Евгения Бухарова: «Любой кризис есть предвестник будущего развития»

Оставлен klachkov Пт, 2008-12-19 17:04
ВложениеРазмер
Image icon buharova.JPG15.75 КБ

Евгения Бухарова Павел Клачков

Межрегиональный журнал статистики Statis.ru, декабрь 2008 года

Весь мир переживает не самые легкие времена. Со страниц газет, с экранов телевизоров на обывателя обрушиваются самые зловещие прогнозы. Всех пугают финансовым кризисом, как будто б это уже конец света. Важно не запутаться в разнообразии пугающих сценариев. Не стоит бежать в ближайший магазинчик за солью и спичками. Лучше обратиться к профессионалам за вдумчивым, спокойным анализом ситуации в мире, стране и в крае. Наша встреча с директором Института экономики, управления и природопользования СФУ Евгенией Бухаровой прояснила некоторые мутные, затемненные места в истоках кризиса, помогла разобраться в перспективах выхода из него. Разговор сложился информативный и откровенный.

    Финансовый пузырь лопнул

- В чем предпосылки и причины мирового финансового кризиса?

- Сейчас кризис анализируется с разных сторон. Есть несколько всеми специалистами признанных причин его возникновения. В условиях глобализации вся экономика была «завязана» на одну мировую валюту. Благополучие системы мировых финансов в значительной мере определялось устойчивостью валюты и развитием одной страны. Речь идет о США. Платежный баланс США на протяжении многих лет был отрицательным. Развитие американской экономики осуществлялось за счет больших заимствований. Обеспечение доллара год от года слабело. Также раньше финансовая система обслуживала нужды реального сектора экономики. Затем она стала самодостаточной отраслью, производящей свои продукты: финансовые инструменты. Но эти инструменты не подкреплялись реальными материально-финансовыми потоками. Стоимость деривативов определялась какими-то туманными будущими инвестициями и доходами, подтверждаемыми экспертными рейтинговыми агентствами. Рано или поздно такой финансовый пузырь обязан был лопнуть. Еще одной причиной стал кризис на рынке недвижимости в США. Точнее даже кризис ипотечного кредитования. Инструменты внутреннего американского ипотечного кредитования продавались на международных рынках. Эти и другие факторы, помноженные на неустойчивость национальных экономик, обусловили нынешнюю ситуацию. Нарыв, связанный с обособленным движением финансовых ресурсов, должен был прорваться. Не маловажным фактором является то, что экономический рост большинства стран в этот период сопровождался сверхвысоким ростом цен на энергоносители, который в свою очередь повлиял на публичную оценку капитализации компаний и фондовый рынок.

-Кризис был неизбежен?

- Совершенно верно. Ведь не зря на всех международных саммитах сейчас озвучена разумная позиция России – о том, что в мировой финансовой системе должна быть многополярность. И уже существуют различные центры экономического роста, призванные стать основой такой многополярности.

- А каков механизм кризиса? В чем он заключается?

- Дело в том, что потеряно доверие к финансовым институтам. Потому текущий кризис характеризуется как кризис доверия. Обвал ипотечной системы, обвал институтов инвестирования привели к переоценке капитализации компаний. Произошло падение на фондовых рынках. Финансовые институты сейчас пытаются укрепить к себе доверие, накапливая ликвидность. И в то же время капитализация компаний, под которые выделялись соответствующие ресурсы, резко сократилась. Ожидания от снижения экономической активности перерастают в реальное сжатие рынка.

- Как долго Запад будет ощущать последствия этого кризиса? И вообще – как последствия кризиса распределились по миру? Все ли страны пострадали в одинаковой степени?

- Пока еще до конца не ясны последствия кризиса в различных национальных экономиках. Кризис затронул не только развитые страны, но и страны с развивающейся экономикой, которые демонстрировали высокие темпы роста. В частности, это и Китай, это и Бразилия. Кризис затронул и Россию в связи с тем, что Россия активно включилась в глобальные экономические процессы. Но кого кризис поразит в большей, а кого в меньшей степени пока сказать достаточно сложно. Снижение возможностей кредитования секторов производства естественным образом вызывает сокращение спроса на ресурсы. То, какие страны пострадают больше, будет зависеть от двух факторов. От того, какие внутренние решения примут на уровне национальных государств по защите собственной финансовой системы и собственных рынков. А также от того, насколько эффективно страны договорятся между собой.

    Россия не беспомощна

- Давайте перейдем к российским реалиям. Как России защититься от бед финансового кризиса? Да и возможно ли это? Неужели мы совсем беспомощны?

- На самом деле этот кризис Россия встретила не беспомощной страной. Был накоплен соответствующий ресурс, своеобразная «подушка безопасности», который позволил с первых дней кризиса принимать решения о защите собственного рынка. В России упала капитализация крупных компаний сырьевого сектора экономики. Но еще дело в том, что наша кредитно-финансовая система в последние годы очень сильно зависела от зарубежных заимствований, от международных кредитов. Причем именно от дешевых кредитов. Так что при сжатии мирового рынка кредитов сразу же возник вопрос – чем их заменить. Решение президента и правительства о вливании дополнительных средств для того, чтобы заместить международные кредиты были направлены на поддержание банков и всей российской финансово-кредитной системы. Параллельно были приняты решения руководством страны направленные на поддержание отдельных бизнесов. Эти бизнесы играют важную роль в обеспечении безопасности страны. Насколько эффективно сработают эти меры зависит от последовательности и грамотности действий внутри самой банковской системы, от ответственности менеджмента крупных компаний. Я считаю, что в российской экономике пока еще нет серьезных кризисных изменений структурного характера. Правда, уже наблюдаются тревожные явления. Нормальный человек начинает планировать свои расходы, чтобы обеспечить себе приемлемое существование даже в этот нелегкий период. Ожидается сокращение спроса на потребительском рынке, естественным образом сокращение спроса на рынке ресурсов. Но пока все это не носит системного и разрушающего характера для российской экономики. Сейчас очень важно осуществлять непосредственный мониторинг. Для того, чтобы при появлении первых тревожных сигналов можно было принимать соответствующие меры. Мониторинг надо вести не только на уровне национальной экономики, но и на уровне субъектов федерации, на уровне муниципальных образований. Ведь реальные процессы проходят именно в конкретных городах и регионах, здесь живут люди. Бизнесы зарегистрированы на территории того или иного субъекта федерации. Поэтому власть регионального уровня ближе к реальным процессам в экономике.

