксальным образом сохраняя за ними функциональную автономию (7) .

Государство Израиль – яркая иллюстрация того, что единство интересов способно не только удерживать государство на плаву, но и создавать его. Именно понимание того факта, что евреи до тех пор будут оставаться чуждым национальным меньшинством в любой стране, пока, как отдельная нация, не обзаведутся собственной территорией, и сформировало их государственное мышление (8) .

Политическую доктрину арабского мыслителя и юриста аль-Газали следует рассматривать в первую очередь в свете его опасения гражданской войны (фитна) и различного рода волнений (фасад), которые могут привести к анархии и беспорядку. Функциональный институциональный авторитет халифата основан на шариате (9) . В исламской традиции именно халифат – государственная форма единства интересов. Исламский традиционалист Гейдар Джемаль подчеркивает недопустимость партийного разброда и текущих шатаний интересов в исламской среде. Любые мусульманские движения оправданы лишь в том случае, когда они являются структурными подразделениями "партии Бога", т.е. управляются единой политической волей, исходящей из общей для всех мусульман целесообразности (10) .

Чеченский мятежный политик Нухаев в книге «Возвращение варваров» разбирает вопрос единства интересов в связи с феноменом коллективной ответственности. Индивидуальная ответственность, несовместимая с кровнородственной общиной и общинным сознанием, разобщает людей по принципу «каждый - сам за себя», вводит чиновника в круг кровнородственных отношений, разрывает естественные узы в обществе, атомизирует его, подчиняет законам бездушной механики и тем самым делает «третейскую» роль государства и государственного правосудия перманентно востребованными факторами социальной организации (11) .

Морозова Л.А. считает, что город-государство первоначально выражал и защищал интересы всего общества, интересы различных групп (12) . На примере ранневизантийского законодательства Лебедева Г.Е. показывает единство интересов граждан в античном городе. В IV — середине V вв., по-видимому; несмотря на борьбу партий, религиозные движения, социальный антагонизм основной массы плебса по отношению к господствующему классу, государству являлся весьма относительным. Сама борьба партий могла постоянно существовать как показатель не только растущих противоречий, но и относительной стабильности отношений (13) . Единство интересов – это не уравниловка. Оно хорошо уживается с иерархически-сословной структурой государства, существует в условиях различия умственных способностей, нравственных и деловых качеств граждан, является частью реального исторического процесса.
Позднеантичный философ Боэций рассуждал о понимании единства судьбы человеческого мира. Идеальный порядок весь сразу, вечно, пребывает в неделимом единстве, т. е. простоте, божественной мысли, а мировой порядок развертывается постепенно во времени и пространстве, подобно произведению художника, часть за частью переходящего из единого идеального замысла на материальное полотно. Тот же самый порядок мира, если он рассматривается по отношению к устанавливающему его божественному Разуму, есть Провидение, а если — по отношению к самим вещам, существующим в пространстве и времени, есть судьба. Судьбы людей многоразличны, но в простоте Провидения они полностью согласованы и составляют все вместе единую судьбу мира человеческого, в котором каждый занимает свое, наиболее соответствующее ему, место, и никто не забыт (14) .

Венгерский ученый Гергей Е. рассматривает влияние паулинистских тенденций на формирование христианской религии. Стремление к новой религии всеобщности проявляется не только географически, но и социально. Это обстоятельство требовало от христианства всеобщего и одновременного удовлетворения прямо противоположных требований угнетенных и угнетателей. Такую двойственность и удовлетворяла идеология и политика паулинистского течения. Согласно апостолу Павлу, власть исходит от Бога (15) . Христианство смогло стать мировой религией, положительно решив вопрос о единстве интересов граждан в государстве.

Йохан Хейзинга в своем исследовании излагает европейское средневековое понимание проблемы единства интересов граждан. Господь повелел простому народу явиться на свет, чтобы трудиться, возделывать землю или же торговлей добывать себе надежные средства к жизни; духовенству предназначено вершить дело веры; аристократия же призвана возвеличивать добродетель и блюсти справедливость — деяниями и нравами прекраснейших лиц сего сословия являя зерцало всем прочим. (16)

Л. М. Баткин пишет о формировании новых отношений между индивидом и социальной общностью в период Возрождения. «Личностью» обозначается идеальное, предельное положение индивида в мире. Это новое регулятивное ценностное представление. Как и всякое подобное представление, оно выступает в виде всеобщности. Однако на сей раз такой странной всеобщности, которая в каждом отдельном, личном случае — неповторима. То есть всеобщее осознается как-то в индивиде, что, хотя и «больше его», но не дано извне или свыше, а есть именно он сам. Личность поэтому вынуждена нести полную ответственность за всеобщность, которая высвечивается как несовпадение особенного со своей наличностью, как открытость в человечество, как творимый смысл, насущный для всех прочих смыслов. (17)

Лейбниц, философ, оказавший огромной влияние на пути европейского мышления, бывший непререкаемым авторитетом для многих европейских коронованных особ, считал, что целостность любого явления природы, не говоря уже о человеке и тем более о мире, мыслимом как целое, не может получить исчерпывающего объяснения, будучи сведена к каким-то его простейшим элементам. Целостность не допускает редукционизма — как бы он ни был необходим в тех или иных научных исследованиях для практических надобностей людей (18) . Понятия целостности и единства близки друг другу.

