Сельская жизнь

Оставлен klachkov Вс, 2007-01-21 22:51

сельская жизнь

"Красноярская газета", №8 от 06.02.2007

1.Смирение

Чтобы не стать добычей хищников хорошо иметь поджарое тело, быстро бегать или уметь смирно сидеть в укрытии. Можно напустить на себя миловидность и уподобиться мишке панде, под коалу тоже неплохо закосить. Впрочем, и среди травоядных, которые не хищники, полно опасных зверей – слоны, бегемоты, носороги, буйволы, гориллы. Горилла умеет неплохо постоять за себя. Я всегда симпатизировал гориллам.

Когда животное испытывает голод, ему становится не по себе. Голод – враг самоуспокоенности. Да и любого человека голод делает решительным и беспощадным. Правильный вегетарианский нравственный подход к жизни не означает автоматическое поражение от рук и зубов концентрированного быдла. Это к тому, что не обязательно убивать, чтобы есть. Можно победить другим путем. Жрать падаль и припрятывать гнилье – не единственный путь к успеху в обществе.

Никто не застрахован от очередного демона, выпрыгивающего из палеотоннеля. Разрывая когтями мясную плоть, возможно, человеческую, опровергая одним видом и запахом любую гуманистическую теорию, демоны прошлого (формы отжившего мышления) овладевают сознанием «избранных» ими. В топку бросается тельце за тельцем тех, кто начинал агрессивно, самонадеянно. Думаешь – а ведь, сколько мудрости в извечной христианской добродетели – в смирении. Даже военной мудрости. Ведь серьезный боец на рожон не лезет. Ежедневные упражнения в доминировании признак клиента салона садомазо, а не ответственного политика, воина или управленца.

Кажется, что культивировать в себе смирение – все равно, что ходить по плохо промерзшему болоту. Поверхностный слой благих намерений промерз, но некрепок. Легко соскользнуть с ледяного мха в топь. Даже если ваш череп обтянут сухой кожей и лишняя плоть уничтожена как вражеский класс – никаких гарантий. Никто не застрахован от дождя в декабре и от вьюги в июне. Климат на Земле мало зависит от ситуации на фондовых рынках. Деньги могут исправить все. В этот абсурд веруют тем искренней, чем явственней абсурд. Пройти до конца мыслью в абсурд страшатся. А мы не будем страшиться.

В надежде на большие деньги тонет понимание необходимости, истинности смирения. Доморощенные финансовые алхимики истерично ищут необходимые сочетания удачи, насилия, знания в стремлении получить все тот же золотой металл. Никогда ведь не получится. Никогда. А если получится, то не то. Ибо по-настоящему жить в погоне за золотом может небольшое количество толстопузых, с рождения предназначенных к этому занятию. Остальные – мыши ведь в этой гонке. То есть, правила гонки верны, но состав участников расширен беспредельно. Его сузить надобно. Если каждый займется своим делом так и будет. Богатый толстопуз – совсем не король ведь. Его трясти надо почаще и пожестче. Для этого толстопузы на Земле родятся, чтоб остальные их сурово трясли.

Часто мыслью обращаюсь к недавним выборам в сибирском городе Назарово. Теперь и вовсе не по политическим причинам. Люди заинтересовали. Люди в Назарово суровые и гордые, сочетание наивности и недоверчивости часто встречается. Сибирские «реднеки», с такой особой психологией, что хоть сейчас иди туда и формируй батальоны, что не дрогнут в самый тяжелый час. Трудно требовать от них куртуазного служения или долгих бесед о духовности. И не нужно.

Нестандартный, изобретательный ответ на любой социальный, технологический, глобальный вызов – привилегия тех, кто формирует будущее. Сухость, схематичность, банальность, отсутствие одушевленности – не признак интеллекта, скорее, признак страха быть разоблаченным в глупости. Страх этот проистекает опять от недостатка смирения. Смиренный человек заранее убежден в собственной глупости и каждый раз искренне (подчеркиваю искренне) удивляется если это не так.

Крайне полезно притворяться глухим, немым, полоумным, «создателем лун», если на вас набросятся те самые мясоеды с черепами обтянутыми кожей и умными словами. Пожалейте их. Им нужны деньги, а дьявол всегда расплачивается с ними только угольками. Появитесь в общественном месте в нетрезвом виде, нанесите лексический удар прямо в пах. Они сами выбрали себе род своих занятий, помните об этом.

