Дефицит будущего

Оставлен klachkov Вс, 2011-12-11 16:53

Ежемесячное обозрение "Renome", №11, ноябрь 2011

Во время избирательных кампаний хитами сезона становятся фигуры речи с использованием слова «будущее». Политическая осень-2011 в этом отношении исключением не стала. О завтрашнем дне с придыханием говорили на выборах и «медведи», и «оппозиционеры». Правда, как говорят на Востоке, от слова «халва» слаще во рту не становится. Наше общее будущее по-прежнему клубится в тревожном тумане, в котором лишь изредка возникают мерцающие просветы. Даже решение на сентябрьском съезде «Единой России» пресловутой дилеммы «тандема», фактически давшее нам имя будущего президента страны, в этом отношении мало что прояснило. Вождь вождем, а вопросы, которые мучают российское общество последние двадцать лет, остаются по-прежнему в повестке дня.

Главный вопрос — какую страну мы все-таки строим — пока оказывается неподъемным для российского политического класса. Складывается впечатление, что и власть, и общество живут только сиюминутными проб­лемами, боясь приоткрыть занавес, скрывающий от нас даже ближайшее десятилетие. Такое состояние очень опасно для страны, поскольку отсутствие большой цели и понимания путей ее достижения делает нас слабым, амебо­образным социумом, неспособным противостоять очень серьезным вызовам современного мира. В меньшем масштабе, но эти же проблемы встают и перед региональной элитой. Какую роль должен играть Красноярский край в Сибири и России в целом? Как нам соскочить с сырьевой «иглы», и возможно ли это в принципе? Какие социально-экономические ферменты позволят оживить жизнь тихо угасающей провинции, и что позволит Красноярску не проиграть в конкурентной борьбе с другими сибирскими мегаполисами? В 2011 году впервые за много лет мы увидели у красноярских политиков и местного экспертного сообщества попытку не просто поставить эти вопросы, но и получить ответы на них.

Рецепты от Усса

Для спикера Законодательного Собрания Александра Усса тема будущего Красноярья стала ключевой еще на заре его политической карьеры. Во времена знаменитого противостояния «Наших» с Александром Лебедем он опубликовал книгу «Наш край — моя Родина», в которой попытался взглянуть на судьбу региона не только в геополитическом разрезе, но и как на некую духовно-нравственную проблему. Стоит заметить, что Усс не был одиноким в своих идеологических поисках. Несколько книг на похожую тему опубликовал экс-губернатор Валерий Зубов. Там больше превалировала экономическая проблематика, что, впрочем, вполне естественно для доктора экономических наук.

В мае этого года Усс вновь выступил застрельщиком дискуссии о путях развития края. Он опубликовал программную статью «Нам нужно сделать Красноярский край новым центром силы России», в которой поставил вопрос о создании новой идеологии для красноярцев и — шире — сибиряков. Эта же тема стала главной и в докладе руководителя краевого парламента на VI съезде депутатов Красноярья, состоявшемся в конце октября.

— Важнейшей предпосылкой выхода на качественно иной уровень обустройства Сибири является необходимость создания ее нового идеологического образа, — заявил Александр Усс. — Неприемлемо воспринимать Сибирь только как кладовую природных ресурсов, которые надо эксплуатировать, оставляя кое-что на пропитание «аборигенам». Все чаще приходится слышать о новом освоении Сибири, которое может быть сопоставимо по значению и масштабу со строительством Транссиба или столыпинским переселением. От нас требуется методичная работа по завоеванию краем позиций сибирского лидера, который интегрирует и стягивает на себя межрегиональные и межотраслевые связи, по меньшей мере, всей азиатской части России.

По словам спикера, съезд стал «своеобразной копилкой идей» для стратегии социально-экономического развития края, которая должна быть скоро принята.

Но, похоже, несмотря на все призывы к созданию в регионе умной экономики, Красноярский край в ближайшие годы объективно обречен на сырьевой статус.

— Мы не должны стыдиться того, что край — сырьевой регион. Это наше преимущество, — отметил на съезде губернатор Лев Кузнецов. — Но мы должны обеспечить, чтобы наша сырьевая составляющая легла в основу дальнейшего развития. Я ориентирую правительство на конкурентоспособную экономику, модернизацию, на создание условий для творческого развития личности, повышение качества жизни населения края. Эти задачи являются основополагающими для всей вертикали власти.

Экспертные «танки»

Парадоксально, но призыв Усса начать обсуждать наиважнейшие вопросы нашего будущего практически не возбудил на мозговые штурмы тех, кто любит называть себя «политической элитой» и «капитанами общества». Похоже, сытые нулевые годы изрядно размягчили коллективное «серое вещество» правящего класса Красноярья. Безусловно, куда интереснее участвовать в распределении бюджетных поступлений, чем пытаться прочертить маршруты движения региона в завтрашний день.

В этой ситуации призыв Александра Усса о создании новой региональной идеологии получил поддержку в основном у экспертного сообщества края.

