Холодная война - уже реальность?

Оставлен klachkov Втр, 2008-09-02 06:04
ВложениеРазмер
Image icon osetia1.jpg31.26 КБ
Image icon osetia2.jpg25.66 КБ
Image icon osetia3.jpg18.31 КБ

Клачков Южная Осетия круглый стол

Газета «Наш Красноярский край», №19 от 02.09.2008

Идет консолидация российского общества

28 августа в редакции газеты «Наш Красноярский край» состоялся круглый стол на тему «Конфликт в Южной Осетии: анализ, уроки, выводы». Признание Россией независимости Абхазии и Южной Осетии – самый горячий мотив всех дискуссий в стране и крае за последние дни. Наша газета пригласила краевых депутатов, ведущих политологов, аналитиков, ученых к прямому разговору в форме свободной дискуссии. Знакомим читателей с основными идеями участников круглого стола.

Для Запада мы варвары

Павел Клачков, редактор отдела политики газеты «Наш Красноярский край», политолог:

– Добрый день, уважаемые коллеги! Сегодня газета «Наш Красноярский край» открывает новую дискуссионную площадку для встреч и взаимных консультаций экспертов различных уровней. Наша газета совсем еще молодая, нам еще только два месяца, но мы уже четко осознали необходимость лицом к лицу встречаться с компетентными специалистами, интеллектуалами, чтобы задавать им вопросы, важные для наших читателей. Сегодня мы поговорим о событиях в Южной Осетии и обо всем, что связано с ними в стране и за рубежом. Мы постараемся вместе с вами ответить на следующие вопросы. Каковы настроения в российском обществе? Что преобладает – патриотизм или безразличие? Возможна ли изоляция России от остального мира? Опасна ли она? Нужна ли Южной Осетии гуманитарная помощь из Красноярского края? Чем конкретно мы можем помочь народам, пострадавшим от геноцида? Охарактеризуем международный аспект признания независимости Абхазии и Южной Осетии Россией. У меня есть ощущение, что у нас в стране все меняется, включая массовые настроения. Уходит эра разнузданного гламура. Мы развиваемся в сторону самоограничения, делового аскетизма…

Олег Пащенко, депутат Законодательного Собрания края:

– Страна вступает в завершающую стадию процесса, который называется определение. Мы слишком долго определялись. И наконец мы определились. Хорошо я оцениваю наследство СССР. Оказывается, у нас по-прежнему сильна дружба народов. На уровне народа, глубинно, она совсем не растерялась, не замутилась. Это среди правителей, бывает, идут противостояния, брожения, они корчат гримасы. Внутри народного тела все нормально. Это наследие СССР. Но и до того, еще в Российской империи, сохранены были сто наций. Все беды наши происходят оттого, что мы во многом непризнанная держава. Для Запада мы варвары. Обвиняют нас в том, что мы – добро с кулаками. Как это мы можем быть с кулаками? Впервые за 15 лет наши правители почувствовали под ногами твердое основание. Я все время говорю – угроза извне нас спасет. Иначе внутри ничего не получается. Железный занавес не Сталин создал. Им нас окружили. И мы не пропали. В этом котле мы сварили индустриальную цивилизацию высокого уровня. Сейчас задача краевых органов власти, интеллигенции, элиты поднять дух людей. Должны пойти госзаказы на все краевые оборонные предприятия. Нам здесь, внутри региона, надо делать все возможное, чтобы помочь стране. В крае должно быть психологически здоровое настроение, чтоб помогать выполнять оборонные госзаказы, которые Москва даст краю, в чем я не сомневаюсь. Начнется движение в сторону технотронного общества – новые технологии и электроника станут решающим фактором социально-экономических изменений.

Юрий Швыткин, депутат Законодательного Собрания края:

– Южная Осетия и Абхазия совершенно очевидно тянутся к России. В российском обществе сейчас господствуют патриотические настроения, но к ним примешивается определенная доля настороженности. Настороженность связана с тем, что российская позиция пока не находит широкой поддержки у других стран мира. Пока положительно высказалась Белоруссия, и у меня большая надежда на страны ШОС (Шанхайской организации сотрудничества. – Прим. автора). Мне бы хотелось, чтобы четче высказался Китай, поддержав нас. Важна позиция Индии. Тогда проявится истинная многополярность мировой ситуации в противовес американской модели однополярности. НАТО может сколько угодно поигрывать своими мышцами. У России сейчас крепкие нервы, мы способны отстоять свою позицию. Я, как военный человек, бывший командир отдельной разведроты псковской десантной дивизии, скажу, что главное для армии в этой ситуации определенность, четко поставленная задача. Я уверен, что перед тем, как признать независимость двух республик, мы провели широкие международные консультации и заручились некоторой поддержкой. К чему был призыв, в том числе на федеральном уровне? Нам надо осознать консолидацию нашего общества и понимание тех задач, которые стоят перед страной.