Простому человеку не о чем беспокоиться в этом случае. Денег нет, потому потерять их невозможно. Напасть на злодея, богатея и его прихлебателя, но успеть вовремя отступить тоже важно. Вам необязательно мыслить глобально, это умные пусть руководят нами по глобусу. Цените тех, кто даст укрытие. Таких мало. Тем более нужно ценить. Классические юродивые ночью не спали. Принято было бодрствовать и молиться. Но речь не о безумии, а о маскировке. Маскировка позволит жить независимо и автономно. Так живут настоящие мудрецы.

Больше действия, меньше болтовни. Действовать, набросив заискивающую личину, нацепив очечки, приклеив бороденку, бывает легче, чем, если пламенно объявить себя вахлаком. В нашем мире мало кто может насладиться свободой. Это один из путей. Чтобы понять ближнего, надо чувствовать себя ниже и хуже.

Совсем близки времена, когда все будет под вопросом – собственность, мораль, отечество. Низведение в недочеловечность будет производиться не только хитрым пропагандистским путем, но и вновь прямым силовым. Лишение понятия о личности максимального количества человекоединиц – вот что будет стоять в отчетах об эффективности управления.

Потому сейчас нельзя давать возможности развить автономность. Мы все опутаны такой густой сетью коммуникаций, начиная от канализации и заканчивая смс-голосованием, что найти за сетью рыбку (простую, не золотую даже) – уже фантастика. Под бременем забот о поддержании репутации в процессе коммуникации исчезает страх смерти. Выполнить историческую миссию коммуникатора с репутацией. Ответить на все СМС, на комментарии к записям в мировой сети и т.д. и т.п. Ввязавшись в короткий, отрывочный, никчемный стиль современной коммуникации перестаешь понимать, зачем человеку мозг и сердце. Ведь время проповедей уже в прошлом.

2.Стихийность

Допустим, стихийно появляется из глубин русского бессознательного Святогор-богатырь. Берет меч, палицу, или просто хватает за шиворот скользкую массу паразитов и неправедно, обманом и грабежом наживших благосостояние граждан нашей отчизны. Тут же в следующих «Временах» с Познером сенсационное обсуждение того, что Джек-потрошитель совершенно нерусское явление. И непонятно – сумеет Святогор объяснить доходчиво, что он Святогор-богатырь, а не Джек-потрошитель. Путь Ивана-дурака более прикровенный. И не менее русский. От глаз полицаев легче затеряться среди алкоголиков, дебилов, бродяг.

Когда в сельской Вандее наметился протест против людоедов из Парижа, людоеды пришли в Вандею, в последний оплот христианства в революционной Франции, и устроили геноцид. Они вырезали христиан как чуждую расу. Особенно зверствовали над женщинами. Потому что женщины могли родить еще христиан взамен убитых. Кстати, над сельчанами издевались в духе СС за двести с лишним лет до Гитлера. Из грубой кожи мужчин-крестьян делали обувь для парижских чиновников. Из женской и детской кожи перчатки для их жен. Из трупов христианских повстанцев-сельчан варили мыло для столичных жителей. Сами проводите исторические параллели в сегодняшний день. Ума много не надо для этого. У нас столица тоже хорошо живет.

Революционная стихия мятежна, но имеет ось. Где ось – там есть «крутящий момент». Идет взаимодействие революционной логики и революционного инстинкта. И то и другое может иметь оттенок каннибализма в равной мере. Не думаю, что человеку возможно предсказать будущее в точности. Но возможно верно истолковать то, что уже существует предвестником изменений. Будущий ход событий существует уже здесь и сейчас. Он не скован словами, в нем нет вялости, начатки будущего упруги как свежие семена.

Иногда такая свежесть сохраняется благодаря холоду заледеневшей крови в жилах. Тогда, когда до человека неотвратимо доходит, что лучше уже не будет никогда. Никогда именно при существующем ходе событий. В той логике, в которой он привык жить. Мир как женщина после сорока будет лишь стареть, толстеть, терять жизненную энергию по капле, но зато каждый день.

Революция всегда призвана обновить мир, отменить старость и смерть. Такие действия могут быть разными и по качеству и по масштабу. Нешуточные идеологические схватки предшествуют революционному процессу. Словно самцы за право оплодотворить самку бьются идеологические течения между собой за право оплодотворить революционную стихию. Игра стоит свеч. Могу сказать о сибирском евразийстве. Именно сейчас в его развитии наступает новый этап. Организация сибирских евразийцев избавилась от отягощавших форм и лишних людей. Резкий взлет вверх после трех лет топтания на месте ожидает евразийство в Сибири. Говорю как человек, давно ведущий евразийские работы в нашем суровом регионе.

