Политсистема: затухание колебаний?

Оставлен klachkov Пт, 2007-07-20 06:51

"Вечерний Красноярск", №20 (114) от 30.05.2007

эксперты

Мы уже писали, как выглядит новое Заксобрание. Структура оформилась на первом заседании первой сессии – на пять лет. Не удивительно, коли ее обсуждают до сих пор. На одно такое «обсуждалово» позвали и автора этих строк.

Тишина и порядок

В начале заседания мелькнуло кодовое слово – стабильность. Примерно такая логика: колебания системы возможны сугубо в направлении того состояния, где ее общая «колебательность» будет меньше. И по амплитуде, и по частоте. Изменения – да. Но такие изменения, которые направлены против «перемен» как идеи.

Кто покинул ЗС? Малопрогнозируемые товарищи, группки нестабильности. Кто остался, кто добавился? «Проверенные люди» из разных сфер. Те, кто не пойдет выкидывать коленца, кто всегда оглянется на «старших товарищей» или сам уже по рангу – «старший товарищ»… Своего рода вертикаль власти, да. Где последние знают, кто первый, где нет случайных людей, где все более-менее согласовано. Можно назвать это «приходом профессионалов и изгнанием болтунов», можно назвать и «взятием под контроль». Понятно, кто какую лексику предпочтет. Но и КПРФ, и «Единая Россия» не стали спорить… да, стабильность. Да, затухание колебаний.

Взять свое

Некоторые СМИ назвали дележ комитетов в ЗC: «Единая Россия» всех задавила. С формальной точки зрения – неправда. Могли поступить как в Госдуме, заметил вице-спикер Валерий Семенов, единоросс. Вообще ничего не дать. Много ума не надо, чтобы, имея 51% голосов, проголосовать за «нам все, им ничего».

Ум нужен, чтобы так не случилось. И поделились ведь. Из трех постов вице-спикеров один отдали «Справедливой России», в ЛДПР и СПС все депутаты на окладах. Даже профессиональная оппозиция из КПРФ получила пару постов. И присутствующая за «столом» Валентина Бибикова – коммунист на окладе… Так что про войну на поражение ЕР просила не говорить.

Но заметим, что «война на полное истребление» и «максимизация своего влияния» – вещи разные. Начнешь кампанию на истребление и полное запинывание оппозиции под лавку – себя потеряешь. Кто знает, что решит оппозиция под лавкой. Может быть, поймет, что терять уж нечего. И начнет… Мало ли что начнут делать люди, бывшие кое-кем – и ставшие уж вовсе никем?

Поэтому, хочешь не хочешь, надо делиться. Вспомним карточную игру: недобор – плохо, но перебор – тоже плохо. Можно сказать, что «Единая Россия» взяла свой оптимум постов при 55% депутатских мест. Возьми больше – выталкиваешь оппозицию, как это говорится, в «несистемное поле» (это где у нас Лимонов, Каспаров и прочее счастье). Возьми меньше – себя обидишь. Взяли как взяли. При этом заявив, что «готовы к сотрудничеству», что «мы не делим депутатов на сорта» и т. д. Такая мина – обязательна при любой игре.

Сверчки и шестки

Оппозиция, однако, обиделась… Но сначала договоримся, что в новом ЗC считать «оппозицией». Очевидно, что обижена только одна фракция – КПРФ (и еще Анатолий Быков, который, даже в количестве одного, сам себе депутатская фракция). Остальных взяли в предварительную расторговку, и там, в принципе, не обидели. Что-то согласовывали и с КПРФ, Валентина Бибикова так и сказала: «С нами были консультации». Но явно не успешные для КПРФ. Валентина Васильевна довольно откровенно сказала: «Мы, депутаты, не равные. Дали понять – сверчок, знай свой шесток. Никого не хочу обидеть, сверчок – это я, конкретно Бибикова». В предыдущем созыве КПРФ имела меньшую фракцию по числу. Но большую – по весу. И сейчас, с «большим процентом избирателей, голосовавших за нас» – выходит еще обиднее…

Но разве КПРФ, имей большинство, не поступила бы точно также? Тогда какие претензии? Бибикова довольно внятно сказала, какие именно. «Вот в 1917 году сказали – «диктатура пролетариата», и все. Буржуазия, дворяне – вон отсюда. Мы решаем. И несем полноту ответственности. Полная власть – полная ответственность. В Конституции СССР была 6-я статья о роли партии. Вот если и сейчас ввести 6-ю статью, мы будем тихонько сидеть». Забавно комментировал политолог Павел Клачков: «Коммунисты в 1917 году имели моральное право взять полную власть, ибо они пролили кровь, и чужую тоже. А «Единая Россия», слава богу, ничего не пролила». Представители ЕР при сих словах улыбнулись.

