Вступление в ВТО: Рубикон перейден

Оставлен klachkov Сб, 2010-12-25 19:29
ВложениеРазмер
Image icon klachkov.jpg7.22 КБ
Image icon 35.jpg9.22 КБ
Image icon streltsov.jpg18.23 КБ
Image icon wto.jpg12.62 КБ

Журнал «Агро-Сибирь», №12 (53), декабрь 2010 года

7 декабря 2010 года в рамках 26-го саммита Россия – ЕС в Брюсселе подписан меморандум о взаимопонимании по условиям присоединения РФ к Всемирной торговой организации. Теперь вступление в ВТО, переговоры о котором велись на протяжении 17 лет, - уже не проект, а фактор, который окажет влияние на все сектора отечественной экономики, в том числе и на сельское хозяйство.

Что же такое ВТО?

Являясь правопреемницей Генерального соглашения по тарифам и торговле (ГАТТ), действовавшего с 1947 года, Всемирная торговая организация начала свою работу с 1995 года. Сейчас в ней состоит более ста пятидесяти государств – от лидеров мировой экономики (США, Германия, Япония и т.д.) до таких развивающихся стран, как Ангола, Монголия и Руанда. С правовой точки зрения, система ВТО представляет собой своеобразный многосторонний контракт, нормами которого регулируется примерно 97% всей мировой торговли товарами и услугами. Вхождение в организацию предполагает «взаимное предоставление режима наибольшего благоприятствования» всем членам организации.

В качестве главных целей ВТО называются «дальнейшая либерализация мировой торговли» и «обеспечение справедливых условий конкуренции». Понятно, что вторая из целей сформулирована весьма уклончиво. Известно, что при абсолютно свободном рынке богатые обогащаются, а бедные разоряются. Понятно, что последним такой вариант вовсе не кажется справедливым. Согласование интересов осуществляется в ВТО на основе пакета соглашений в рамках органов, включающих Министерскую конференцию, подотчетный ей Генеральный совет, а также советы по торговле товарами, услугами и интеллектуальной собственностью. Существует орган по разрешению споров, уполномоченный создавать третейские группы, следующие определенным процедурам, а также постоянно действующая апелляционная инстанция.

Три «корзины»

Что же сулит вступление в ВТО агропромышленному комплексу нашей страны? Соглашение стран-членов этой организации по сельскому хозяйству делит все меры государственной поддержки агропромышленного комплекса на три группы. «Зеленая корзина» включает затраты на страхование урожаев в пределах 70% потерь, развитие консалтинга и информационного обеспечения в сельской местности, модернизацию сельской инфраструктуры, научные исследования, образование и подготовку кадров, инвестиционное субсидирование, ветеринарные услуги, выставочное дело и т. п. Этим мерам Всемирная торговая организация не препятствует.

Разрешенные инструменты из «голубой корзины» России вряд ли понадобятся. Они направлены на ограничение размеров сельхозугодий и поддержку фермеров, которые сокращают свою деятельность.

В «желтую корзину» включаются все остальные меры государственной помощи АПК, которые, как считается, стимулируют производство и искажают условия внешней торговли. Речь идет, в частности, о субсидиях на изготовление конкретных видов продукции, приобретение средств производства и погашение кредитов, а также прямых платежах производителям, поддержке рыночных цен, списании долгов и ряде других мер, активно применяемых в современной России. Государства, ставшие членами ВТО, обязуются поэтапно сокращать применение этих инструментов, отражаемых показателем, именуемым сумма максимальной поддержки (СМП).

Как защитить своих

Как сообщает газета «КоммерсантЪ», 27 сентябре 2010 года в Женеве министр сельского хозяйства Елена Скрынник гарантировала представителям США и 19 других стран, что до 2012 года объем ежегодной господдержки (то есть СМП) российского агропромышленного комплекса не превысит 9 миллиардов долларов, а в 2013-2017 годах сократится до 4 миллиардов долларов. Ученые экономического факультета МГУ утверждали, что переговорщики должны были настаивать на 50 миллиардах долларов. Впрочем, как указала Елена Скрынник в своем интервью, сейчас ежегодная поддержка сельского хозяйства составляет лишь 4,4 миллиарда долларов в год. Кроме того, она подчеркнула, что вступление в ВТО допускает использование механизмов «зеленой корзины».

Стрельцов Евгений Александрович

Начальник отдела регионального рынка и продовольствия министерства сельского хозяйства и продовольственной политики Красноярского края Евгений Александрович Стрельцов подчеркивает, что многое будет зависеть от грамотной и согласованной работы федеральных и региональных органов власти и самих сельхозпроизводителей. Дело в том, что даже меры из «зеленой корзины» необходимо ежегодно обновлять и обосновывать перед органами ВТО. Тем более это относится к мерам «желтой корзины». К примеру, этим летом в связи с засухой для того, чтобы ограничить вывоз из России зерна, было достаточно постановления Правительства. А вот Украине, которая уже является членом ВТО, пришлось согласовывать лимиты с этой организацией. Таким же образом предстоит защищать и меры государственной поддержки, объясняя функционерам ВТО их актуальность.

