Павел Клачков о "марше миллионов", экономическом кризисе и результатах выборов мэра Красноярска

Оставлен klachkov Чт, 2012-06-14 18:06

Телеканал "ТВЦ-Красноярск", 13.06.2012

День 12 июня. - Протест как бизнес. - Оппозиция против Церкви. - Создание точек напряжения. - Власть вправе защищаться в рамках закона. - Накрыли кассу. - Новая волна мирового кризиса. - "Нацдемы". - Госдеп. - Власть между либеральным меньшинством и патриотическим большинством. - Результаты выборов мэра Красноярск. - Суицидальная кампания Коропачинского. - Упущенные возможности Подкорытова. - "Евразийский Союз" в крае не проигрывал ни разу. - Линкор Акбулатов.

Л.Е. ФЕЛЬДМАН: Добрый вечер, красноярцы! Добрый вечер, жители и гости нашего края! Работает студия «Центр-Красноярск». В эфире наша постоянная рубрика «Актуальное интервью». Я ее ведущий, журналист Леонид Фельдман. Сегодня, уважаемые телезрители, мы коснемся двух событий, свидетелями и участниками которых мы, в той или иной степени, стали. Я имею в виду прошедший праздник День России и выборы главы города Красноярска. Об этом мы и напомним Вам сейчас. В том числе тем, кто провел время на даче, не приняв участие в этих событиях. Гость нашей программы - политический аналитик Павел Владимирович Клачков. Добрый вечер, Павел!

П.В. КЛАЧКОВ: Добрый вечер! Очень рад нашей встрече.

Л.Е. ФЕЛЬДМАН: Павел Владимирович, давайте остановимся на самом главном, на Дне России. Это молодой праздник для нашего государства. Напомним историю его создания.

П.В. КЛАЧКОВ: Этот праздник пока что не укоренился в глубине народной психологии. Многие продолжают считать его не столько днем российской государственности, сколько странным днем. Независимости от чего? Непонятно. Праздник стоит в календаре и должен символизировать собой государственность «новой России» после распада Советского Союза. Но ведь Владимир Владимирович Путин сказал, что распад Советского Союза – это геополитическая катастрофа.

В нынешних условиях такой день должен был ознаменоваться определенного рода протестной активностью. В первую очередь в столице, в меньшей степени в регионах. Вот об этом я бы хотел поговорить подробнее.

Л.Е. ФЕЛЬДМАН: Я бы тоже хотел напомнить, что действительно, праздник очень молодой и не воспринимался многие годы. Хотя двадцать лет на его счету. Широко праздноваться он стал лишь в последние десять лет.

П.В. КЛАЧКОВ: И остается скорее официозным.

Л.Е. ФЕЛЬДМАН: Итак, Павел, давайте пойдем дальше и остановимся на протестном движении. На том событии, которое буквально вчера произошло в Москве.

П.В. КЛАЧКОВ: Это очень любопытное событие, особенно с точки зрения аналитики. Его было интересно и наблюдать, и изучать. Дело в том, что протестная активность в России в последнее время неплохо финансируется извне. Об этом мы с вами уже говорили. Если перекрывать каналы финансирования, эта активность спадает. Cейчас уже не секрет: за участие в митингах, за активность в социальных сетях, за расклейку листовок протестного направления людям платят. Многие в это не верят. В основном не верят те, кому не платят. А те, кому платят, поддерживают в них эту уверенность, потому что им это выгодно.

Протестное движение в современной России превратилось в бизнес, построенный на специфической смеси нескольких идеологий. И, как любой "идеологизированный" бизнес, он привлекает в свои ряды волонтеров, которые работают бесплатно. Этого мы не отрицаем. Есть энтузиасты. Но они ничем не отличаются от обманутых вкладчиков финансовых пирамид. Ведь там тоже есть своего рода «идеология», фанатов немало. А есть люди, которые извлекают выгоду. Так устроено и протестное движение, которое должно было выступить со своей акцией 12 июня.

Л.Е. ФЕЛЬДМАН: Частью этой акции, как мы видим, стал обыск, который был произведен у Ксении Собчак? Те деньги.

П.В. КЛАЧКОВ: Я еще скажу об этом. Главными мишенями информационной войны оппозиция выбирает, по моему наблюдению, как правило, три силы. Это центральная власть, полиция и в последнее время стали очень активно нападать на церковь. В частности , активисты движения ЛГБТ (геев, бисексуалов, лесбиянок и трансгендеров) очень активно борются против Русской Православной Церкви. Это было видно по различным плакатам и лозунгам.

Владимир Ашурков, пиар-менеджер небезызвестного Навального, говорит, что их задача - создание точек стресса и напряжения для власти по разным направлениям. Они хотят создавать для власти стрессы. Но власть же может защищаться, в рамках закона. Ведь по сути плюют власти прямо в лицо: «Мы будем создавать вам стрессы! Мы будем создавать напряжение! Будем по мордам бить и асфальтом кидаться. Будем убивать! Войну объявим». В Интернете масса роликов, где объявляется война. Власть не может в этой ситуации не осуществлять определенных мероприятий, предусмотренных законом.

