Основные типы правового регулирования межэтнических отношений

Оставлен klachkov Ср, 2010-04-07 17:00

Политика, проводимая государством в области межэтнических отношений, может носить различный характер. Представляется возможным выделить пять основных типов такой политики, отличающихся по целям, которых предполагает достичь суверен в результате такого регулирования.

Во-первых, изоляционный тип, при реализации которого этнические общности становятся подсистемами политически организованного общества, каждая из которых занимает строго предписанное место в системе разделения труда (система «национального гнета», апартеида и т.п.). Во-вторых, ассимиляционный, влекущий принятие мер, направленных на то, чтобы заставить членов этнических меньшинств сменить этническую принадлежность, влившись в господствующую этническую общность. Социальные системы подавляемых этнических общностей постепенно разрушаются, их члены вливаются в господствующую этническую общность, пределы которой должны совпасть с границами политии. В-третьих, ликвидационный, при котором представители определенных этнических общностей удаляются с территории политически организованного общества или даже уничтожаются физически. В четвертых, мультикультурный, при выборе которого этническое разнообразие не только не устраняется, но и поддерживается, культивируется даже в ущерб общим коренным и долговременным интересам политически организованного общества. И в-пятых, интеграционный, означающий, что своеобразие быта, культуры и обычаев этнических общностей учитывается и не устраняется административными мерами, однако стратегической целью является сглаживание различий в интересах развития общества как целого.

Названные выше типы правового регулирования межэтнических отношений в различной степени соответствуют целям выживания и прогрессивного развития политически организованного общества. Изоляционный тип более характерен для доиндустриальных обществ. Он зарождается уже в нецивилизованных обществах - не позднее, чем на стадии вождества (протогосударства). Как указывает С.А. Дробышевский, с возникновением вождеств «впервые в мировой истории появились один и в последующем даже два уровня инкапсуляции и санкционирования над деревенским сообществом» . Так, например, В обществе енисейских кыргызов в IX-XII веках н.э. господствующее положение занимали кыргызы, являвшиеся скотоводами-кочевниками. Подвластные им племена хягасов занимались земледелием и пастушеским скотоводством . Аналогичные явления выявлены Г.С. Хиселевым в истории протогосударств хауса. Подобный тип правового регулирования межэтнических отношений применялся и в дальнейшем. Как отмечают С.Д. Баранов и Д.В. Конов, для средневековых обществ была типична ситуация, когда феодальная верхушка представляла собой весьма обособленную группу, своего рода «этнос над этносами».

Применение изоляционного типа регулирования связано с рядом проблем и издержек. Во-первых, поскольку часть общества находится в приниженном положении, способности не реализуются должным образом. Напротив, известны примеры, когда наиболее способные представители угнетенной группы уничтожаются целенаправленно. Так, если верить сведениям Плутарха, в Древней Спарте ежегодно проводились криптии, в ходе которых молодые спартиаты убивали наиболее крепких и сильных илотов.

Во-вторых, поддержание неравноправных отношений требует от представителей господствующей группы значительного силового ресурса. Особенно очевидным становится это в том случае, если существенно различаются тенденции демографического развития неравноправных этнических групп. С этой проблемой столкнулась, в частности, Южно-Африканская республика, проводившая политику апартеида.
В условиях невысоких темпов научно-технического прогресса отчуждение представителей какой-либо этнической группы от полноценного образования, участия в научной, творческой и иной высококвалифицированной деятельности, не влечет немедленного отставания политически организованного общества от других политий. Ведь другие вождества и государства доиндустриального общества также основаны на фактическом и юридическом неравенстве своих членов - даже если дискриминация проводится и не по этническому признаку. Только их «верхушка» имеет возможность участвовать в общественной жизни и заниматься высококвалифицированным трудом. Однако при ускорении темпов прогрессивного развития человечества негативная сторона изоляционного типа правового регулирования межэтнических отношений становится более заметной.

