Правовое регулирование межэтнических отношений в ходе Кавказской войны 1817-1864 гг.

Оставлен klachkov Ср, 2011-04-13 19:14

пленение Шамиля Горшельт

Главной составляющей Кавказской войны 1817-1864 гг. была вооруженная борьба Российской империи и Северо-Кавказского имамата (1) . При этом каждая из сторон осуществляла правовое регулирование, целью которого в военных условиях стало сплочение представителей различных этносов достаточно организованную целостность, сочетавшееся с необходимостью учета местных обычаев и традиций.

Мыслитель А.А. Богданов ввел термин «конъюгация», обозначающий соединение различных систем (или, как их именовал автор, «комплексов»), в том числе и социальных (2) . В качестве конъюгирующих комплексов он предложил рассматривать даже стороны вооруженного конфликта. По его мнению, последние «находятся во «взаимодействии», их элементы-активности перемешиваются, «влияют» одни на другие… в виде, например, захвата пленных и снаряжения, но также в виде обоюдного заимствования опыта... Сплочение общин, племен, народов в обширные общества достигалось в истории как путем войн, так и путем мирных сношений, дружественного обмена», причем «сами результаты далеко не предопределяются» характером процесса (3).

Кавказская война, продолжавшаяся несколько десятилетий, породила сложные процессы межэтнического взаимодействия. В составе войск А.П. Ермолова была чеченская конница (4), а в 1855 г. под стенами Карса под командованием Н.Н. Муравьева сражались в том числе горские добровольцы (5) . Однако рядом со ставкой Шамиля располагались «русские слободки» со своими церквями и священниками, была у него и польская сотня (6).

Есть основания выдвинуть гипотезу, что одним из проявлений конъюгации стало заимствование методов правового регулирования – в частности, в сфере межэтнических отношений. Второй гипотезой является применимость к данному конфликта вывода, сделанного Г.Н. Емцовым в отношении гражданских войн, согласно которому в ходе последних обычно побеждает та сторона, которая смогла политически и юридически решить насущные проблемы населения (7).

К первым десятилетиям XIX в. Российская империя представляла собой крупное полиэтническое государство, сочетавшее централизацию со способностью проводить гибкую политику на этнически специфичных окраинах. Последняя могла варьироваться от подчинения территории в военно-стратегическом аспекте при сохранении местных традиций управления (8) до «этнической инженерии» в форме переселения различных этнических групп (9).

В первые десятилетия XIX в. к России перешел обширный район Кавказа и Закавказья, до прихода русских представлявший собой конгломерат различных ханств и горских обществ, многие из которых были непримиримыми противниками. К примеру, тушины враждовали с лезгинами (10) , а те, в свою очередь, с кахетинцами (11); осетинов теснили с севера кабардинцы, а с юга грузины (12) . Отныне эти этносы были объединены в пределах общего замиренного пространства. Независимой, однако, оставалась территория, занимавшая северо-восточную часть Главного Кавказского хребта и населенная горскими этносами. Этот анклав оказался посреди российских земель, а переговоры с горцами о признании власти царя к успеху не привели (13).

А.П. Ермолов, назначенный в апреле 1816 г. командиром отдельного Грузинского (с 1820 г. – Кавказского) корпуса и управляющим по гражданской части на Кавказе и в Астраханской губернии (14) пришел к выводу, что русское владычество в горах не выходило за пределы крепостей. Он решил развернуть строительство, развитие торговли и ремесел (15) , однако был далек от мысли, что Кавказ можно подчинить лишь мирными средствами (16) . А.П. Ермолов предложил Александру I перенести линию укреплений вглубь Дагестана и Чечни. Согласие императора было получено, и 12 мая 1818 г. войска перешли Терек. Месяц спустя на реке Сунжа была заложена крепость Грозная (17).