Любой кризис вскрывает проблемы и даже снимает часть их. Хотя это и происходит в болезненной форме. Любой кризис есть предвестник будущего развития. Кризис – это не период посыпания головы пеплом. Это необходимость понимания в каком направлении можно выйти из кризиса лучше других, чтобы повысить свою конкурентоспособность, чтобы стать лидером.

- Будет ли в России девальвация и деноминация?

- Деноминации, скорее всего, не будет точно. Ряд кризисов 60-70-ых годов действительно сопровождался девальвацией ряда валют, при этом в некоторых странах была ревальвация, повышение курса. Это взаимосвязанные процессы. У нас напрямую девальвации быть не должно. На фоне роста инфляции изменение курсовых стоимостей будет происходить. Мне не кажется, что это есть такое глобальное зло. Ведь даже при всей трагичности событий 1998 года, когда резко упал курс рубля, именно это стимулировало рост российского производства на волне импортозамещения. Вообще в этом процессе будет наблюдаться некая цикличность. Возможности падения американской экономики еще не исчерпаны, потому доллар не является столь устойчивой валютой.

    Государственный менталитет

- Как Вы думаете – роль государства в российской экономике в связи с кризисом возрастет?

- По своему менталитету я являюсь государственником. При любых серьезных изменениях в такой стране как Россия роль государства должна быть значительной – и как политического и как экономического игрока. В системе социально-экономических отношений у государства есть важнейшая ниша. В условиях кризиса роль государства всегда возрастает и вмешательство государства в экономику носит ключевой характер в процессе преодоления кризиса. Шаги, предпринимаемые нашим правительством, оправданы.

- Вы уже упомянули о важности процессов в регионах. Мы живем в Красноярском крае. Как Вы оцениваете устойчивость краевой экономики? Как кризис повлияет на жизнь в крае?

- Я думаю, что будут и негативные и позитивные проявления. У нас есть зависимость от моноотраслей. Это, прежде всего, от цветной металлургии. Падение капитализации металлургических компаний вкупе с падением цен на металлы скажутся на финансовых показателях края. Краевые власти ведут разумную политику. Сейчас нельзя принимать никаких радикальных решений – ситуация совершенно не прояснена. У нас определены основные направления доходов и расходов. Наряду с принятием краевого бюджета уже разворачивается работа по мониторингу ситуации. Вырабатываются меры по повышению эффективности бюджетной деятельности, ведется поиск дополнительных источников доходов. Ресурсная ориентация нашего региона – наша защита. Спрос на первичные ресурсы будет всегда. Он может снизиться, но все равно останется. Потому мы не ждем разрушительных явлений – такое невозможно, чтобы встали предприятия, производящие алюминий. Останется спрос на электроэнергию.

- Как с лесной отраслью?

- С лесом, наверно, будет более сложно. Но мне думается, что кризис должен пойти на пользу этой отрасли по причине того, что эта отрасль не имеет монополистов. Она втянута в рыночные отношения. Внутренняя сила всех участников должна привести к эффективным решениям.

- То есть, наш Красноярский край находится в более выгодном положении, чем другие субъекты федерации – чем Новосибирская область или регионы центральной России?

- У нас есть востребованная продукция, товары, которые мы можем предложить. Поэтому ресурсная экономика в текущей ситуации есть для нас определенная защита. Законодательное собрание, правительство края, губернатор проводят сбалансированную политику и четко сознают все риски. После кризиса будет переформатирование рынков. Нам нужно попасть в лидеры.

Беседовал Павел КЛАЧКОВ.

Наше досье:

Бухарова Евгения Борисовна
Директор Института экономики, управления и природопользования Сибирского федерального университета, декан экономического факультета бывшего Красноярского государственного университета.
Родилась 5 декабря 1953 г. в Белебее Башкирской АССР.
В 1971 г. – окончила Красноярскую среднюю школу № 10.
В 1976 г. – окончила Новосибирский государственный университет (НГУ) экономический факультет, по специальности экономическая кибернетика.
В 1976-81 гг. – стажер-исследователь; аспирант НГУ.
В 1982-91 гг. – ассистент; старший преподаватель; доцент кафедры социально-экономического планирования Красноярского государственного университета.
В 1983-91 гг. – заместитель декана по заочному обучению экономического факультета КГУ.
С 1991 г. – декан экономического факультета КГУ.
В апреле 2008 года при реорганизации Сибирского федерального университета была назначена директором Института экономики, управления и природопользования в составе СФУ.
Почетные звания: заслуженный экономист РФ; заслуженный работник высшего профессионального образования РФ; кандидат экономических наук.