Единство интересов реализуется в различных типах социальной связи. Зачастую эти связи могут фиксировать различие, конфликт, противостояние. Но даже противостояние демонстрирует взаимную обусловленность участников, выявляет основу для взаимодействия. Без таких общих интересов не бывает ни единства, ни союза, ни даже боевых действий. Томас Гоббс считал, что «согласие большинства (состоящее только в том, что все соглашающиеся направляют свои действия к одной и той же цели – общему благу), т. е. обеспечение взаимной помощи, не предоставляет соглашающимся или союзникам той безопасности, которую мы ищем для осуществления в нашей среде вышеуказанных естественных законов. Здесь необходимо делать нечто большее, чтобы согласившиеся однажды ради общего блага на сохранение мира и оказание взаимной помощи не находили в страхе препятствия, когда, противопоставляя свое частное благо общему, они снова впадают в разногласия» (19) .

Н.Е. Покровский в своем исследовании, посвященном ранней американской философии утверждает, что у первых американских поселенцев Ветхий завет почитался выше всего, ибо в нем существенное место занимала идея формирования государственности на новых землях, установления строгих жизненных принципов, продиктованных Богом. Именно эта государственная направленность ветхозаветных текстов весьма точно соответствовала настроениям пуритан, искавших и на небе и на земле всяческой поддержки своей рискованной деятельности. Взятые как целое, тексты Священного писания смыкались в понимании пуритан с историей исхода из Старого Света в Новый. Таким образом, провиденциальная история объединялась у пуритан с философско-провиденциальным восприятием и осмыслением мира (20) . Здесь мы, как и на примере создания государства Израиль, убеждаемся в том, что создание новых общностей способно происходить на основе обретения единства интересов, воплощаемых в символической форме Священных заповедей. То есть, хозяйственная жизнь граждан и их духовные устремления сосуществуют в гармонии, обретают целостность и дают необходимую энергию для созидания новых социальных структур, для учреждения государства.

Г.В.Ф. Гегель в «Философии права» отмечал, что индивиды в качестве граждан государства – частные лица, целью которых является их собственный интерес. Поскольку же эта цель опосредована всеобщим, которое тем самым представляется им средством, то она может быть ими достигнута только постольку, поскольку они сами определяют свои желания, воление и действование всеобщим образом и делают себя звеном этой связующей цепи (21) . Укрепление единства проходит стержневой идеей через различные социальные категории. Так, можно смело говорить об укреплении единства самой государственной власти, упрочении единства власти и народа, объединении различных социальных слоев общества в целом. Параметры сплоченности и единства зависят от «качества» граждан, уровня их «варварства» и цивилизованности. Способность граждан к строгой дисциплине, организованности, культура следованию правовым и моральным нормам – критерии «генетической» предрасположенности общества к большему или меньшему единству интересов. Инициатива, активность, стремление к свободе совершенно не препятствуют единству, в отличие от мелочной опеки, избыточного государственного контроля. Органическое, естественное единство интересов, скорее, определяется уровнем осознания, наличием в обществе особого слоя, чья функция – как раз осознание и охранение единства интересов граждан. В правовом государстве должно быть общее стремление к гармонизации взаимосвязей между гражданами. Этому способствует соответствующий уровень морально-правовых обязательств государства по отношению к своим гражданам. Гегель видит единство государства в единстве интересов индивидов. Такое единство гораздо более надежный фундамент, чем откровенное насилие.

Осознание единства интересов граждан в государстве становится действенной силой во внутренней и внешней жизни человека, когда такое осознание признано волей человека. Можно говорить даже о влиянии единства на духовную жизнь. Свободное осознание единства интересов требует зрелости, ответственности, способности творчески осмыслять и преобразовывать социально-правовую реальность через ее принятие. Особую опасность представляет преследование сугубо эгоистических интересов. Необходимо считаться с правами и личными интересами других граждан, принимать во внимание объективную реальность. В попытках усилить личное влияние не препятствовать реализации базовых интересов прочими членами общества. В этом круге проблем ставится задача нахождения гармоничного сочетания интересов. Вот как Шеллинг говорит об общей возможности зла: «Общая возможность зла состоит, как было показано, в том, что человек вместо того, чтобы сделать свою самость базисом, органом, способен стремиться возвысить ее до господствующей всемогущей воли, духовное же в себе, напротив, сделать средством. Если в человеке темное начало самости и своеволия полностью пронизано светом и едино с ним, то Бог как вечная любовь или как действительно существующий есть в нем связь сил» (22) . Чем выше и объективнее осознается идеал общественности, тем с большей охотой люди идут на необходимые жертвы в стремлении воплотить его в реальность. Тем большую ценность обретают инструменты и методы такого воплощения. Это относится и к материальной мощи принуждения, поставленной на службу нравственного единства личностей. Единство интересов граждан в государстве является объективной характеристикой, но требует систематического подтверждения на уровне осознания. Как в смысле содержательных аспектов, так и предпосылок возникновения единства, традиций, структурных характеристик, национальной специфики. Это поможет понять единство интересов как «живое единство», истолковать его органический характер.