А.П. Ермолов изучал стремился использовать в своих интересах этнокультурные особенности горцев (18) . При этом в ходе военных действий он не останавливался перед жестокими мерами, напоминающими способы, которые использовались римлянами в ходе Галльской войны. Так, например, был разрушен до основания Трамов аул (19), в Большом Джангатуе было приказано «все… истребить, кроме одной небольшой части селения, которую оставили в пользу пришедшим просить пощады» (20) . В ходе другого похода был, в частности, разорен Уллу-Айя (21) , после чего «многие старшины деревень пришли просить помилования», и их населенные пункты остались нетронутыми (22) . Важным элементом военной тактики, применявшейся А.П. Ермоловым в Чечне, стала рубка просек «от дороги на ширину ружейного выстрела в обе стороны», позволявших быстро и беспрепятственно перемещать войска (23) . Использовал он и стратегию «разделяй и властвуй», противопоставляя одни этносы другим (24).

А.П. Ермолов скептически относился к лояльности России многих владетелей, формально признавших ее подданствоВ частности, об аварском хане он писал, что тот, «не знаю почему, получает жалованья по 5 тыс. рублей серебром, уверяя, что он нам приносит пользу влиянием своим на горские народы Дагестана, которых будто воздерживает от нападений на Грузию. Сему верили, многие из моих предместников, и я показываю ему вид до времени» (25) . Дождавшись открытой измены, "проконсул Кавказа" лишил его и чина, и жалованья (26).

А.П. Ермолов был противником поспешных преобразований (27) и стремился сочетать обеспечение российских интересов с сохранением местных традиций. В частности, в Кабарде был «учрежден суд из князей и узденей на основании прежних их прав и обычаев», но при этом было «уничтожено вредное влияние… духовенства» (28).

В 1827 г. по решению Николая I А.П. Ермолова сменил И.Ф. Паскевич (29) . Поначалу этот руководитель предлагал ввести на Кавказе российские законы и перейти к гражданскому управлению, полагая, что оно «скорее умягчит нравы и вернее приучит к познанию взаимных отношений, общественных обязанностей и законов» (30) (четыре года спустя эта идея была окончательно отвергнута его преемником Г.В. Розеном как несбыточная (31) ). В дальнейшем, увлекшись покорением джарских лезгин, осетин и абхазов, И.Ф. Паскевич упустил из вида Дагестан, где вызревал мюридизм, представлявший собой мусульманское повстанческое течение, во главе которого стояли суфийские шейхи из братства Накшбандийя, провозгласившие газават против «неверных».

В.А. Потто указывает, что на протяжении столетий члены кавказских тарикатов стремились достичь вечного блаженства, соблюдая строгие посты и беспрекословно выполняя требования своих духовных наставников. Первоначально адептам не разрешалось ношение оружия. Однако в 1820-х гг. это явление приняло иной характер (32) . Исследователь отмечает: «истинных мюридов… было немного; их считали сотнями, тогда как становившихся под знамя мюридизма набирались десятки тысяч, но зато от этих последних не требовалось уже ничего, кроме строгого исполнения шариата,… а из тариката – лишь основное правило его: слепое повиновение имаму». Таким образом, «под завесой религии» возникло «невиданное доселе братство в несколько десятков тысяч людей, не сильных в богословии, но глубоко проникнутых одной идеей – ненавистью к неверным» (33).

В 1830 г. состоялся съезд представителей народов Дагестана, на котором был избран имам - Магомед Гимринский (34) , известный как харизматичный духовный лидер и автор трактата, направленного против местных обычаев – адатов (35) . Ислам как основа объединения, русская армия как внешний враг, шариат как аргумент против различия традиций и мюридизм как средство поддержания дисциплины - это сочетание позволило в кратчайший срок создать из разрозненных в этническом и политическом отношении горских обществ силу, способную вести борьбу против России на протяжении десятилетий.

В октябре 1832 г. имам был убит во время штурма российскими войсками аула Гимры. Однако вскоре Гамзат-бек, избранный его преемником, смог объединить вокруг себя почти весь нагорный Дагестан и занялся назначением наибов (наместников), формированием регулярной армии, созданием налоговой и финансовой системы, внедрением шариата и рассылкой эмиссаров в сопредельные территории (36).