Тени революций

Клачков вообще нелестно обрисовал, что сейчас за политика: «Тех нагнули, с кем-то еще что-то сделали, отчитались в Москву… А где выражение народного интереса? Если фраза «народный заступник» стала ругательством?»

И действительно – некоторые за столом если ей не ругались, то уж иронизировали… Разделяя нардепов на типы «профессионалов» и «народных заступников». Разумея под вторым эвфемизм для «непрофессионалов». Но ничего, с каждым созывом – профессионалов все больше… Все профессиональнее – Усс, Клешко, Абакумов… Васильев и Дамм раньше не были в Заксобрании – но кто скажет, что они не на месте? Партию «позитива» вели, главным образом, Геннадий Климик, Артем Черных от ЛДПР и Валерий Семенов. А Павел Клачков предрек, что если власть не может смениться на выборах, не может по определению – она сменится иным путем. Как в России принято. В конце концов, ни одна серьезная смена курса не проходила «парламентским способом».

Вообще, вопрос интересный. Понятно, что есть люди, и статус, и жизненный путь которых программируют их ответы. Вот вопрос: колебания в легальной политсистеме затухают, но значит ли это стабильность, или это значит, что колебательность просто вынесена за легальность? Один скажет да, другой – нет. Примерно ясно, кто как ответит – из сидящих за столом… У всех почти – путь и статус. Но представим, что наш ответ ничем не предзадан. Как ответим? А ведь это ключевой вопрос. Действительно ли Россия с каждым годом стабильнее? Или «запас нестабильности» где-то копится, дабы рвануть по примеру 1917-го и 1991-го?

Заказы и наказы

Какие прогнозы? Законодательное собрание обрело лицо, можно предсказать его манеры. Как это будет взаимодействовать с исполнительной веткой власти? Валерий Семенов заметил, что стабильность – не застой и все к лучшему. Комфортнее будет работать. Всем.

Оппозиция, кстати, не спорила. Исполнительной власти будет комфортнее с властью законодательной. И власти законодательной комфортнее будет. И с собой, и с другой половиной Серого дома. Некоторая полемика была в вопросе: будет ли с того комфортнее обществу? Тут две позиции. По одной – считается, что ветки власти просто обязаны расти в разные стороны, а весь толк – в дуге напряжения, в силовом поле между ними. Если верить иной позиции, то важнее командность, управляемость и прочие добродетели того же ряда, вплоть до поглощения одного субъекта другим. Вот какая Госдума эффективнее: 90-х годов или 2000-х? Спорить бесполезно. Одна позиция просто не сводима к другой. Впрочем, возможна и третья. Что все ситуативно. Когда нужен мир, а когда и война… Сейчас, понятное дело, не времена Лебедя, о дуге напряжения между ЗC и администрации края речи нет.

Мелькнула фраза: «Законодательное собрание все же не станет юридическим отделом администрации края». Не станет – и ладно. Да, там слишком много людей, люди не маленькие, люди хотят своего. Отделом это не будет. Хотя понятно, что скорее администрация модерирует ЗС, нежели наоборот. Ну хотя бы в силу того, что у администрации слишком часто право первого хода. В том же, например, бюджетном процессе. А кроме того, администрация просто информированней, что ж тут поделаешь? Информация сначала оседает на исполнительной ветке…

От прогнозов плавно перешли к пожеланиям. Звучало, например, такое: пусть политики – будут политиками. Казалось бы, тавтология? Не всякий облеченный должностью суть политик. Можно ведь, не имея намерений к этому миру, просто делать карьеру в больших масштабах. Но политик – всегда с намерением. Мелькнул образ: в XX веке бились разные политики, а в итоге все съела экономика. «Мне бы денег, а дальше сами решайте». В общем, требуются люди с большими намерениями... касательно других людей.

    Александр Силаев