У ряда экспертов вызывают опасения предстоящие изменения таможенных тарифов. В Соглашении ВТО по сельскому хозяйству говорится, что они устанавливаются на уровне среднего показателя за три года, предшествующие началу переговоров (для России это 1992–1994 годы). Зафиксировав эти тарифы, развитые страны обязываются снизить их на 36 процентов в течение шести лет, а развивающиеся — на 24 процента в течение десяти лет. Однако как раз в начале 1990-х годов в России были одни из самых низких тарифов на импорт сельхозпродукции в мире. Впрочем, экономист Алексей Портанский утверждает, что при присоединении к ВТО согласно нашим условиям, ни на один импортный товар, аналог которого производится и потребляется в России, таможенная пошлина не уменьшится.

Сергиенко Валерий Иванович

Депутат краевого Законодательного Собрания, президент «Союза товаропроизводителей и предпринимателей Красноярского края» Валерий Иванович Сергиенко отмечает: многие государства, являющиеся членами Всемирной торговой организации, помогают своим сельхозпроизводителям на уровне, значительно превышающем отечественный. Наше правительство предлагает «переходить от прямого субсидирования отдельных продуктов и услуг к оказанию поддержки и формированию рынка по правилам ВТО, но по ценам, приемлемым для отечественного сельского хозяйства. Сейчас мы даем деньги крестьянину, чтобы он купил комбайн: «Ты купи, а мы тебе компенсируем определенный процент». В ВТО этого делать нельзя. Но никто не запрещает давать деньги не на комбайн, а за то, что он обрабатывает определенную площадь земли и осваивает новую. Евросоюз действует как раз методами непрямой поддержки».

Валерий Иванович предлагает использовать и другие меры. В частности, помогать предприятиям, производящим товары и оказывающим услуги, необходимые сельчанам. Ведь можно установить льготные тарифы, скажем, для завода, который производит удобрения, и понизить, таким образом, цену на эту продукцию. Задача государства – создавать инфраструктуру и внедрять логистические схемы. Кроме того, депутат предлагает не устанавливать фиксированные цены на сельхозпродукцию, а повышать жизненный уровень населения.

Евгений Александрович Стрельцов указывает, что власти Красноярского края уже занимаются развитием инфраструктуры и логистики. Разрабатываются инвестиционные проекты. В их числе - создание линейных элеваторов, обеспечивающих, формирование товарных партий зерна для централизованной отгрузки железнодорожным транспортом. Поставлена задача развивать мощности по убою скота. Одно из новых направлений работы – создание единой краевой информационно-консультационной сети. Уже сейчас компьютеры каждого районного сельхозуправления подключены к красноярскому серверу, образуя единую сеть для обмена актуальными данными. В перспективе сами сельхозпроизводители смогут подключиться к данной системе; собственно, для них она и создается.

Один из примеров непрямой поддержки производителей пищевых продуктов на уровне региона - реализация Закона края «О дополнительных мерах государственной поддержки агропромышленного комплекса края в 2009-2010 годах». Данный нормативный акт поддерживает сбыт продукции краевых сельхозпроизводителей через субсидирование ее закупа крупными торговыми сетями. Это позволит изменить потребительские предпочтения в пользу местной продукции.

Валерий Иванович Сергиенко полагает, что руководство страны и края должно создать нормативную базу, которая позволит защищать отечественных сельхозпроизводителей в новых условиях. Он подчеркивает, что эту работу надо начинать заблаговременно. Нужно учитывать опыт других стран. К примеру, законодательство Японии предъявляет повышенные требования к качеству импортируемой древесины. Речь идет не только о плотности и количестве пиломатериалов. Японцы требуют сертификаты, подтверждающие, что лес не подвергался, к примеру, обработке ядохимикатами. И тем самым ограничивают экспорт, не используя «лобового» механизма пошлин.

Зарубежный опыт

ВТО не является организацией с раз и навсегда установленными правилами, одинаковыми для всех ее участников. Не случайно лауреат Нобелевской премии по экономике 2001 года Джозеф Стиглиц, говоря о ВТО, заявил: «Эта организация стала наиболее наглядным символом глобальных несправедливостей и лицемерия передовых промышленных стран… Проповедуя необходимость отказа от субсидирования производства, сами они продолжали предоставлять миллиардные субсидии своим фермерам». Яркий пример тому – памятное россиянам вторжение на отечественный рынок «ножек Буша». Американские сельхозпроизводители, поставлявшие их в нашу страну, получали от своего правительства значительные экспортные субсидии.