Преемником Гамзат-бека, погибшего от рук кровников, стал Шамиль (37) , продолживший создание новой системы управления и освободивший рабов и зависимых крестьян. Часть прежней аристократии была изгнана, другая перешла на его сторону вместе с подданными. В 1839-41 гг. в имамате был принят низам – основанный на шариате свод законов, регулировавших практически все сферы общественной жизни: военную, административную, судебную и финансовую. Все противоречившие ему адаты были упразднены (38).

Шамиль совершенствовал устройство армии, учредил воинские знаки отличия и награды (39) . Было учреждено около пятидесяти округов (наибств), делившихся на участки. Наибов назначал сам имам, иногда с учетом мнения местного населения. Они ведали военными и гражданскими делами, собирали налоги, заготавливали продовольствие, строили дороги и крепости, творили суд и расправу (40) . Имам уделял внимание созданию школ с обучением на арабском (41).

Ш. Казиев. утверждает: «национальные различия… ушли в прошлое. Аварцы, лакцы, даргинцы и множество других народов горной страны стали единым народом – дагестанцами, а национализм был объявлен тяжким преступлением» (42) . Сталкиваясь с непокорностью, Шамиль казнил зачинщиков, а остальных облагал штрафами или даже «расселял в другие общества, разрушая их прежние пристанища» (43) . После войны он признавал: «я употреблял против горцев жестокие меры: много людей убито по моему приказанию... Бил я и шатойцев, и андийцев, и тадбутинцев, и ичкерийцев» (44). Однако и эти меры не помогли завершить объединение северокавказских этносов (45). Остались лояльны России кабардинцы, балкарцы, карачаевцы. Имамат же разрывался внутренними противоречиями. Еще до его падения многие «горские общины вернулись в свое дореформенное, патриархальное состояние. Социальные и культурные привычки народа оказались сильнее диктатуры Шамиля» (46).

В 1839 г. отряд П. Граббе взял крепость Ахульго, Шамилю лишь чудом удалось спастись. Победители разделили Чечню и Дагестан на приставства, потребовали полного подчинения, выдачи аманатов и по одному хорошему ружью с каждых десяти домов. На время удалось добиться покорности, но произвол чиновников и реквизиции скота побудили население перейти на сторону Шамиля (47) . Военная победа, не подкрепленная должной административной работой, оказалась недостаточной для прочного присоединения региона.

Вместе с тем, уже в эти годы принимались меры, призванные привлечь горцев на сторону России. Е.А. Головин уделял большое внимание строительству дорог, а также укреплений, на базе которых создавались школы и базары (48) . Была введена должность «попечителя над горцами, прибывающими для работ, торговли и промышленности», дляя защиты их от поборов и притеснений (49) . Предлагалось противопоставить школам Шамиля учебные заведения с обучением на русском (50).

В 1844 г. «наместником Кавказа» стал граф М.С. Воронцов, продолживший линию А.П. Ермолова в части строительства системы укреплений и вырубки широких просек (51) . В 1845 г. был взят аул Дарго, а три года спустя Гергебиль и Салты (52) . В 1852 г. русские войска разрушили аул Ханкала, переселив его жителей в Грозную. В этот период часть чеченцев перешла на русскую сторону (53).

В 1852 г. Николай I утвердил положение Кавказского комитета об управлении покорными чеченцами, согласно которому населенные ими земли были разделена на округа «под управлением туземных старшин (наибов), а в каждом ауле – аульных старшин, подчиненных окружным начальникам». Кроме того, по инициативе князя А.И. Барятинского, был создан чеченский народный суд «мехкеме», призванный противопоставить обычное право шариату, насаждавшемуся Шамилем. Они состояли из председателя, нескольких членов и муллы, причем голос последнего имел только совещательное значение (54).