Ритуалы обновления, возрождения, своего рода прототипы революционных ритуалов давно использовались жителями сел и деревень. Культ плодородия, рождение новой жизни, зарождение нового урожая на крестьянских полях. В наиболее продвинутых версиях культа мужчина вступал в сексуальный союз со специально обученной женщиной-жрицей с целью обретения новой идеологии синтеза духовного и физического. Ну, заодно, чтоб урожай хороший был, на разных стадиях развития культа цели трансформировались. В момент оргазма у мужчины менялось сознание. Он политически рос. Возможно, среди красноярских политиков есть последователи тайных материнских культов. В районах родного края они участвуют в исполнении культов плодородия среди дикой природы – в лесу, поле.

Есть во всех подобных действиях тайно глубоко коренящийся ужас. Что-то обновить, перевернуть, повернуть могут позволить могущественные силы лишь затем, чтобы потом, на исходе революционного цикла ткнуть носом идеолога, пропагандиста, революционера-практика в ту же вонючую лужу, из которой они пытались выплыть вначале. Это как злобная охрана дает узнику тюрьмы возможность бежать лишь для того, чтоб вернуть его в камеру, отбив внутренности после побега на почти законных основаниях. Отсюда рассуждения о ложной, подставной, театральной революции. Вечный страх провокаций.

Безумная подозрительность бывает уже не только следствием работы оппонентов в рядах союзников, но и целью такой работы. В жутковатом тумане фантастических подозрений исчезают стройными рядами стукачи ФСБ, нелегалы Моссада, радисты ЦРУ, китайские парашютисты, члены кровавых масонских лож, а вместе с ними и смысл работы в каком-либо конкретном направлении. Хорошо сказал Эдуард Лимонов: «Кремль - это символ нашей несвободы, феодальный замок, абсолютно зловещий такой, как какой-то храм Змеи…». Этот человек явно не чужд туманным откровениям.

Из тумана всегда хочется выскочить на солнечную лужайку. Никому нормальному не хочется зловещих змей, символов, замков и т.д. Реально жить в нормальном экологическом поселении, по возможности максимально автономном, со своей школой, больницей, предприятиями по переработке сельхозпродукции. Медленное, но упорное движение к такому способу жизни обязательно начнется. Это практическая необходимость, а не теоретическая мечта. Злой колдун мегаполисов, индустриальных вакханалий, дурных политических шоу может потерпеть поражение. И это совершенно не лишит интриги дальнейшее развитие человечества.

Во многом это зависит от перенастройки общего психического фона. Вряд ли здесь поможет какой-то конкретный командир, стратег или планировщик. Часто говорят о смерти идеологии как таковой. И вместо патриотов и борцов за светлые идеи, воинов мы наблюдаем охранников имущества корпораций. Целям укора может служить и молчание. Нужно просто молчать о тех, кто не понимает, что идет в пропасть вместе с этими «корпорациями», особенно сырьевыми.

Быть под Хозяином удобно. Но система, где Хозяин, может приказать долго жить. То есть, Хозяин уже мертв, но это скрывается от охраны и прислуги. С целью уберечься от старой доброй классовой ненависти. Верхушке хозяйской иерархии хочется забиться в уголок и дрожать, задернув шторы, как интеллигенту после многодневного запоя. Но наступают времена, когда жизнь опять будет зависеть от остроты зрения, совершенства слуха, других физических данных. Во время бега от хищников никто не будет бояться показаться смешным.

С начала индустриальной эпохи все, кому не лень, били по крестьянству, по селу. И буржуазия и пролетариат вели борьбу с селом. К чему привела человеческую цивилизацию такая борьба? А может, стоит вернуться на новых основаниях к сельской жизни? Не боясь прослыть еретиками в глазах отсталых современников. Уверен – толпа сломается вместе с расхожими предубеждениями, когда мы переплавим боязнь и неуверенность в четкую доктрину и действие.

3.Чистые руки

Очищение, избавление от грязи, мусороуборочные работы, операция «чистые руки» - все это ждет свой черед. Метла на гербе переходного правительства. Только метла даст ощущения легкости, здоровья, бодрости и уверенности в себе большинству. Регенерация через выметание остатков чужой каннибалистской трапезы. С последующим учреждением лучшего идеала. Без дискуссий на религиозные и политические темы. Эти темы бесплодны для дискуссий.