Развеялся морок

Василий Нелюбин, директор ГТРК «Красноярск», филиала Всероссийской государственной телерадиокомпании:

– У нас произошла консолидация общества. Люди объединились. Я настраивался смотреть по телевизору Олимпиаду, но вместо этого постоянно ждал на экране сюжеты из Осетии. Это тоже показатель. Раньше у нас все мужские игры происходили в области спорта в основном. Возникла радость, что мы продемонстрировали стойкий характер. Россия не просто смотрела на то, что вытворяет Америка и ее европейские сателлиты, но и обозначила собственную позицию. Грузинская армия побросала все оружие, растеряла секретные документы, у них просто все дезертировали. Российская армия добилась впечатляющего успеха. Мы показали свою моральную силу. Доказали, что наши слова подкрепляются делами. Но главное – чтоб у нас не случилось сейчас головокружения от успехов. Мы ввязываемся в очень серьезную политическую игру, где неосторожные движения или излишняя самонадеянность может привести к печальным последствиям. Не так уж страшен неприем в ВТО, исключение из каких-то «восьмерок», но стратегически мы не сможем развиваться без выстраивания равноправных отношений со всем миром. Перед нами не стоит задача возродить советскую империю. Южная Осетия и Абхазия не войдут в состав России, это будут самостоятельные государства. Возможно, Грузия развалится на части.

Андрей Копытов, президент краевой PR-ассоциации:
– Большинство западных аналитиков признает, что если в начале конфликта Россия как-то замешкалась, долго запрягала, то потом быстро помчалась. Идеологически у нас давно уже не было возможности продемонстрировать людям момент эмоционального единства. И вот такой момент наступил. Были и недостатки. Например, в том, как мы технологически работали на Запад. Не всегда мы выдерживали информационный натиск Запада. Необходимо модернизировать систему работы с общественным мнением на Западе. Стремление быть всегда хорошими, понравиться во что бы то ни стало иностранцам – во многом губительно. Все надо делать с умом. Перед нами стоит вызов – суметь доказать мировой и российской общественности обоснованность своих дальнейших действий. Мы защитили своих соседей, собратьев – осетин и абхазов. Но Саакашвили с помощью США восстанавливает свою армию. Далее вновь могут последовать военные провокации с грузинской стороны.

Валентин Немировский, профессор, доктор социологических наук, руководитель Центра социологических исследований СФУ:

– Я думаю, что одним из важнейших социально-психологических и нравственных последствий победы над Грузией и признания Россией Абхазии и Южной Осетии является резкий рост патриотических настроений в обществе и усиление самоидентификации жителей России со своими соотечественниками и своим государством. Этих качеств нам явно недоставало в прошлые годы. Например, сегодня, в свете тех подвигов, которые совершили наши солдаты на кавказской земле, иначе воспринимаются те молодые люди, которые правдами и неправдами уклоняются от службы в армии. Это непатриотично, стыдно и просто не по-мужски.

В свете происходящих событий вновь подтверждается известный тезис об уникальности России как национально-культурной общности, как государственного образования. Об этом свидетельствует резкая реакция на события на Кавказе большинства западных стран, в том числе ряда наших бывших соседей по Советскому Союзу. Наконец-то развеялся морок, в котором наша страна, вместе с ее руководством, находилась в течение двух десятков лет. Стало ясно, что мы – другие, мы не такие, как они, мы ¬лучше их. Мы не обязаны дружить с Америкой и западными странами и плясать под их дудку. Вызывает огорчение информационное обеспечение, если можно так выразиться, «грузинской кампании». Например, не всегда соответствующие действительности высказывания представителя Генштаба, например – об отсутствии российских войск в Грузии. В то время как российские десантники находились в Гори и в районе Поти. Или его заверения, как говорится, на «голубом глазу», что с нашей стороны воюют только контрактники и в действующих частях нет ни одного «срочника». А стратегические бомбардировщики используются только с целью разведки, которая, кстати сказать, была организована из рук вон плохо. Кто же ему теперь поверит после такого, мягко говоря, лукавства? Вспомним и нехватку убедительных телерепортажей с места событий. Не видно было и военных корреспондентов. Между тем в современном мире образ любого события, создаваемый СМИ, играет в жизни социума более важную роль, чем само это событие. И очень часто событие и его информационный образ не совпадают. К сожалению, образ недавней войны с Грузией, создаваемый в наших СМИ, был не всегда эффективным.