В середине 1850-х гг. А.И. Барятинский составил служебную записку, где утверждал: «Прочность завоеваний... зависит от двух главных условий: хорошей системы военных действий и искусной, мудрой политики в управлении непокоренными странами» (55) . Он полагал: «непримиримая... борьба за независимость возникает тогда только, когда существует убеждение, что цель завоевательных действий соседнего государства есть уничтожение веры, прав и собственности покоренных». Автор предлагал внушить, что «Государь не желает ни отнимать земли у туземцев, ни уничтожать их веру и изменять их обычаи», а стремится «упрочить» их быт и «возвысить его на ту же степень благоденствия, которою пользуются другие народы» (56) . Он утверждал: сравнение покажет выгодность замены «истребительной борьбы, бедной и кочевой жизни» мирным существованием «под сенью Русского Скипетра» (57) . Предлагалось также упрощение и вместе с тем повышение эффективности управления на местах (58).

В 1856 г. князь А.И. Барятинский стал «наместником Кавказа». Вскоре успешные военные операции сделали неэффективными набеги горцев, а это привело к уменьшению доходов казны Шамиля и его наибов, многих из которых удалось переманить на сторону России. Эффективно применялись казачьи и туземные формирования (59) . Приносил успех подкуп должностных лиц имамата (60) . Не зря говорили, что «Шамиля всегда сопровождал палач, а Барятинского казначей» (61) . В 1859 г. Кавказская война была в целом завершена капитуляцией Шамиля и Мухаммед-Амина (62).

Большое уважение горцев вызывало милостивое отношение князя к побежденным. Чеченцам он пообещал возврат земель, управление по адату и шариату, народные суды, освобождение на пять лет от податей, однако потребовал от них запрета кровной мести (против которой боролся и Шамиль) (63) . Были закреплены права на землю и определен порядок получения местной знатью статуса дворян (64) . Важным фактором в успокоении региона стало учреждение школ для распространения гражданственности и образования «между покорившимся мирными горцами» (65).

На основании изложенного, можно сделать вывод о наличии фактов, подтверждающих обе гипотезы, выдвинутые в начале этой статьи. В условиях борьбы против централизованной империи имамы принимали меры по упорядочиванию управления и придания единства разрозненной совокупности горских обществ. Российское же правительство переняло у имамов показавшую свою эффективность систему округов, управлявшихся наибами. Стороны пытались привлечь на свою сторону как горские элиты, так и большинство населения. Для этого они использовали в своих интересах «фактор ислама» (66) . Однако политика Шамиля по насаждению шариата оказалась менее успешной, чем меры царского правительства, предоставившие горцам самоуправление на основе адатов.

    Сергей Подъяпольский

Примечания:

1. Также известен как имамат Шамиля или имамат Чечни и Дагестана. Ввиду ограниченности объема, в данной статье не будет рассмотрен вопрос, являлся он вождеством или государством.
2. См.: Богданов, А.А. Тектология: всеобщая организационная наука. Т.1 / А.А. Богданов. - М.: Экономика, 1989. - С. 144.
3. Там же. С. 145.
4. Записки А.П. Ермолова. 1798-1826 гг. / Сост., подгот. текста, вступ. ст., коммент. В.А. Федорова. – М.: Высш. шк., 1991. - С. 424.
5. См.: Казиев, Ш. Имам Шамиль / Ш. Казиев - М.: Молодая гвардия; 2006. - С. 267.
6. Там же. С. 156-157. Кстати, говоря, Ш. Басаев происходил из аула Дышне-Ведено, основанного русскими перебежчиками. См.: Трошев Г. Моя война. Чеченский дневник окопного генерала / Г. Трошев. - М.: Вагриус, 2001. - С. 80.
7. См.: Емцов, Г.Н. Государство и право в условиях гражданской войны / Г.Н. Емцов. - Красноярск, ЮИ КрасГУ, 2006. - С. 109.
8. К примеру, во главе Кубинского ханства попавшего под протекторат России в 1806 г., был поставлен представитель местной мусульманской знати — Хаджи-бек, которому было поручено по-прежнему управлять по адату, но под русским контролем. После отпадения и вторичного покорения этой территории в 1809 г. по приказу главнокомандующего И.В. Гудовича управление было передано совету из четырех важнейших беков, деятельностью которого руководил начальник размещенного в провинции русского отряда. Впоследствии эта практика не раз применялась в Грузии, Азербайджане и Южном Дагестане. См.: Бобровников В.О. Военно-народное управление на Северном Кавказе (Дагестан): мусульманская периферия в российском имперском пространстве, XIX—XX вв.// http://www.bestreferat.ru/referat-73973.html
9. Так, в 1828 г. после покорения Ахалкалаков проживавшие там грузины-мусульмане были сосланы во внутренние районы Турции, а на территории города поселились армяне из Арзрумского вилайята. См.: Ахалкалаки // Интернет: http://ru.wikipedia.org
10. См.: Потто В.А. Кавказская война. В 5 томах. Т.5: Время Паскевича, или Бунт Чечни / В.А. Потто. - М.: ЗАО Центрполиграф, 2006. - С. 178.
11. См.: Там же. С. 49.
12. См.: Там же. С. 91.
13. См., напр.: История России с древнейших времен до наших дней: учеб.: 2 т. Т. 2 / А.Н. Сахаров, А.Н. Боханов, В.А. Шестаков; под ред. А.Н. Сахарова. - М.: Проспект, 2008. - С. 77.
14. См.: Записки А.П. Ермолова. С. 10.
15. Для примера хозяйствования на Кавказе были даже поселены колонисты из Вюртембергского королевства. См.: Казиев, Ш. Указ. соч. С. 23.
16. Он утверждал: «Кавказ – это огромная крепость, защищаемая полумиллионным гарнизоном. Надо штурмовать ее или овладеть траншеями. Штурм будет стоить дорого». Цит по: Записки А.П. Ермолова. С. 10.
17. Там же. С. 308.
18. Так, например, ведя боевые действия против аварцев, он велел «не побуждать неприятеля к действию; напротив, ничего решительно не предпринимая, дать время несогласию поселиться между ними; ибо без единоначалия и без привычки к послушанию необходимы будут различные мнения, и следствие оных – раздор». Там же. С. 310.
19. Там же. С. 311.
20. Там же. С. 320.
21. «Разорение нужно было как памятник наказания гордого и никому доселе не подчинявшегося народа; нужно в наставление прочим народам, на коих одни примеры ужаса удобны наложить обуздание». Там же. С. 347.
22. «Не только не тронуты деревни их, ниже не позволено войскам приближаться к оным, дабы не привести в страх жителей. На полях хлеб их, все заведения и стада их остались неприкосновенными». Там же. С. 347-348.
23. См.: Там же. С. 423.
24. К примеру, в один из походов он велел взять мехтулинцев, хотя в этом не было военной необходимости. Целью было «возродить за то вражду к ним акушинцев и поселить раздор, полезный на предбудущее время». Там же. С. 344.
25. Там же. С. 278.
26. См.: Там же. С. 320.
