Награда за риск – ценнее…

Оставлен klachkov Пт, 2008-09-12 05:56
ВложениеРазмер
Image icon 4.jpg9.92 КБ
Image icon 5.jpg15.44 КБ

Евгений Стригин

…но сначала следует все просчитать

"Наш Красноярский край", №22 от 12.09.2008

Евгений Стригин – личность в Красноярске известная. В 90-е годы он активно участвовал в выборах. В 2000-е пишет книги на самые злободневные темы со скоростью Дюма-отца. В то же время в личном общении с ним всегда остается ощущение недосказанности. Стригин дает четкие определения событий, демонстрирует аналитический подход, в то же время нечто ускользает от внимания собеседника. Возможно, это нечто – эго, которое привычно выпячивают перед нами политики и самолюбивые люди. А вот Евгений Михайлович очень скромен в личном общении.

ЦРУ отдыхает

– Вы являетесь автором многих опубликованных исследований о чекистах. У вас большой личный опыт работы в органах госбезопасности. Как вы оцениваете на основе своих профессиональных знаний роль спецслужб в политике?

– В России роль спецслужб в политике более весома, чем в США. Если мы сравним ЦРУ и российскую разведку, то роль ЦРУ гораздо скромнее. У нас спецслужбы либо превозносятся до небес, либо их поливают грязью профессиональные правозащитники. Негативная оценка их деятельности в России встречается также чаще, чем на Западе.

– Какая сейчас у нас тенденция идет? Не только в смысле мощи влияния, но и качества.

– Не секрет, что во власти находится питерская группа, в которой много сотрудников госбезопасности. Имея этот специфический опыт, люди реагируют на события по-своему, так, как привыкли. Но, подчеркну, у власти не сами спецслужбы. Это просто питерская группа, в которой есть выходцы из КГБ.

– А на краевую политику рыцари плаща и кинжала влияют?

– Влияют, но гораздо меньше, чем в масштабах страны. Если посмотреть на некоторых высокопоставленных чиновников, то можно заметить, что корни их из КГБ. Но здесь это проявляется гораздо меньше, чем в Москве.

На что променял паек?

– Помню вас с тех времен, когда впервые начали расклеивать под выборы рекламные листовки. Эти безыскусные листочки с портретом и обещаниями избирателям. Вы часто в 90-х участвовали в выборах. Зачем вам нужна была политика?

– Я хотел, во-первых, понять, что это такое. В жизни у меня часто бывали крутые повороты судьбы. Один из них – приход на службу в органы госбезопасности. Потом уход в политику. Потом – в писательство. Всегда хотелось понять жизнь в многообразии. В 90-е годы служба в органах госбезопасности была продолжением советского образа жизни. А он себя исчерпал…

– В 90-х годах органы теряли свой престиж. Многие ваши коллеги ушли в бизнес.

– Это была система, которая очень медленно трансформировалась, многое в ней оставалось с коммунистических времен. Даже паек продовольственный в то время ввели, потому что была сложная ситуация с продовольствием в стране. То есть все российские люди уже жили в новой жизни, а моральная основа, внутреннее устройство органов все еще было советским. Я тогда решил перейти в другую систему и почувствовать обновленный ритм жизни.

– Что вам удалось сделать за то время, когда вы были депутатом? Как вы вспоминаете те события?

– Я был председателем комиссии по подготовке Устава города Красноярска, председателем комиссии по законности. Мы могли формировать позицию городского совета. Тогда городской совет был более самостоятелен. На 90 процентов мы соглашались с администрацией, но обозначали и свои принципиальные взгляды. Я не понимаю сейчас, зачем Госдума бездумно поднимает руки в едином порыве. Депутатам нужно постепенно формировать единую точку зрения, определяться на основе компромиссов. А если этих реальных, проработанных компромиссов нет, а есть только единодушное «одобрямс», то я не вижу смысла существования таких парламентов. Это просто иллюзия демократии. Кстати, если сказать откровенно, элементы такой иллюзии у нас сейчас присутствуют везде.

Голая политика не интересна

– Итак, с политикой было закончено – вы выбрали писательскую стезю. Когда вышла первая книжка?

– Ну, начинал-то довольно давно. Самая первая книжка вышла в 1992 году. Это был комментарий к закону о частной детективно-охранной деятельности. Кстати, самый первый в стране комментарий. Им очень долго пользовались. Он распространялся по всей стране довольно большим тиражом. Но это юридическая литература. А самые первые книги о политике появились как раз тогда, когда я закончил свою депутатскую деятельность. К тому времени мне перестала быть интересна голая политика. А вот теоретически осмыслить хотелось. Поэтому я и ушел на вольные хлеба. Практически нигде не работал. Пенсии еле-еле хватало на жизнь. Иногда, правда, устраивался на работу, когда бывало особенно сложно. Написание книг приносило смехотворные суммы.