А. Фуллье в классической работе «Психология французского народа» выдвигает своеобразную гипотезу объяснения единства идей и интересов граждан. Он допускает, что между мозговыми центрами отдельных лиц происходит ряд взаимных влияний, приводящих к установлению чувств и идей, источник которых лежит уже не в одном индивидууме и не в простой сумме индивидов, а во взаимной зависимости одних из них по отношению к другим, а также и по отношению к их предшественникам (23) .

О. Бём-Баверк считает, что правильность или неправильность теории эксплуатации зависит не от того, находят ли себе не входящие в состав заработной платы части национального продукта помещения, в точности соответствующие действительной заслуге тех или иных лиц, а только и исключительно от того, можно ли доказать, что абсолютное право рабочих на искусственно созданное предварительное получение всего национального продукта основано на их заслуге. Если этого доказать нельзя, то теория эксплуатации неверна, и тогда остается свободной часть национального продукта, на которую могут предъявить вполне справедливые притязания другие кандидаты, а если таковых нет, то законы просвещенного государства могут располагать ею на основании мудрых соображений целесообразности, направленных на постоянное развитие общего благосостояния» (24) . Таким образом проявляет себя экономический аспект единства интересов граждан в государстве.

Французский традиционалист Рене Генон известен своим скептическим отношением к современному порядку вещей вообще и социальным устоям в частности. Он утверждал, что закон устанавливается мнением большинства, но при этом упускается из виду, что это мнение крайне легко направить в определенное русло или вообще изменить. Этому мнению с помощью соответствующей системы внушений можно придать желаемую ориентацию (25) . Умение политиков уловить настроение масс представдяется Генону греховным. На его взгляд, у граждан сейчас нет истинного понимания своих интересов, а единство неистинных интересов навязывается с помощью грязных методов. В другой своей работе Генон обрушивается на позитивистские концепции, в которых человечество рассматривается исключительно с социальной точки зрения; впрочем (26) . Суть претензий Генона заключается в характеристике современных социальных, правовых тенденций как пародийных, подмененных. Настоящие, истинные социальные и правовые нормы, единство интересов связаны, по мысли Генона, с духовной примордиальной Традицией, утраченной человечеством в нынешнем цикле существования. Итальянский соратник Генона Юлиус Эвола упрекает современные социальные организации в сугубо материальной ориентации, в нехватке органического единства. Как живое тело пребывает в органическом порядке только тогда, когда в нем присутствует душа, которая им управляет, так и социальная организация, не коренящаяся в духовной реальности, является поверхностной, несостоятельной, не способной сохранить себя здоровой и неизменной в борьбе различных сил, и в этом случае она является более не организмом, но чем-то составным, агрегатом, неживым механизмом. Неорганичность и поверхностность суть основные признаки современной социальной организации (27) .

Вся эта жесткая критика традиционалистов относилась, прежде всего, к западному обществу. Россия жила по своим законам. Православная цивилизация в меньшей степени теряла духовную вертикаль, опираясь на церковь. Русская православная церковь способствовала согласованию интересов российских граждан. Православная церковь России была разветвленной идеологической организацией (28) .

Э.С. Кульпин выделяет ряд факторов, делающих единство интересов актуальным: «Рост населения и достижение той густоты, которая необходима для решения задач экспериментирования массой участников и быстрого обмена информацией. Той густоты, которая не позволяет искать решения проблем вне общества или отодвигать решение в будущее – господство императива «здесь и теперь» (29) .

Русский философ-визионер Владимир Соловьев искал основания для гармоничного, естественного единения интересов, условия для осознания факта единства. Побудительные мотивы Соловьева-этика вполне созвучны нравственным исканиям ведущих представителей отечественной философской мысли последней трети XIX в. Так, П. Л. Лаврова, М. А. Бакунина, Н. К. Михайловского, Ф. М. Достоевского, Л. Н. Толстого и Вл. Соловьева объединяет стремление найти истинные формы солидарности людей, земные средства для их достижения. По мнению Вл. Соловьева, солидарность — всеобщий факт мирового развития человечества, но она крайне несовершенна, поскольку, с одной стороны, носит бессознательно-принудительный характер (как, скажем, в общественном производстве в условиях эксплуатации), с другой — обычно почти не одухотворена высокими нравственными нормами. Жизнь человека уже сама по себе и сверху, и снизу есть невольное участие в прогрессивном существовании человечества и целого мира; достоинство этой жизни и смысл всего мироздания требуют только, чтобы это невольное участие каждого во всем становилось вольным, все более сознательным и свободным, т. е. действительно-личным, — чтобы каждый всё более и более понимал и исполнял общее дело, как свое собственное (30) .

Продолжение.