Переход к индустриальному обществу сделал актуальной задачу превращения населения европейских государств, говорившего на различных местных диалектах и социолектах, отличавшихся своими обычаями, в унифицированные нации, объединенные изучаемым в школе и используемым в книгах и газетах литературным языком, преподаваемой на данном языке версией национальной истории и представлениями о национальном единстве. По мнению видного английского философа и антрополога Эрнста Геллнера, национализм продукт индустриального общества, так как необходимыми для возникновения этого явления факторами выступают высокая степень развития культуры, ее доступность широким массам населения (что порождает необходимость в культурном единообразии), активное экономическое развитие (как условие социальной мобильности) и порождаемая им необходимость культурной стандартизации.

Своеобразной и не основанной на неравенстве версией изоляционного типа правового регулирования межэтнических отношений является концепция консоциетальной демократии в версии А. Лейпхарта. По мнению этого ученого, консоциетальная демократия призвана обеспечить мирное сосуществование более чем одной этнической группы "на основе разделения, даже равного партнерства скорее чем доминации одной нации над другой или другими. А. Лейпхарт предлагает не только сохранять, но и институционализировать существующие в полиэтничсских государствах этнические сегменты, для управления государством создавать коалиции, состоящие из представителей всех этнических сегментов, вводить пропорциональную (по этническому признаку) представительную избирательную систему и систему взаимного вето (элиты любого этнического сегмента могут отклонить правительственное решение в жизненно важных вопросах . Сам А. Лейпхарт полагал, что данная схема будет эффективной только в небольшой стране, для которой характерен множественный баланс сил (три или более стороны), причем эти силы достаточно однородны и изолированы, но готовы к диалогу, имеют определенные традиции согласования, а кроме того, в стране существуют разделения (например, классовые или религиозные), пересекающие границы сегментов . Консоциетальное устройство устройство не всегда работает эффективно. Оно было свернуто в Северной Ирландии, Ливане, Шри-Ланке, очень хрупко в Бельгии, Канаде и Южной Африке. Можно сделать вывод, что консоциетальная демократия способна прекратить или хотя бы приостановить вооруженный конфликт, но, представляя собой лишь более или менее устойчивый компромисс противоборствующих сил, не создает устойчивой почвы для прогрессивного развития.

Глубокие исторические корни имеет и ассимиляционный тип правового регулирования. Уже в ассирийском государстве существовал способ регулирования межэтнических отношений, известный под названием «насаху» (букв. «вырывать с корнем», «искоренять»), означавший переселение покоренных народов в другие земли, в чуждое окружение . В хеттском государстве переселенные при этом на три года избавлялись от повинностей . Инки дробили племена и расселяли их по частям в разные области . Цель такого рода действий вполне понятна – «растворить» этническую группу в иноэтнической среде. Ассимиляция стала практикой многих государств Нового времени.

Этот тип правового регулирования межэтнических отношений также имеет свои негативные стороны. Во-первых, государство, являясь универсальной политической организацией, удовлетворяющей всю совокупность потребностей своих членов, не представляет собой, вместе с тем, всесильного Левиафана, способного в одночасье менять этническую принадлежность входящих в него людей. Поэтому суверен должен соизмерять свои цели с реально имеющимися у государства ресурсами. Государственный аппарат является организованной системой, имеет в своем распоряжении значительные материальные ресурсы, может привлекать к работе квалифицированных специалистов (в том числе в сфере массовых коммуникаций), тогда как граждане, по общему правилу, разобщены. Б. Андерсон пишет, что в распоряжении элит государств есть различные средства, позволяющие «структурировать воображение» граждан. К числу таких средств он относит политические карты и переписи населения, создающие в сознании жителей образы четко очерченных политических и этнических общностей . Тем не менее, возможности государства не безграничны, ведь этнические общности также являются более или менее организованными социальными системами, могут иметь свои элиты, а также поддержку извне.