– Среди ваших работ есть и книга о нынешнем президенте России Дмитрии Медведеве. Кто для вас Медведев? Почему он стал для вас интересен?

– Во-первых, я поставил перед собой цель быстро написать книгу до выборов. Это книга не столько о президенте Медведеве, сколько о выборе Путина. И она действительно во многом пытается определить подход Путина, а не Медведева. Там есть, конечно, информация и о Медведеве. Я пытался анализировать, как он будет себя вести.

– Что-то сейчас подтверждается из того анализа? Или время внесло коррективы?

– Коррективы, конечно, вносятся. Но я думаю, что главное подтверждается. В том числе и то, что есть попытки внести раскол в их союз.

– Эти попытки – они откуда? Изнутри или извне идут?

– Изнутри и извне. Если кто-то добьется того, чтобы между Медведевым и Путиным пробежала черная кошка, то в России наступят не самые лучшие времена.

Евгений Стригин

Как ловили американца

– Какие правительственные награды для вас самые важные?

– У меня есть различные награды. Но я ношу только одну из них – за поимку американского офицера. Это был единственный случай, когда я не выполнил приказ руководства. Мне тогда поступил приказ прекратить задержание, свернуть всю операцию, вернуть американцу шпионскую аппаратуру. Я ее не отдал, а изъял. Записал на видео его признание в том, что он совершил преступные действия. И вернулся я обратно с этим записанным признанием в Красноярск. Я возвращался и совершенно не понимал, чем все это для меня кончится. Ведь я не выполнил приказ. Хотя я знал, что поступил верно, по закону. Но политика всегда играла огромную роль в таких делах.

– А вы его задерживали в России?

– Неподалеку от Железногорска. Он проник на закрытую территорию. Когда я вернулся в Красноярск, ситуация за считанные часы коренным образом изменилась. У высшего руководства страны появилось желание немножко щелкнуть американцев по носу. Что-то повлияло на них. Шел 1995 год. Это был единственный случай, когда я выступил на федеральном канале. Начальник нашего управления тогда поручил мне сделать это.

– В 90-е годы у российского руководства были прозападные настроения, в стране сильно было проамериканское лобби. Все равно интересно: кто же отдал приказ отпустить американского офицера-разведчика?

– Приказ дала Москва. Там вообще не существовало единой точки зрения. Вот таких случаев за жизнь бывает раз-два и обчелся, когда реально рискуешь чем-то. Ты понимаешь, что тебя в принципе могут выгнать с работы, жестоко наказать. Может быть, как раз проамериканское политическое лобби, пятая колонна смогли бы добиться своего. А я ведь унес с собой и карту американскую, и приборы связи со спутником.

– Я так понимаю, что затронута была профессиональная честь чекиста.

– Формально я понимал, что правильно, верно поступаю. Но разрешить дилемму было непросто, сделать моральный выбор такого плана всегда тяжело.

– Получается, у вас был здесь особый пик карьеры. Это в кино Джеймс Бонд каждые 10 минут совершает подвиги, кладет врагов пачками.

– Случай с поимкой американца сейчас стал хрестоматийным и рассматривается во многих профессиональных и популярных изданиях. За этим делом тогда последовала целая серия других, аналогичных. Задержания американцев пошли одно за другим. Как на территории края, так и за его пределами. По федеральным каналам показывали события, например, в Ростовской области, а видеоряд был красноярский…

Есть у меня и другие, «дежурные» награды. Но когда понимаешь, что ты получил награду за риск, то приятнее носить именно ее.

– Каково ваше отношение к риску? Вы человек, который комфортно себя ощущает в условиях, когда надо рисковать? Или стараетесь избегать лишних потрясений?
– Я предпочитаю разумно рисковать. Без риска не придет успех. Просто нужно четко просчитывать все обстоятельства. Не лезть на рожон. Если внимательно прочитать мои книги, то становится очевидным, что они не хвалебные и они не критические. Они аналитические. Я всегда опираюсь на конкретные факты.

Наше досье

Евгений Михайлович СТРИГИН родился 7 октября 1953 года в Красноярске. Окончил юридический факультет Красноярского госуниверситета. С 1978 года – в органах госбезопасности. После окончания Высших курсов КГБ СССР (Минск) был направлен в управление КГБ Таджикской ССР по Курган-Тюбинской области. В декабре 1985 года переведен в управление КГБ СССР по Красноярскому краю. В 1996 году был избран депутатом Красноярского горсовета, стал председателем комиссии по законности. Службу в ФСБ приостановил до декабря 2000 года, когда уволился по выслуге лет. Автор 17 книг. В том числе – «Борис Березовский и лондонский штаб», «Предавшие СССР». Женат, имеет дочь и сына.