Вы уже упоминали нашумевший обыск, который прошел у Собчак. Обыск был и у Удальцова, который захватил Вашего коллегу с НТВ, закрыл его в ванной и не хотел выпускать. Корреспондент звонил потом в редакции, говорил: «Представляете, меня Удальцов в заложники взял!».

В итоге после «накрытия кассы» на митинг 12 июня пришло совсем мало людей. Подул ветер, пошел дождь, и все разбежались. Можно, конечно, и в этом обвинить Путина: мол, он климатическое оружие применил, чтобы дождик на них полил. Но в целом это говорит о том, что протестная толпа, не «подогретая» финансовыми вливаниями, «сдувается» очень быстро.

А теперь о серьезном. Я хотел бы вспомнить передачу «Диалоги», выходившую на КГТРК. Всё, что я там говорил в 2008 году о мировом экономическом кризисе, который тогда только начинался, до сих пор актуально. Сейчас утверждают, что в 2010 году мир из кризиса вышел. На самом деле, ничего подобного не произошло. Просто кризис имеет определенную цикличность.

Экономическая динамика в мире по-прежнему носит катастрофический характер, и протестная активность будет нарастать в различных странах. Сейчас мы наблюдаем за событиями в Греции. Здесь уже не такие протестные акции, где подул ветер, и все разбежались. Настоящие беспорядки, серьезные, с боями с полицией, с поджогами. Скоро они начнутся в Испании. Вероятно, будут и в США.

Будут еще более серьезные беспорядки. Любой кризис ведет к обострению социальной напряженности. И не надо путать с этим явлением клоунов на сцене. Напряженность будет расти, но это будет связано с серьезным экономическим кризисом. Это общемировая тенденция, а не только российская. Вот это я сейчас предсказываю, как тогда предсказывал в 2008 году.

Л.Е. ФЕЛЬДМАН: Я бы хотел рассмотреть отечественное протестное движение несколько подробнее. Потому что оно неоднородно. Там и сексуальные меньшинства, и националисты, и коммунисты, и кого там только нет. Если судить по флагам, на митинге не было единомышленников. Это самое главное. Если нет единомышленников – дело провальное.

П.В. КЛАЧКОВ: Я смотрел целый ряд выступлений, в том числе и лидеров националистических групп – Белова (Поткина), «Тесака», Ивана Миронова. Картина противоречивая. К примеру, Савельев своих сторонников привел, а они развернулись, не захотели с либералами выступать. Такой вот случай был вчера. Некоторые националисты говорят, что им нечего делать в этой компании. А Белов говорит, что, мол, «надо воспользоваться моментом, объединиться и свергнуть главного врага» Но это скорее политическая демагогия.

Л.Е. ФЕЛЬДМАН: Мне непонятно это заискивание оппозиционеров перед Западом, их стремление желание ориентироваться на мнение Госдепа США, а также на мнение Англии, Франции и т.д. Какое им дело до нашей внутренней борьбы, которая здесь родилась. Пусть она продолжается без всякого вмешательства извне.

П.В. КЛАЧКОВ: Все страны взаимозависимы. И, конечно, политические аналитики должны обращать внимание на позицию такой серьезнейшей организации, как Государственный департамент США. Сам внимательно слежу за всеми брифингами которые там проходят. За важнейшимии документами которые подписывает Хиллари Клинтон. Это необходимо, чтобы понимать, что происходит в мире. Однако нельзя подменять ценности. Если для человека высшая ценность не история и благополучие своей страны, а слова какого-то непонятного заокеанского дядьки - это, конечно же, свинство.

Л.Е. ФЕЛЬДМАН: И еще один момент. Я думаю, наши телезрители, жители нашего города, края и страны уже воочию убедились: маска с этих «оппозиционеров» снята. Эти деньги, разложенные в сотни конвертов. Огромные суммы. Непонятно, откуда взятые. Они же не заработаны потом и кровью где-нибудь у станка.

П.В. КЛАЧКОВ: Есть фанаты которых ничем не убедишь. Я с ними сталкивался. Как говорится, им «хоть плюй в глаза, всё Божья роса». Будут кричать имена нескольких оппозиционных лидеров и говорить, что это душечки и молодцы. Есть люди непрошибаемые. Их не так много, но они есть.

Л.Е. ФЕЛЬДМАН: И всё же какова перспектива? Будет это движение нарастать или угасать? Чего нам ожидать, к чему готовиться?

П.В. КЛАЧКОВ: Во многом это зависит от позиции самой власти. Важно, чтобы в своей деятельности она опиралась на то огромное патриотическое большинство, которое и избрало Путина. Не надо идти на поводу у абсолютного меньшинства в попытке сымитировать какой-то демократический диалог. Если опираться на традиционные российские ценности, то политический режим будет более устойчив.