Ассимиляция имеет различные аспекты для тех, кто ей подвергается. Позитивный аспект, который декларируется её идеологами, заключается в том, что ассимилируемые лица смогут стать участникам более развитой и разнообразной системы обменов материальными и нематериальными продуктами труда. Таким образом, они смогут более эффективно удовлетворять свою систему потребностей. Негативная сторона ассимиляции заключается в следующих обстоятельствах. Во-первых, этническая идентичность, которая является существенным компонентом человеческой личности, может привести к тяжелым психологическим последствиям. Во-вторых, смена этнической идентичности – длительный процесс, который имеет промежуточные стадии. Отдельные люди и целые группы людей могут остаться маргиналами, утратившими первоначальную идентичность, не приобретя в действительности новой. В-третьих, даже если человек освоит язык и культуру другого этноса как свои собственные, ещё не факт, что представители этого народа станут воспринимать его как «своего». Есть риск, что ассимилированные люди будут участвовать в более широкой системе обменов не на равноправной, а на приниженной основе. Тот же Б. Андерсон обращает внимание на противоречие, распространившееся по всему миру противоречие: «словаки должны были быть мадьяризированы, индийцы – англизированы, корейцы – японизированы», однако это не давало им «возможность управлять мадьярами, англичанами или японцами. Банкет, на который их приглашали, неизменно превращался в Бармецидов пир» , то есть лишь видимость щедрости и гостеприимства.

Ликвидационный тип регулирования межэтнических отношений также известен истории человечества. Меры этого типа применялись различными государствами в отношении различных народов - в частности, в отношении евреев и цыган. Так, в 1290 году король Эдуард I издал указ о выселении из Англии всех евреев в четырехмесячный срок. Еврею, оставшемуся по истечении этого срока на территории Англии, грозила смертная казнь. В приговоре Нюрнбергского трибунала отмечалось, что преступления нацистов в Польше и Советском Союзе совершались «не только в целях подавления оппозиции и сопротивления германским оккупационным войскам» . Эти деяния «являлись частью плана, заключавшегося в намерении отделаться от
всего местного населения путем изгнания и истребления его для того, чтобы колонизировать освободившуюся территорию немцами» . В приговоре цитируются слова, написанные Гиммлером в июле 1942 года: «В наши задачи не входит германизация Востока в том смысле, как
это понималось раньше, т. е. германизация, заключающаяся в обучении населения немецкому языку и немецким законам; мы хотим добиться того, чтобы на Востоке жили исключительно люди чистой немецкой крови» . В апреле 1923 г. в докладе XII съезду РКП (б), отвечая на реплику с места, И.В. Сталин сказал, что уничтожение армянами татар в Зангезуре и татарами армян в Нахичевани также является известной формой «разрешения национального вопроса. Но это - не советская форма разрешения» (вопрос о том, было ли данное высказывание «вождя народов» искренним, выходит за рамки этой статьи). Недостатки ликвидационного типа регулирования межэтнических отношений вполне понятны: являясь бесчеловечным по своей сути, он приводит к тому, что государство теряет подданных, многие из которых могли бы принести ему пользу.

Внутренне противоречивый процесс глобализации, сопровождающийся ростом «национализма меньшинств», элиты которых отстаивают право каждой этнокультурной группы на сохранение своего культурного своеобразия, вызвал к жизни концепцию мультикультурализма. Её сторонники считают, что «мультикультурализм связан с индивидуалистическим подходом, охраняющим право каждого индивида «выходить» из его культурной группы. Вместо рассмотрения общества как состоящего из большинства и меньшинств, мультикультуралисты стремятся переопределить современное государство как множество культурных групп в постоянном движении и с расплывающимися границами между ними " . В этой связи более чем актуальной становится точка зрения Г. Спенсера, в соответствии с которой общество, характеризующееся сходством составляющих его единиц в этническом отношении, относительно устойчиво и способно долгое время существовать, базируясь на этой связанности, тогда как "гибридное общество" характеризуется внутренней неустойчивостью.

Как было сказано выше, интеграционный тип правового регулирования межэтнических отношений означает, что своеобразие быта, культуры и обычаев этнических общностей учитывается и не устраняется административными мерами, однако стратегической целью является сглаживание различий в интересах развития общества как целого. Интегративная концепция правового регулирования межэтнических отношений соответствует международному праву. Так, пункт 2 статьи 5 Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств, запрещая принудительную ассимиляцию меньшинств, не препятствует принятию Сторонами мер по проведению своей общей политики интеграции. Вместе с тем, он признает важность социальной сплоченности и отражает желание, выраженное в преамбуле, того, чтобы культурное многообразие стало источником и фактором не разделения, а обогащения для каждого общества.

