Сборка-2008

Оставлен klachkov Ср, 2008-04-02 15:57

Ирина Чернявская

Ежемесячное обозрение "Реноме", март 2008.

Россияне не стали искушать судьбу, выбрав 2 марта тех, кто олицетворяет стабильность и порядок как в стране, так и в Красноярске. Триумфальные победы Дмитрия Медведева на президентских выборах в России, Петра Пимашкова и партии «Единая Россия» на муниципальных выборах в столице края стали наградой за вменяемость и отсутствие серьезных провалов в последние годы.

Предсказуемые результаты выборов не означают, что в нашей жизни наступает тишь да благодать. К политике вполне применима формула, ставшая названием одного из хитов группы Queen, — Show must go on. Без политических спектаклей родное отечество не останется. И кажущаяся незыблемость нынешней системы еще не раз будет подвергнута серьезным испытаниям.

Преемник и «отличники»

Новый президент страны 2 марта практически повторил результат, набранный его предшественником на выборах-2004. Так называемое «путинское большинство» удалось без потерь передать наследнику. Это означает, что в стране у верховной власти существует достаточно большой запас прочности, который позволяет ей реализовывать свои долгосрочные планы, пренебрегая тычками Запада и шипением внутренней оппозиции.

Победа Медведева, по мнению политолога Павла Клачкова, технологически готовилась на протяжении долгого периода. «В отличие от Сергея Иванова, которого тоже прочили в преемники, Дмитрий Медведев шел по дистанции ровно и осторожно, не привлекая к себе внимания острыми заявлениями и громкими акциями, — отмечает Клачков. — Ему удалось избежать ошибок, и именно поэтому эндшпиль операции «Преемник» был проведен на высшем уровне». У его конкурентов — Геннадия Зюганова, Владимира Жириновского и Андрея Богданова — не было ни малейших шансов.

Эта безальтернативность создала Кремлю другую головную боль — проблему явки и связанную с ней степень легитимности будущего президента. Все региональное начальство последние месяцы было в жутком напряжении — изрядно подуставший после госдумовских выборов электорат нужно было чем-то привлечь на избирательные участки в условиях отсутствия полноценной интриги. Каждый выворачивался как мог: кто запускал 2 марта лотереи, кто придумывал совмещенное голосование, кто банально нажимал на все административные рычаги. В результате задачу удалось выполнить, явка получилась в стране вполне пристойная — почти 70 %.

Красноярский край по традиции отстал. У нас и явка меньше (61,35%), и результат Дмитрия Медведева не блещет высокими показателями — 62,47%. Наверняка руководству края пришлось давать по этому поводу объяснения администрации президента. Похоже, их сочли удовлетворительными. Иначе вряд ли Александр Хлопонин публично оценил бы активность избирателей региона на «пять». «Я считаю, что мы с вами — не Чечня, чтобы было 99,9%. Возможно, мы чуть-чуть ниже голосовали, если взять в целом по стране. Но зато наши показатели абсолютно настоящие», — отметил глава региона.

Дело не в том, чтобы доказывать сомнительными методами «собачью» преданность новому президенту, а в том, чтобы реально решать те задачи, которые ставит руководство страны перед регионами. И здесь край далеко впереди тех, кто на выборах стал «отличниками» по явке и «медведевскому» результату. Как раз этот фактор является гарантией того, что и при смене руководства в стране благосклонность Москвы к краю останется прежней. Это немаловажно, поскольку стратегия развития края может быть реализована только при поддержке федерального центра. То, что Дмитрий Анатольевич самые принципиальные вещи во время избирательной кампании озвучил именно в Красноярске, говорит о том, что у нас есть все шансы стать одним из главных полигонов по реализации плана Медведева — Путина, в частности, в социально-экономической сфере. Это касается и дебюрократизации экономики, и реформирования правовой системы, и новой социальной политики. И здесь важная роль будет принадлежать не только руководству регионов, но и новой городской власти.

Красноярск- 2020 и кадры

Петр Пимашков без видимых усилий, практически не ведя избирательной кампании, с огромным перевесом обошел всех своих конкурентов. 15% второго призера, коммуниста Валерия Сергиенко, меркнут перед сияющей вершиной — 70% действующего мэра. Тем самым Петр Иванович имеет все шансы побить исторический рекорд, установленный в XIX веке градоначальниками Красноярска Петром Кузнецовым и Павлом Прейном, которые управляли городом по 12 лет.

Нынешним летом Пимашкову исполняется 60 лет — возраст, который для политиков считается периодом расцвета. Тем не менее выборы мэра в очередной раз обозначили серьезную проблему — отсутствие в Красноярске политических «тяжеловесов», которые могут стать достойной сменой нынешнему мэру через четыре года. Еще в 2004 году Пимашков в интервью автору этих строк признавался, что проблема преемника его сильно волнует. Тогда Петр Иванович говорил, что в обойме возможных «наследников» не менее десяти фамилий. Но «иных уж нет, а те далече». Реальной альтернативы Пимашкову не видно до сих пор, и это уже настораживает — плавная смена элит является одним из признаков здоровья политического класса.