Потому что колесо вертится независимо от терминов и пышных словопрений. Мало кто хочет умирать ради принципов. Это не смерть для взрослого человека. Полезно также не соваться в политику. Там опасно. Вместо многих тонких и блестящих мыслей лучше иметь одну, но понимать, что она и есть главная мысль. Эта мысль должна быть о том, что предпринять конкретно. Одновременно не нужно мелко плавать или кичиться реализмом и деловитостью. Очень трудно что-то изменить к лучшему даже в малом без системы новой.

В жизни мы делаем только то, что возможно. Не подозревая, что представления о «возможности» являются продуктом информационно-психологического воздействия (иногда со злым умыслом). Надо попробовать делать невозможное. Это изменит все. В действительности изменит. При современном шатании всех властей наши действия в сторону невозможного будут только усиливаться и укрепляться. Мы работаем в благоприятной атмосфере.

Ее благоприятность заключается в том, что действия те, что разрешены и поощряются – совсем уж запредельны для здорового духа. Обратимся к Протоколам Сионских мудрецов: «Взгляните на наспиртованных животных, одурманенных вином, право на безмерное употребление которого дано вместе со свободой. Не допускать же нам и наших дойти до того же... Народы гоев, одурманены спиртными напитками, а молодежь их одурела от классицизма и раннего разврата, на который ее подбивала наша агентура — гувернеры, лакеи, гувернантки — в богатых домах, приказчики и проч., наши женщины в местах гоевских увеселений. К числу этих последних я причисляю и так называемых “дам из общества”, добровольных последовательниц их по разврату и роскоши». Какая к черту «доктрина Даллеса»?! Это за много десятилетий до пресловутой доктрины написано.

Хоть и велико искушение переиначить сей документ на свой лад. Присвоить чужую интеллектуальную собственность. Но лучше непараллельный ответ. Прекратите наспиртовываться и курить. Отвратите от этого дела еще человек десять. И пусть вас обзовут святошей, борцом за идеалы и чистые руки. Лучше попытаться сделать марш-бросок, пусть долгий и трудный, чем попасть в концлагерь. Момент для броска наступает. Это понимают нормальные люди, не зараженные идеологиями. Важно думать своей головой. Это якудза никогда не признают ошибок и не оправдываются. А мы русские люди. Мы сможем признать ошибки и исправить их.

Надо разрушить шаблоны собственного гнусного, навязанного извне поведения, этой самоубийственной модели народного небытия. Воля является частью бытия. Спасти народ от алкоголизации, от вырождения, от поголовной гибели.

Возьмем для примера Красноярский край. Это одна пятая РФ, огромные ресурсы. Огромные доходы тех, кто контролирует ресурсы. Сейчас это жесткая политическая и экономическая колония. Со строгими правилами игры. Дисциплинарный сырьевой санаторий (или дурдом). Регулярно проводятся карательные рейды политтехнологов, нанятых сырьевиками. Что противопоставить карателям красноярцы не знают. Доброе верное партизанское движение? В передаче «Что делать?» на телеканале «Культура» знаменитый политолог Сергей Марков предупредил – от политических амбиций сырьевиков исходит опасность для всех жителей страны. Они пытаются захватить Кремль, - заявил Сергей Марков. Это понятно. Ведь Красноярск они уже захватили. "Мы боремся за овладение вратами неба!" - восклицал Карл Либкнехт. У сырьевиков задачи более приземленные, даже «внутриземленные».

От региона поднимемся до федерации. В чем может быть легитимность, оправдание существования нынешнего российского государства, где бал правят распоясавшиеся сырьевики?! Почему человек должен соотносить свои действия с правилами, установленными этим государством? Из страха перед карательной машиной? Из-за того, что никто не догадался учредить другое государство на той же территории? Из-за того, что еще не весь понимающий народ успел сбежать из этого государства в другие или просто не все еще умерли?

Время поджимает очень сильно. Решение должно быть найдено в кратчайший срок. Мы не можем дружески увещевать хищника в тот момент, когда он, прожевав одну нашу ногу, пытается откусить последнюю. Деревенские ребята во времена, когда село еще было основой Русского порядка всегда были здоровее городских. Воздух в селе чище и пища лучше. Защитить свое село должно хотеться больше, чем разлагающийся наркоманский город. Деревенский парень пойдет в контратаку тупо, свирепо, но до жути эффективно.

Нам не надо участвовать в интригах «городских». Иногда единственный способ не проиграть – это не участвовать. Собрать людей вместе можно насилием, материальными благами или общей опасностью. Сейчас третий случай актуален.

    Павел Клачков, политолог