Есть основания полагать, что именно интегративный тип правового регулирования межэтнических отношений характерен для России. По словам И. Солоневича, на всём историческом пути русского народа проявлялся его «государственный инстинкт» или «инстинкт общежития» с другими народами . Конечно же, многовековая отечественная история содержит примеры применения способов правового регулирования, относящихся к различным типам регулирования межэтнических отношений. Так, например, при Владимире Мономахе из Русского государства были изгнаны берендеи, печенеги и торки , генерал Н.И. Евдокимов проводил на Кавказе политику, способствующую уходу абхазо-адыгского населения в Турцию , – это примеры ликвидационного типа регулирования межэтнических отношений. Однако уже в ранний период русской истории обозначилась генеральная линия на интеграцию полиэтнического населения. Как пишут С.Д. Баранов и Д.В. Конов, «славяне были малочисленны и разрозненны, чтобы контролировать гигантскую малосвязанную территорию. Местное население было также немногочисленным и не представляло большой угрозы для славянских поселенцев. Вместе с тем ощущался острый дефицит рабочей силы для освоения земель, расчистки от леса и т.д. Выгоднее было политически интегрировать угро-финское или балтское население». В целом, по мнению авторов, способность русских интегрировать представителей других народов, «делает жизнь в русской среде для соседних этносов весьма привлекательной в самых разных отношениях».

Реализация интегративного типа правового регулирования межэтнических отношений имеет как преимущества, так и определенные издержки. Ряд современных авторов утверждает, что русский народ заплатил непомерную цену за создание и поддержание полиэтнического государства. Те же С.Д. Баранов и Д.С. Конов считают, что «имперское могущество России оплачивалось сверхэксплуатацией русских» . Подобная точка зрения имеет определенное обоснование. Так, О.И. Чистяков отмечал, что присоединение к России новых территорий «означало включение инонациональных феодалов в общую структуру российских феодалов, а феодально зависимого населения — в состав эксплуатируемых» . Так, все права российского дворянства были предоставлены молдавским боярам, грузинской знати, прибалтийским баронам, при этом последние имели преимущества даже в сравнении с русскими дворянами. «Что касается трудящихся, то инонациональные крестьяне имели определенные преимущества перед великорусскими.... Личная свобода сохранилась за крестьянами Царства Польского и Финляндии. Молдавским крестьянам было предоставлено право перехода» . Ранее находившееся в зависимости у местных феодалов крестьянство Азербайджана и Казахстана были переведено на положение казенных крестьян. «Казахское население было освобождено от рекрутчины, тяжким гнетом давившей русских крестьян» и т.д. Не отрицая фактов такого рода, необходимо отметить следующее. Во-первых, подобная ситуация была порождена объективными геополитическими и этнопсихологическими условиями. Не контролируя столь протяженную территорию, Россия не смогла бы сохраниться как государство. Контроль над столь протяженной территорией требовал учета местных условий. Во-вторых, в конечном счете, русский народ выигрывал от проживания в большом государстве – оно позволило создать более эффективную и разнообразную систему обменов продуктами материального и нематериального труда, а значит, более эффективно удовлетворять систему потребностей людей, чем это было бы возможно, к примеру, в границах Рязанского княжества.

Интегративный тип, имеющий как объективные преимущества, так и устойчивые традиции, уходящие в глубь истории России, может остаться доминирующим в нашей стране и в дальнейшем. Тем не менее, его применение нуждается в определенной рационализации. Так, например, поддержка малых народов, отстающих по тем или иным причинам в своем развитии, не может быть самоцелью, а должна быть обусловлена коренными долговременными интересами общества в целом. В частности, меры финансовой поддержки должны носить целевой характер и ставиться в зависимость от достижения позитивных результатов. Иной подход способствует развитию иждивенческих настроений и не соответствует действительным интересам ни этих народов, ни России в целом. Не должна упускаться из виду цель поддержания культурного единства страны. Поскольку русский язык является языком межэтнического общения, важно, чтобы граждане России использовали в этом общении правильный литературный язык, а не на полуграмотные жаргоны. Важной задачей государства является поддержание исторической памяти о выдающихся свершениях народов России – в частности, о победе в Великой Отечественной войне. В то же время, интеграция народов России, являющаяся одновременно социальным процессом и политическим процессом, должна быть обращена в будущее.

    Сергей Подъяпольский