Пустыня модернизации?

Оставлен klachkov Чт, 2010-12-16 06:22
ВложениеРазмер
Image icon sahara.jpg28.93 КБ

Правая.Ru

В обществе, где достаточно большой процент граждан чувствует себя униженными, лишенными возможности хоть как-то поправить свои дела – словно бы сам собой появляется полюс уныния и гниения. Представьте себе точку, приближение к которой стягивает губы в гримасу, надежды на лучшее начинают выглядеть нелепо, даже отчаянный порыв под воздействием такого психомагнитного концентрационного поля обращается тупым лобным искажающим действием.

Полюс притягивает к себе все больше «полярников». По идее, ему должен противостоять полюс положительный, с обратным зарядом. Он должен компенсировать моральные мучения, уродство, гасить негашеную известь разлуки с собственной сутью. Там должна быть идея единения, энтузиазма, преодоления.

Первый негативный полюс в российском обществе обнаруживается моментально. Он изъезжен, исхожен, обитаем, даже перенаселен. Второй полюс, где обитают идеалы и жизненные ценности, постоянно кочует, передвигается, ускользает.

Наши зарубежные «друзья» давно определили модель международных отношений. Старейшина британской политической сцены, член парламента, доктор экономики и министр Винс Кейбл деловито заявляет: «Для Великобритании все страны БРИК равнозначны, немного различаются акценты. Бразилия и Россия — это в первую очередь ресурсная база, Индия и Китай — масштабный внутренний рынок».

Так куда же нам втиснуть горячий, футуристический проект повсеместной модернизации? Кто напитает его от правильного полюса позитивной энергией? В иннограде «Сколково» будет пять кластеров — информационных и компьютерных технологий, биотехнологий, энергоэффективности, космических и ядерных исследований. Звезды с такими пятью лучами достаточно для призыва инфо-когнито-нано-био духов?

К пяти лучам добавят тройную спираль (Triple Helix). Профессор Генри Ицковиц — автор книги «Тройная спираль. Университеты — предприятия — государство. Инновации в действии» разработал модель перспективной роли университета как лидера отношений с бизнесом и государством. По его мнению, сегодня происходит вторая академическая революция: помимо образования и проведения научных исследований, университеты берут на себя третью миссию — быть активным игроком в развитии экономики через создание научных и технологических знаний и, как следствие, инноваций.

Инноваторами планируется курс на сотрудничество с глобальными корпорациями. Они станут прививать культуру инноваций крупному российскому бизнесу, формировать технологические кластеры. Тем не менее, все еще нужно хотя бы сто тысяч активных людей для подъема, для наращивания модернизационного процесса. Правда, таких «комсомольцев-добровольцев» инновационного розлива в достаточной критической массе не существует на сегодняшний день.

Американский экономист Джеффри Сакс – специальный советник генерального секретаря ООН по программе Цели развития тысячелетия призывает к «инвестициям в наше собственное долгосрочное устойчивое развитие, в защиту окружающей среды». Он утверждает – «мы должны вкладывать в переход к экономике с низким использованием углеводорода, к чистому транспорту, мы должны отучить себя от невозобновляемых источников энергии».

Это благие пожелания прославленного Сакса. Но следует отметить, что с утратой национальной идентичности теряется энергия для модернизации. Быдло, стадо «без комплексов», без идеалов, без высоких ценностей на модернизацию неспособно. Только прорывная психическая энергия плюс усилие. Воля. Государственная воля. Ее не заменит ничто. Для системного обновления хозяйства идти на превентивное разрушение сложившихся коррупционных схем. Нельзя ждать, когда гниение сделает любое движение невозможным и саморазрушительным. Как мясо от костей «хозяева» жизни тогда будут отделяться от общества целыми кусками.

Некому будет вдохновить народ и организовать его. Народы, страны смертны, как и отдельные люди. Призывы к модернизации не должны вызывать духов погибели, камуфлируя собой процессы реальной деградации. После множества судорожных, но пустых слов может остаться лишь пустыня тоскливой мучительной смерти.