27. «В Ширванской провинции не мог я тех же ввести постановлений, как в Кубинской, ибо народ и самые беки не имели времени сделать к нам привычки по недавнему введению управления нашего». Там же. С. 399.
28. Там же. С. 379.
29. И.Ф. Паскевич так характеризовал систему власти, сложившуюся на Кавказе: «Везде учреждения временные; странная смесь российского образа правления с грузинским и мусульманским. Нет единства ни в формах управления, ни в законах, ни в финансовой системе» Цит. по: Казиев Ш. Указ. соч. С. 33.
30. Цит. по: Там же.
31. См.: Там же. С. 51.
32. См.: Потто, В.А. Указ. соч. С. 15-17.
33. Там же. С. 17
34. К его имени отныне было прибавлено слово «Гази», происходившее от слова «газават», означавшего борьбу за веру. См.: Казиев, Ш. Указ. соч. С. 49.
35. Автор утверждал: «Нормы обычного права – собрания трудов поклонников сатаны». Цит. по.: Там же. С. 35.
36. См.: Там же. С. 61-64.
37. См.: Там же. С. 66-69.
38. См.: Северо-Кавказский Имамат // Интернет: http://ru.wikipedia.org
39. См.: Там же. С. 118-120.
40. Учитывая, что к ним должно было переходить имущество казненных, смертные приговоры Шамиль утверждал сам. См.: Там же. С. 130-131.
41. См.: Там же. С. 144-145.
42. Та же. С. 85.
43. См.: Там же. В частности, им был разгромлен высокогорный аул, считавшийся гнездом разбоя, а его жители были расселены в селениях, которые больше всего от них пострадали. См.: Там же. С. 141.
44. Цит. по: История России с древнейших времен до наших дней: учеб.: 2 т. Т. 2. С. 78.
45. Политика Шамиля до сих пор вызывает противоречивые оценки среди населения Дагестана и Чечни. Негативно относятся к нему, в том числе, приверженцы тариката Кадирийя, чей шейх Кунта-Хаджи призывал смириться с русской властью во имя сохранения этноса. См., напр.: Добаев И. Российский Ислам: свои и чужие // Интернет: http://www.newsland.ru/news/detail/id/474436/
46. Дегоев В. Имам Шамиль. Избранник и жертва Кавказской войны / В. Дегоев // "Независимая газета". - 1997. - 6 марта.
47. См.: Казиев, Ш. Указ. соч. С. 96-100.
48. См.: Головин, Евгений Александрович // Интернет: http://ru.wikipedia.org/
49. См.: Казиев, Ш. Указ. соч. С. 160-161.
51. См.: Там же. С. 144-145.
51. См.: Там же. С. 183-184. См. также: Муханов, В.М. Покоритель Кавказа князь А.И. Барятинский / В.М. Муханов. – М.: ЗАО Центрполиграф, 2007.- С. 270.
52. Воронцов, Михаил Семенович // Интернет: http://ru.wikipedia.org/
53. См.: Муханов, В.М. Указ. соч. С. 41.
54. См.: Там же. С. 42.
55. Цит. по: Там же. С. 61.
56. Цит. по: Там же.
57. См: Там же.
58. Основу последнего, по мнению автора, должны были составить «выбор достойных людей, уменьшение числа местных начальств и б’ольшая самостоятельность их действий». Цит. по: Там же.
59. См.: Там же. С. 93-98.
60. Как отмечает Ш. Казиев, «”Золотые ослы” Барятинского делали то, чего не могли сделать целые армии. Наибы предавали Шамиля, ворота крепостей легко открывались, а колеблющиеся отрекались от имама, не успев пересчитать сребреники». Казиев Ш. Указ. соч. С. 278.
61. Муханов, В.М. Указ. соч. С. 99.
62. В отдельных районах сопротивление российской власти продолжилось и после этого. См., напр.: Цуциев А. А. Атлас этнополитической истории Кавказа (1774-2004) / А.А. Цуциев. - М.:«Европа», 2006. - С. 20. Рассмотрение истории мухаджирства выходит за рамки данной статьи.
63. См.: Казиев, Ш. Указ. соч. С. 310.
64. Особые права были признаны за сеидами – потомками основателя ислама Мухаммеда. См.: Муханов, В.М. Указ. соч. С. 148-149.
65. Особое значение А.И. Барятинский придавал женским училищам, полагая, что их выпускницы смогут стать важным фактором улучшения местных нравов. См.: Там же. С. 163.
66. Примечательно, что императором был отклонен план А.И. Барятинского по созданию общественной организации, заботящейся о распространении в регионе христианства. См.: Там же. С. 172.

В оформлении использована картина Т. Горшельта "Пленение Шамиля в ауле Гуниб".