— Никто, кроме интеллектуального сообщества, не может диагностировать, что в реальности происходит, и, соответственно, предложить перспективу, — говорит известный красноярский политолог Сергей Комарицын. — В частности, можно было бы создать рабочую группу или экспертный совет по выработке предложений по программе гуманитаризации края. Здесь нужен государственный подход. Не просто издать книжки или помочь музею, а выработать перспективу решения главной задачи нашего края — обретение само­идентификации его жителей как некой общности.

Еще в своей майской статье спикер ЗС говорил, в частности, о том, что главной интеллектуальной лабораторией региона должен стать СФУ (на Западе такие центры называют фабриками мысли — think tanks). По мысли Александра Усса, именно университет может стать магнитом и генератором судьбоносных для региона идей. Хотя, на наш взгляд, красноярское экспертное сообщество одним, пусть и федеральным университетом ограничиваться не должно — «пусть расцветают сто цветов», но в целом посыл председателя ЗС был услышан.

Уже 9 месяцев в регионе успешно работает Экспертный комитет развития, который на своей площадке смог объединить представителей не только научного сообщества края, но и тех, кто во многом формирует актуальную и интеллектуальную повестку региона — представителей краевой и законодательной власти, СМИ и творческой интеллигенции. Важно, чтобы эта работа не заглохла на полпути. В этом заинтересованы все красноярцы.

Александр Чернявский

Павел Клачков, политолог, начальник аналитического отдела Экспертно-аналитического управления губернатора Красноярского края, координатор Ассоциации православных экспертов:

— Говоря о перспективах Красноярского края, важно видеть его не изолированно, а в широком геополитическом и геоэкономическом контексте. Недавно в «Известиях» вышла статья Председателя Правительства РФ Владимира Путина, где была поставлена задача интеграции постсоветского пространства в рамках Евразийского союза. Эта линия соответствует общемировым тенденциям. Как отмечает Анатолий Вассерман, чтобы страна могла преодолеть порог экономических инноваций, ее население должно насчитывать как минимум 200 миллионов человек.

Проект Евразийского союза отвечает и новейшим геополитическим вызовам. Инспирированные Западом события «арабской весны» сыграли на руку радикальному исламизму. Это повышает риски как для Российской Федерации, определенный процент населения которой исповедует традиционный ислам, так и для Казахстана, и стран Средней Азии. Противники России могут даже попытаться воссоздать Османскую империю — традиционного оппонента нашего государства. В этой ситуации особенно важно перевести направленность процессов из деструктивного в созидательное русло.

Важное место нашего региона в интеграционных процессах обусловлено его географическим положением — в центре страны. Не меньшее значение имеет и присущий почти трехмиллионному населению Красноярского края полиэтничный, многоконфессио­нальный состав. Это один из ключевых регионов России, он должен стать важнейшим участником евразийской интеграции. Не случайно красноярские интеллектуалы приложили усилия для распространения и развития идеологии евразийства. Это учение имеет почти вековую историю и серьезные перспективы.

Юрий Москвич, директор Центра стратегического прогнозирования, профессор Красноярского государственного педагогического университета:

— В результате экономического кризиса край получил очень серьезный удар. Но эффект кризиса может быть позитивным. Отношение экспертно-политической элиты края к проекту завода ферросплавов показало, что для поддержания высокого уровня индустриального развития придется затратить очень большие человеческие, управленческие и экономические ресурсы. С моей точки зрения, краю придется стать новатором, развивать разные отрасли экономики. В этой ситуации актуальны креативные подходы.

Подлинные изменения к лучшему потребуют больших усилий. При этом отдельно взятые достижения не решают проблему в целом. Хорошо, что построен Сибирский федеральный университет. Но университет — это не здание, это люди. Я пока не вижу обещанных 10–20 % профессоров, приехавших в СФУ из других регионов России.

Надо честно смотреть правде в глаза, мы потенциально конкурентный, но «спящий» регион. Для успеха нужно дать свободу людям, обладающим волей и энергией. Крупные компании не «вытянут» край в одиночку. Более того, они могут политически и финансово мешать этому развитию. В крае должны наступить новые времена, в которых каждый может стать полезным для края, для себя, для своих коллег и соратников. И я вижу большие, но пока еще не использованные возможности.

Александр Павлов, кандидат философских наук, заведующий кафедрой социально-политических теорий Института экономики, управления и природопользования Сибирского федерального университета:

— Нам не удастся передвинуть наш край даже на один метр ближе к Москве. Существуют, к примеру, общеизвестные проблемы, связанные с деградацией села. Но есть и преимущества. Есть много хорошей земли, особенно на юге края. Есть возможность развивать средний бизнес, развивать производство экологически чистых продуктов, очень модное на Западе. На нашей сибирской почве должна произойти своеобразная «зеленая революция».

Кроме того, очень важна социокультурная среда. Хорошая жизнь не обязательно связана с какими-то экономическими моментами. Просто нужна элементарная комфортная среда, не обязательно городская, возможно и деревенская. Нужна программа культурного развития деревень. Например, такие программы были в Прибалтике. Они, кстати, завидуют нам, потому что у нас много земли, большая территория. У них экологические деревни есть, но мало земли. Нам необходимо избавляться от определенного комплекса неполноценности и развивать образование, которое учит людей думать. При этом, как мне кажется, университеты должны сделать акцент на качественное гуманитарное образование, в том числе философское.