Не случайно на поверхность сейчас всплывают идейки по поводу того, чтобы учредить в исполнительной власти некий пост сити-менеджера, которого на работу принимал бы Горсовет. В частности, эта идея стала ключевой для аутсайдера избирательной кампании либерал-демократа Евгения Цветкова, который в одном из телевизионных интервью после 2 марта даже уверенно заявил, что красноярцы выбирали мэра в последний раз. Для воплощения цветковской идеи придется переписать Устав Красноярска, а это уже прерогатива законодательного органа. Пока этот сценарий выглядит маловероятным — большинство в новом Горсовете составили люди из команды Пимашкова, которые вряд ли захотят сделать из своего патрона «царствующую королеву». Хотя этот сюжет вполне может возродиться уже осенью нынешнего года, потому что проблема кадрового обновления исполнительной власти в Красноярске остается актуальной.

Дело не в том, что нынешняя команда плохо выполняет свои функции. Как раз наоборот — на фоне других сибирских городов столица Красноярского края выглядит весьма неплохо. Другой вопрос, что грандиозные идеи по созданию «Большого Красноярска» однозначно потребуют во власти менеджеров XXI века, способных не только исполнять рутинные чиновничьи обязанности, но и находить авангардные, прорывные решения. Где их взять? Вряд ли здесь может быть одно универсальное решение. Вполне вероятно, что вслед за первым вице-мэром Виталием Бобровым в администрации города будут десантироваться другие представители краевой власти, хотя обольщаться на это счет не стоит — у Хлопонина тоже наблюдается дефицит управленцев «новой сборки». Петр Пимашков до сих пор решал кадровые проблемы мэрии за счет рекрутирования перспективных людей из красноярской науки и законодательной власти. В городе уже несколько лет работает программа «Золотой кадровый резерв», но реальная отдача от нее будет только в следующем десятилетии. А проблемы нужно решать уже сейчас.

Партийный отбор

Выборы в законодательные органы муниципалитетов помимо решения чисто политических задач являются еще и смотром ближайшего кадрового резерва. Именно Горсовет является для амбициозных политиков первой ступенью в политической карьере. В 1996 году 25-летний Алексей Клешко стал депутатом Горсовета. Через 11 лет он завоевал уже кресло вице-спикера Законодательного собрания края. Но попасть во власть в «бурные девяностые» было гораздо проще, чем сейчас. Неустойчивая система давала много шансов молодым и предприимчивым.

Нынче, чтобы попасть в номенклатурную обойму, необходимо пройти через сито партийного отбора. Причем партии должны быть системными. Печальная участь «Блока Анатолия Быкова», которую фактически одним щелчком убрали с выборов в Горсовет, — ясный сигнал остальным: играйте по одним (общефедеральным) правилам. Непредсказуемые чужаки нынешней Системе не нужны. Хочешь мандат — вступай в партию! Да не абы в какую, а в ту, которая получила знак качества на федеральном уровне. Госдумовский квартет — «Единая Россия», КПРФ, «Справедливая Россия» и ЛДПР — стал маяком для политически озабоченной публики. Причем не факт, что для успеха необходимо становиться «медведем». Они, конечно, побеждают сейчас всегда и везде, но интриг и толчеи там куда больше, чем в той же КПРФ или «Справедливой России». Вряд ли новоиспеченным депутатам Горсовета «эсэру» Сергею Жабинскому, коммунисту Андрею Селезневу и либерал-демократу Александру Глискову удалось бы попасть в первый дивизион красноярской власти, попробуй они сделать это через «Единую Россию».

Впрочем, и «партия власти» озаботилась обновлением своих рядов. Наряду с привычными по нескольким созывам Горсовета лицами в их депутатских рядах появились и лица, малоизвестные широкой публике, — Алексей Додатко, Николай Захаров, Константин Ляшкевич и ряд других. Немаловажно, что многие из них избраны по одномандатным округам. Это говорит о том, что партийные бренды стали играть для избирателей ту же роль, что и товарные марки. Другой вопрос — как поведут себя эти депутаты, обязанные попаданию во власть прежде всего своим партиям, в будущем? Получатся ли из них политики с самостоятельной позицией или они станут серыми, невзрачными винтиками Системы? Вопрос не риторический. От ответа на него во многом зависит будущее Красноярья.

Александр Чернявский, Красноярск

1 комментарий

Автор: Anonymous on Сб, 2008-04-05 17:37

Интересный подход.