Всё зависит от власти. От самой вертикали. Будет она едина или будет раздираться противоречиями. В меньшей степени это зависит от людей на улице. Потому что людей на улицы, как это ни странно, выводят с согласия некоторых людей из власти.

Л.Е. ФЕЛЬДМАН: Перейдем к событиям, которые непосредственно касаются всех жителей нашего города. Выборы. Важнейшее событие. Его результаты не удивили Вас?

П.В. КЛАЧКОВ: Меня удивил сравнительно большой результат одного из кандидатов – Коропачинского. Потому что его потолок, на мой взгляд, был 5-7%. Сложно понять, откуда он набрал еще 5%. Несмотря на проведенные социологические замеры и политический анализ, всё же для меня это загадка.

Начинал он кампанию достойно. Позиционировался как такой мужик-строитель, созидатель. Но потом, если выражаться образно, Коропачинский превратился в какую-то «яичницу». Причем в этой «яичнице» одно яйцо страусиное, другое перепелиное, третье – вообще змеиное.

Это был пример суицидальной кампании. Каждый день кампании он убивал себя, убивал свой рейтинг. Он постоянно занимался политическим самоубийством. Ему сильно повредило стремление штаба паразитировать на таких брендах, как КПРФ, ЛДПР, «Справедливая Россия», «белоленточники». А в народе такой подход не любят. Вот это его погубило. Слишком уж явным было желание ехать на чужом горбу.

Л.Е. ФЕЛЬДМАН: Меня тоже удивил нравственный уровень некоторых партий. То, как повели себя КПРФ и «Справедливая Россия». Для чего им надо было в это ввязываться? Их руководители так и не дали четкого оформленного ответа.

П.В. КЛАЧКОВ: Также я считаю, что не были по-настоящему задействованы возможности одного из мощнейших политиков края - Анатолия Петровича Быкова. Алексей Подкорытов, которого он поддерживал, набрал меньше, чем я ожидал. Штаб у Быкова оказался никчемный. В результате его личный ресурс не был раскрыт. У меня у самого есть опыт политической работы с Быковым в «нулевые» годы. Мы тогда работали и побеждали. Красноярский горсовет 2004 года – первое место. Назарово 2006 года - подавляющее большинство мест в горсовете. Партия «Евразийский Союз» в крае не проигрывала никогда. Поэтому я уверен, что Подкорытов мог набрать больше. Но работа штабистов, пиарщиков ( если такие там вообще были) велась на очень низком уровне.

Л.Е. ФЕЛЬДМАН: Но вообще, хочу сказать, что компанию они провели очень чистую. Ни одного замечания от горизбиркома.

П.В. КЛАЧКОВ: Они ее провели бесцветно. Нужно было подходить совершенно по другому. Раскрыть ресурс Быкова полностью это тоже искусство. А человека, который смог бы это сделать, рядом не оказалось.

Л.Е. ФЕЛЬДМАН: Но для них не всё ещё потеряно. Впереди мартовские выборы в Городской Совет. Здесь они набрались опыта какого-то. Я думаю, наверняка прислушаются, к замечаниям.

П.В. КЛАЧКОВ: Думаю, понадобятся и кадровые решения. Если эти люди проиграли, значит, они не способны. Я имею в виду не Подкорытова, а сотрудников штаба, которые должны думать, должны политическую рекламу давать.

Важно сказать о победителе. По мнению одного из наших политологов, у Эдхама Шукриевича Акбулатова была «крейсерская» кампания. Я бы даже сказал, что он шел, как линкор. Стройно, достойно, со знанием собственной силы. И благополучно пришел к финишу, как я и предсказывал. Мощная кампания большого военного корабля.

Л.Е. ФЕЛЬДМАН: Я знаю, что на лето Вы не уезжаете, будете готовиться к защите диссертации. Поэтому хотел бы, если будет у Вас возможность, хотя бы раз–два в месяц встречаться, поддерживать разговор. С тем, чтобы информировать наших телезрителей о событиях в крае, городе и стране.

П.В. КЛАЧКОВ: Зовите меня, я всегда приду.

Л.Е. ФЕЛЬДМАН: Спасибо Вам большое. Я благодарю за внимание наших телезрителей. Надеюсь, всё то, что вы сегодня услышали, для вас небезынтересно. Мне очень жаль, что так мало людей пришло к избирательным урнам. Это говорит о нашем каком-то неверии. Или, наоборот, уверенности в том, что победит тот, кто победил. Может быть и такое. И, тем не менее, от нашей активности зависит очень и очень многое. Поэтому энтузиазм должен присутствовать в каждом из вас, уважаемые телезрители. Берегите себя. До встречи в эфире студии «Центр-Красноярск».