Проверка на прочность

Оставлен klachkov Чт, 2011-12-29 08:21

Выступление на заседании №8(19) Экспертного клуба "Комитет развития", 22.12.2011

Наш клуб ведет работу с 2003 года, однако «предновогодние» заседания проводятся не так часто. В этот раз я не стал готовить повестки с формальным набором вопросов и предлагаю высказаться свободно. Можно подвести итоги прошлого года и сделать прогнозы на следующий.

На прошлом заседании мы активно обсуждали проблемы политики в Интернете. Я нашел несколько занятных фактов, которые, думаю, будут интересны. Это тем более актуально, что 2011 год запомнился повышением роли Интернета в политическом процессе.

Социологи Кристэкис и Фоулер полагают, что человек не может полностью обеспечивать свою деятельность без участия в сообществах (так же, как один нейрон не способен заменить собой целый мозг). Кроме того, эти ученые утверждают, что участники Интернет-сообществ передают друг другу не только смыслы, но и способы мышления, привычки. Начинает уравниваться даже физический вес тела. Таким образом, сообщества формируют смысловое поле, которое влияет на физическое состояние людей. То есть Вы вступаете в определенную группу «вконтакте», а через некоторое время начинаете, к примеру, толстеть или худеть.

С.Н. Ким: А возможно, в группы вступают люди, для которых характерны не только общие убеждения, но и определенный тип питания, образ жизни и т.п.

П.В. Клачков: Может, и так. Но исследователи проследили этот процесс в динамике, и утверждают, что люди меняются определенным образом. В этой связи уместно процитировать двустишие, которое я нашел в сети:

Дома разруха, голодные дети -
Мама часами сидит в интернете...

Главным оппозиционером Красноярского края в прошлом году стал, на мой взгляд, пятнадцатилетний школьник Матвей Цивинюк. Он был прославлен на всех центральных каналах и Геннадием Зюгановым, и Владимиром Жириновским. Интересно, что этот феномен не исключительно российский. Я нашел американский аналог, почти полностью совпадающий. Интересно, что эта история произошла тоже в ноябре 2011 года (получается, что Интернет синхронно порождает свои специфические смыслы в разных странах). 21 ноября Эмма Салливан грубо оскорбила в своем «твиттере» губернатора штата Сэма Браунбека. На следующий день директор школы, в которой учится Салливан, вызвал ее к себе в кабинет и потребовал опубликовать в блоге слова извинения. Школьница написала об этом в сети, вскоре информация попала в прессу. Об этой истории рассказал целый ряд СМИ, включая CNN, BBC и Washington Post. В «твиттере» у девушки прибавилось 14 тысяч подписчиков. Так школьники становятся политическими звездами. Можно пообсуждать, что в этой связи ждет нас в следующем году.

Что касается других новостей, связанных одновременно с политикой и с Интернетом, то уже третьи сутки длится ажиотаж, порожденный обнародованием разговоров Бориса Немцова с иными «оп-звездами» (звездами оппозиции). Лично я сделал отсюда только один вывод: напряженная борьба за ресурсы, влияние, выживание и возможность управлять процессами идет не только во власти, но и между ее противниками. Может быть, в оппозиционной среде она ведется даже ожесточеннее.

2011 год стал для России временем испытания на прочность политической системы (так же, как финансовый кризис 2008 2010 гг. подверг проверке систему экономическую). Несмотря на относительную стабильность и «терпимое» состояние управленческой системы, в обществе нарастало ощущение «морального износа» власти и формировался запрос на обновление.
Эти настроения как возникали «стихийно», так и подпитывались активностью явных и латентных оппозиционеров. Сейчас, особенно после событий 10 декабря и перед грядущими событиями 24 декабря, становится актуальным вопрос о контроле над «улицей».

Оппозиционеры объявляют указания на их связь с Западом «теорией заговора», утверждают, что они сами всё придумали. На самом деле, у тех, кто изучал ситуацию, не вызывает сомнений, что весь этот «креатив» уже применялся в Сербии, а потом в ряде стран СНГ и на Ближнем Востоке. Рычагом, который успешно использует Запад для делигитимации и последующего свержения режима, является моральная усталость населения от несменяемости власти. Все большее раздражение вызывают одни и те же лица на вершине федерального и региональных политических олимпов, которые транслируют одни и те же тезисы. При этом, учитывая российскую специфику, надо понимать, что уход этих "первых лиц" из политики (к чему призывают представители либерального лагеря) не оздоровит политическую систему, а разрушит ее окончательно.

В ближайшее время будет происходить проверка власти на прочность. Это связано с большой игрой, причем не только внутрироссийской, к которой мы привыкли, но и международной. Зарубежные игроки берут на себя вопросы финансирования и идеологического окормления. Черновая же работа достается их российским единомышленникам и примкнувшим к ним энтузиастам.

Я согласен со словами Юрия Николаевича, подчеркнувшего на одном из предыдущих заседаний, что у США много своих проблем. Действительно, там ожидается серьезное переформатирование внутриполитического пространства. Но американцы идут на это осознанно и, прежде чем войти в этот период турбулентности, стремятся ослабить своих геополитических оппонентов, посеять на этот период смуту и хаос на период. Эта тенденция проявляет себя, на мой взгляд, и в России. Способна ли власть принять вызов, который ей брошен – вопрос открытый. Я не могу делиться инсайдерской информацией, но могу сказать, что к этим процессам очень серьезное отношение и в Администрации Президента, и среди ключевых политических акторов и операторов. Поэтому, несмотря на то, что заседание у нас предпраздничное, и подведение итогов прошлого года, и прогнозы на следующий располагают к серьезной дискуссии. Предлагаю всем экспертам высказаться.

    Павел КЛАЧКОВ