Клачков Южная Осетия круглый стол

Главный вопрос – стойкость элиты

Александр Чернявский, собственный корреспондент «Независимой газеты» по Красноярскому краю:

– Сегодня я читал статью Ривкина, это бывший помощник президентов Рейгана и Буша-старшего. В этой статье выдвинут совершенно замечательный тезис – как давить на Россию. Он предлагает придавить российскую элиту, заморозив движение ее личных финансовых средств в странах Запада. А я подумал, что если это произойдет, то для России такой «рецепт» станет очищением! Это реальная борьба с коррупцией. У Ривкина такой ход мысли – если заморозить счета части российской политической и бизнес-элиты, то она станет давить на Кремль, и российские власти в отношениях с США пойдут на попятную. А я говорю, что те, кто начнет давить на Кремль, реально засветятся. Считаю, что мы уже живем в начале новой холодной войны. Главный вопрос – стойкость и национальная ориентированность нашей элиты. Если комбинация Ривкина пройдет успешно для США, для нас прояснится истинная цена всей российской властной и военной номенклатуры. Это важнейший вопрос, потому что очень интересно посмотреть воочию на нашу «пятую колонну» – как она себя в этой ситуации поведет. Запад объединен общей идеологией. А у нас по-прежнему нет никакой общей системы идеологических взглядов. Без воли сверху, без поддержки государства такой объединяющей российское общество идеологии никогда не появится. Павел Клачков сказал, что «гламур» будет уходить. Но важно понять, что придет ему на смену?

Сергей Комарицын, политолог:

– События в Южной Осетии показали истинную суть наших отношений с Западом. Сейчас появилась совершенно новая модель международных отношений. Внутри России может ужесточиться политический режим. Это будет жесткое, авторитарное правление. Я категорически не соглашусь с радужными ожиданиями господина Швыткина по поводу ШОСа. У Китая масса проблем со своими сепаратистами – Тайвань, уйгуры. Он никогда не пойдет на признание Абхазии и Осетии. Мы что сделали? Мы просто зеркально отразили то, что раньше делали американцы. Начиная с терминологии – «операция по принуждению к миру», заканчивая обвинениями противоположной стороны в геноциде. Реально никакого геноцида в Южной Осетии не было (бурная реакция участников круглого стола. – Прим. авт.). Мы переняли полностью терминологию западную. Все наши доводы абсолютно такие же, как и доводы американцев по Косово. Есть большая разница: Грузия – это не Сербия! А мы не НАТО. Осетия – это не Косово. Перспективы международного признания Южной Осетии нет. Некоторые специалисты считают, что Южную Осетию признает 50 государств, но я считаю, что такого не случится. В газете «Жэньминь жибао» я прочитал заявление Еврокомиссии от 26 августа по поводу вступления России в ВТО, никаких ссылок на ситуацию в Осетии я там не заметил… Будут серьезные гуманитарные последствия в области визовых режимов. Все это скажется на нашем населении, которое привыкло ездить отдыхать за рубеж. И студентам нашим трудно станет учиться за границей. Но кроме Европы есть еще Китай, Индия, Латинская Америка. Кстати, Гондурас недавно примкнул к блоку Уго Чавеса (президента Венесуэлы. – Прим. авт.). Полной международной изоляции, бесспорно, не бывать. Гондурас нас поддержит вместе с Уго Чавесом. В политике не бывает идеальных вариантов. Бывают только оптимальные. Решение о признании Абхазии и Южной Осетии все равно остается единственным из возможных. Экономические последствия кризиса, в том числе на фондовом рынке, скоро пройдут. А вот в политическом отношении, в гуманитарном – осетинские события имеют негативную перспективу.

