Пропуск в красноярскую элиту - по партбилету

Оставлен klachkov Втр, 2011-02-01 09:53

"Независимая газета", 01.02.2011

Единственным периодом в новейшей истории Красноярья, когда оппозиция не только декларировала намерение взять власть, но и искренне считала, что способна управлять регионом лучше действующей администрации, была эпоха Александра Лебедя. Десять лет назад движение «Наши», под знамена которых встала практически вся местная элита во главе со спикером Законодательного собрания Александром Уссом, обладало необходимым кадровым потенциалом, чтобы крепко взять в руки бразды правления краем. Но по иронии судьбы победу на губернаторских выборах 2002 года, состоявшихся после трагической гибели «генерал-губернатора», все равно одержал варяг – выдвиженец «Норникеля» Александр Хлопонин. «Наши» оказались не у дел и вскоре стали лишь фактом из истории.

В путинскую эпоху никто из системной красноярской оппозиции всерьез даже и не помышлял о приходе к власти, хотя в их среде есть авторитетные политики, управлявшие Красноярским краем на закате советской империи. Правда, их звездный час давно остался в прошлом, и большинство из них сегодня вполне довольны комфортным существованием в качестве депутатов-оппозиционеров.

«В красноярской оппозиции немало людей, которые прошли большую управленческую школу еще в Советском Союзе. Особенно много таких людей в КПРФ. Например, депутат Заксобрания Всеволод Севастьянов руководил в начале 90-х годов краевым Советом народных депутатов, его соратник по Компартии Валерий Сергиенко был председателем крайисполкома. Думаю, если бы им поручили управлять регионом сегодня, то у них это получилось бы не хуже, чем у нынешних руководителей, – говорит депутат краевого Законодательного собрания Олег Пащенко. – Другой вопрос, что нет среди нынешних краевых оппозиционеров вождя, человека № 1, который мог бы взять на себя ответственность за судьбу региона. Были такие задатки у Анатолия Быкова, но он в политике разочаровался».

Хотя и губернатор Лев Кузнецов, и его предшественник Александр Хлопонин никогда не брезговали общением с оппозиционерами, никто из представителей КПРФ, ЛДПР, СПС или «Справедливой России» серьезных предложений перейти в исполнительную власть не получал. Для того же, чтобы иметь хоть какие-то шансы подняться на политическом лифте на новый карьерный этаж, в Красноярском крае необходимо иметь в кармане партбилет единоросса. И вполне объяснимым выглядел поступок экс-руководителя краевого отделения СПС, депутата Заксобрания Сергея Шахматова, который полгода назад написал заявление в партию власти.

«СПС прекратила свое существование 30 марта 2009 года. Я не стал вступать в «Правое дело», поскольку сомневался в перспективах этого проекта. Мои опасения подтвердились – партия оказалась мертворожденной, – раскрыл «НГ» причины своей политической эволюции Сергей Шахматов. – В этой ситуации особого выбора не было: либо стать политическим маргиналом, либо найти партию, в рамках которой можно было бы выполнять свои обязательства перед избирателями».

По мнению экспертов, сегодня в оппозиционном движении зарождаются новые тренды, которые способны видоизменить политическую конфигурацию в крае. «На протяжении определенного времени ситуация с оппозицией в регионах страны сильно зависела от того, какие процессы идут в столичной политической среде. Региональные оппозиционеры ждали и надеялись, что их заметят при формировании очередного центрального антивластного альянса и доверят представлять московских знаменитостей на каких-нибудь задворках. Таким образом, была выстроена наряду с вертикалью власти и вертикаль антивласти. Ждать перехвата инициативы такими фигурами у действующих хозяев региона не приходилось. Поэтому в рамках официально признанной оппозиции сейчас нет никого, способного взять ответственность за край на себя, – уверен аналитик Павел Клачков. – Но протестные настроения бесследно исчезнуть не могут. Они способны обрести плоть и кровь в личностях новых лидеров, если тем удастся выжить и победить в гонке следующего политического этапа».

    Александр Чернявский, Красноярск