Одним из главных конкурентов отечественных сельхозпроизводителей являются их коллеги из Кэрнской группы стран (Cairns Group). Они заинтересованы в максимальной либерализации доступа на отечественный рынок. В нее входит 15 государств – как развитых, так и развивающихся, делающих в своей экономике ставку на экспорт сельхозпродукции. В их числе Аргентина, Австралия, Бразилия, Канада, Чили, Индонезия, Малайзия, Новая Зеландия, Таиланд, Филиппины и ЮАР. Группа названа в честь небольшого австралийского города Кэрнса, где шли переговоры о ее создании.

Влиятельными противниками Кэрнской группы являются страны Евросоюза и США, заинтересованные в защите своих сельхозпроизводителей. Сможет ли Россия сыграть на противоречиях Франции и Австралии? Объединить вокруг себя для согласованных действий другие страны СНГ, вступающие или уже вступившие во Всемирную торговую организацию? Понятно одно: раз ВТО не монолитна, надо приобретать союзников и «дружить» с ними против общих конкурентов. А также искать лазейки, позволяющие защищать свои интересы.

Интересные сведения о защите сельхозпроизводителей развитых стран приводит американский ученый Джаред Даймонд. К примеру, в Японии существует подлинный культ свежей продукции. Именно по этой причине молочная индустрия этой страны начинает работать сразу же после полуночи. Японец не возьмет в магазине молоко, если на бутылке будет стоять время изготовления 23:59 предыдущего дня. А для зарубежных пищевых продуктов действует десятидневный таможенный карантин. Если покупатель отказывается покупать вчерашнее молоко, то понятно, что товар, произведенный десять и более дней назад, его не заинтересует.

В Германии выше всего котируется местное пиво. Типичный покупатель редко изменяет своей любимой марке. Как показали исследования, наибольшая часть немецкого пива потребляется в радиусе тридцати миль от завода. Кроме того, существуют очень строгие законы о чистоте пива, основанные на традиционной рецептуре местных, а не зарубежных пивоваров. Это приводит к тому, что эта страна импортирует мало пива. С другой стороны, то «немецкое» пиво, которое мы видим в наших магазинах, производится, как правило, не в Германии, а в других странах.

Новые возможности

Вступление в ВТО делает актуальным ещё один вопрос: смогут ли отечественные сельхозпроизводители сами выйти на зарубежные рынки? Страны Европейского союза для них пока закрыты. По словам Главы Минсельхоза Елены Скрынник, ведется работа по унификации отечественных ветеринарных норм со стандартами Евросоюза. Европейскую аттестацию уже прошли некоторые сельхозпредприятия Калининграда. Кроме того, ведутся поставки мяса птицы в страны Юго-Восточной Азии.

Евгений Стрельцов полагает, что вступление в ВТО открывает новые возможности. К примеру, мировые цены на зерно выше российских, а это благоприятствует освоению внешних рынков. Экспорт зерна в страны Юго-Восточной Азии был бы интересен для сельхозпроизводителей нашего края, ведь мы живем в самом восточном из зернопроизводящих регионов нашей страны.

Валерий Сергиенко скептически относится к проектам экспорта красноярской сельхозпродукции на восток. Ведь рынок Монголии ограничен, а Юго-Восточная Азия относятся к «миру риса». По мнению депутата, для нас потенциально интересны рынки Узбекистана и Таджикистана, но эти страны слишком бедны, чтобы быть стабильными партнерами.

Оппонируя Валерию Ивановичу, Евгений Александрович не отрицает, что понятие «мир риса» действительно существует. Однако с ростом уровня доходов его жители стремятся разнообразить рацион. Растет потребность и в пшенице, а свободной земли для ее выращивания в той же Японии просто нет. Есть о чем подумать и руководителям красноярских птицефабрик. Реализация таких планов потребует модернизации портовой и транспортной инфраструктуры, а это как раз меры «зеленой корзины».

Клачков Павел Владимирович

Аналитик Павел Клачков полагает: «Рынок сельскохозяйственной продукции всегда очень уязвим: на него влияют плохие климатические условия, высокие цены на энергоносители, экспортные ограничения, валютные спекуляции, проблемы глобальной безопасности. Многие подобные факторы неподконтрольны национальным правительствам, не спасают и механизмы рыночного регулирования, а также собственная политика производителей. Необходимо начинать выстраивать новую систему снабжения сельскохозяйственной продукцией населения на основе принципа устойчивости. Я критично отношусь к идеям о возможной изоляции отечественной сельскохозяйственной отрасли от глобальных влияний и тенденций. Мы должны обеспечивать себя, но работать в кооперации с международным сообществом. Как раз в данной ситуации становится актуальным и необходимым вступление России в ВТО. В будущем важно видеть наше сельское хозяйство конкурентоспособным, инновационным и устойчивым. Эти три качества помогут победить бедность и голод. Все члены мирового сообщества сейчас взаимозависимы как никогда прежде. Развитие науки и технологий – ключ к успеху в экономике завтрашнего дня. Но на пути России к вступлению в ВТО все еще есть барьеры: экспортные пошлины на древесину, железнодорожные тарифы, объемы субсидирования сельского хозяйства, квоты на поставки мяса и птицы в РФ».

    Сергей Подъяпольский