Павел Платов, казачий генерал, атаман Енисейского войскового казачьего общества:

– Есть удовлетворение от действий всего нашего правительства. В стране ситуация спокойная. Российская армия справилась с боевыми задачами в Южной Осетии блестяще! Опыт Югославии, конечно, учтен. Командующий армией ранен… Значит, он был на переднем рубеже. Армия – очень сложный механизм, и дилетант не смеет судить о том, как ее реорганизовывать. Армия – это сколок со всего общества. Коррупция идет не из армии. Наш генерал, Герой России Трошев, живет очень скромно, небогато…

Определенно говорю – геноцид в Южной Осетии был! Если бы мы вовремя не вмешались – были бы десятки тысяч убитых. Установка «Град» выпускает 720 снарядов за 20 секунд. Знаменитая «Катюша» в Великую Отечественную войну выпускала по немцам 14 снарядов, так немцы с ума сходили. А здесь 720 снарядов! Разброс попаданий идет – километр на полтора. Куда попадут снаряды эти – неизвестно. Это ж не точечные удары. Грузинская артиллерия накрыла своими ударами все – и детские сады, и школы. Заметьте, американцы стали раздувать пожар войны в аккурат перед своими выборами. Они для себя работают, на остальной мир им наплевать. Наши красноярские казаки были и в Чечне, и в Югославии, и в Абхазии, особенно зарекомендовали себя положительно они в Приднестровье. Участие казаков организовано военкоматом, на законных основаниях. Красноярцы правильно сделали, что оказали гуманитарную помощь осетинам. Это наш моральный долг.

Сказав «А», надо говорить «Б»

Евгений Стригин, писатель, публицист:

– Последние лет 10-12 в стране растут патриотические настроения. Растут, может быть, не очень быстро. Руководство страны было поставлено перед жестким выбором. Либо капитулировать и вместе с Южной Осетией отдать весь российский Кавказ, либо сопротивляться. Был выбран путь, который полностью соответствует настроениям населения. К сожалению, наша армия оказалась хуже технически оснащенной, чем грузинская. Русские войска побеждали боевым духом. Дух нашей армии гораздо выше, чем грузинской. Заняв город Гори, мы на какое-то время разделили Грузию на две части, перерезав транспортные артерии. Думаю, что независимость Абхазии и Южной Осетии понемногу начнут признавать остальные страны мира. Грузия – государство клочковатое, оно состоит из разных частей, население которых зачастую отторгает соседей. Там компактно проживает большое число азербайджанцев, армян, аджарцев, которые полутурки-полугрузины. В любой момент этой ситуацией можно воспользоваться. Это позволяет не то чтоб дожать Грузию, но создает возможность для торга с Западом. Пока у власти Саакашвили, которому ничего не остается, кроме как драться до конца, у России есть два выхода – либо добиваться замены Саакашвили, либо создавать ситуацию, когда страна дробится на части. Тем более что у соседей – Турции, Азербайджана – есть территориальные претензии к Грузии.

Алексей Михайлов, заведующий кафедрой общественных связей СибГАУ:

– Показательно, что Саакашвили часто говорит на английском языке. Именно на него он переходит в критические моменты своей жизни. Причем он прекрасно говорит на английском. Наша риторика, риторика российских властей носит запоздалый характер. Опоздание идет всего на 2-3 дня, но этого достаточно, чтобы к этому времени какие-то другие слова заполнили информационное пространство. Что касается Запада, я считаю, что его реакция разнообразна. Нельзя объединить в одно позиции Франции и Германии. Что касается американцев, то понятно: что напишут Бушу его советники, то он и будет озвучивать. Либо он будет нести чушь – приблизительно как на Олимпиаде. Россия опоздала с признанием Абхазии и Южной Осетии лет на десять. Может быть, сразу надо было признавать – еще в 1992-93 годах. Сколько мы напрасно ждали?! Давно было пора.

Клачков Южная Осетия круглый стол

Рамзан Цокаев, консультант управления общественных связей губернатора края:

– Я согласен с Олегом Пащенко и Юрием Швыткиным, что сейчас не время для пацифизма. Я был свидетелем, очевидцем многих кровавых событий на Кавказе. На Кавказе идет очень серьезная геополитическая игра. Саакашвили – это пешка США. Недавно премьер-министр Владимир Путин сказал, что Россия будет реагировать на ситуацию в Абхазии и Южной Осетии, потому что там наши граждане, наша сфера влияния. Я знаю, что войны – это плохо, но в данном случае мы должны понимать, что Россию словно бы обкладывают со всех сторон. Это несет в себе вполне определенные угрозы. Если бы в Чечне Россия действовала так же решительно, как в Осетии, то война там не затянулась бы, с бандитами можно было покончить быстрее. В случае с Южной Осетией Россия повела себя блестяще. Не позволили грузинам взорвать Рокский тоннель, что повлекло бы за собой ужасные жертвы среди мирного населения. Российский успех надо развивать. На Кавказе так – сказал «А», надо говорить «Б». Если на Кавказе Россия проявит слабость – ситуация в дальнейшем станет совсем нетерпимой.

Круглый стол провел Павел КЛАЧКОВ