Террор-2

Оставлен root Пт, 2006-07-14 15:01

Газета "Экран-информ", №30 (604) от 26.07.2006
"Красноярская газета", №54 от 25.08.2006

1.Тяжелые времена

Тяжелые времена – это не только простое, бытовое или «познеровское» выражение, но и строгий научный термин. Он имеет отношение к положению дел в стране, глобальном социуме, но не в экономическом или политическом смысле. Это психологическое понятие. Ввел его американский психолог Ирвин Стауб, пытаясь прояснить причины геноцида. Мы расширим смысл термина. Тяжелые времена предшествуют иррациональным массовым вспышкам насилия. Они аккумулируют энергию тьмы и агрессии. Массово можно наблюдать тотальную депрессию, господствуют ощущения несправедливости, безнадежности, бесперспективности. Большинству представляется, что родная нация, религия гонимы и унижаемы. Явление тяжелых времен похоже на эпидемию. Целые города и регионы превращаются в аккумуляторы яростного мстительного чувства. Оно таится до поры до времени. Потом взрывается. Разрядить такой аккумулятор как-то иначе не получалось еще ни у кого в мировой истории.

Термин "терроризм" означает спланированное заранее, политически мотивированное насилие, совершаемое против гражданских лиц и объектов с целью повлиять на общественное мнение. Термин "международный терроризм" означает терроризм, практикуемый гражданами нескольких стран или на территории более чем одной страны. Такими определениями пользуется руководство США с 1983 года. Часто грань между «терроризмом» и просто политическим насилием трудно различима. Чтобы верно ее проводить, необходимо увязывать цепь террористических актов в логическую линию, соотносить с широким контекстом политической ситуации в целом. То есть, само право судить о том, что есть терроризм, а что нет – уже важная властная привилегия. Структура или страна, определяющая то или иное политическое насилие как «международный терроризм», а другому событию отказывающая в этом, тем самым приобретает огромное идеологическое могущество. Получает возможность направлять действия силового ресурса союзников в зависимости от своего решения.

Так что и сам терроризм и борьба с ним способны выполнять задачи по изменению геополитической ситуации в мире. Часто таким способом осуществляется давление на приграничные территории соседа, отвлечение сил страны-конкурента на устранение ложных угроз, дестабилизация в проблемных регионах, в которой заинтересованы крупнейшие мировые игроки. Например, роль Пекина в ситуации вокруг Таджикистана вполне соответствует вышеизложенному. Китаю невыгодно промосковское правительство там. Точно так же нежелательны националисты и исламисты из-за собственных проблем в Синьцзяне. Лучшим выходом для Китая в такой ситуации являлась дезорганизация политической и экономической жизни Таджикистана, в том числе через спонсирование ряда террористических атак. Конечно, завуалированное.

Сепаратистские, повстанческие, террористические движения всегда открыты для заказчиков и спонсоров. К их услугам можно обращаться, когда самим не хочется мазаться. Это современный инструмент политики и влияния. Бизнесменов от террора тоже можно понять. Ведь кто-то должен обеспечивать их бизнес – а это и тренировки рекрутов, поставки вооружений, создание фондов для спецопераций, экспертиза, анализ ситуации. Террористические организации выполняют важнейшие геополитические задачи, возложенные на них влиятельными спонсорами. Активный инструмент международной политики. Настойчивый, неуклонный, непредсказуемый часто в месте нанесения удара. Между террористическими организациями поделены свои зоны ответственности в мире. Это важнейшая часть интернационального бизнеса и геополитики. Начиная со среднего руководящего звена террора и выше – это уже серьезные, ответственные, удачливые бизнесмены.

Китай, укрепляя свои позиции в регионе, активно содействует многим подозрительным организациям на территории Индии. Подготовка к антииндийским тайным операциям ведется китайскими инструкторами на территории третьих стран. Например, задействованы территории Бангладеш, Бирмы. Тамильские подразделения тренируются для проведения актов террора, саботажа, шпионских действий. Индийские власти давно имеют неопровержимые доказательства прямых контактов Пекина и сепаратистских движений антиправительственного толка.

Терроризм активно вмешивается в планы развития нынешней мировой экономики. Не учитывать этот фактор при прогнозировании глобальных процессов становится невозможно. Это крайне эффективный с финансовой точки зрения механизм. На каждый доллар, вложенный в него, приходятся миллионы долларов, потраченные на «борьбу» с террором. Причем борьба эта успехов серьезных не приносит. Силовые операции антитеррористов крайне дорогостоящи.

События 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке по своему «историческому» значению начинают приближаться к Октябрьской революции 1917 года. Масштабные террористические акты вполне заменяют собой «восстание масс» прошлого века. Происходит дестабилизация всего общества. Нарушается работа технической сферы, от которой зависит наша повседневная жизнь. Подавляется мораль, подрывается дух граждан целой страны или региона. Таким образом, претензия террористического акта или целой комбинации таких актов на то, чтоб стать способом разрешения идеологических, религиозных, экономических, национальных, классовых конфликтов вполне оправдана.

Террорист не ограничен в выборе оружия практически. Это могут быть кустарные поделки. А можно использовать технические системы мирного назначения. Использовать в качестве оружия нападения системы транспорта и связи – во всех их разновидностях – информационные сети, энергетические, перекачивающие. Нарушая работу таких сетей малозатратными способами, можно добиваться эффекта оружия массового поражения. В процессах глобализации террористические структуры на шаг впереди всех остальных военных и гражданских структур национального масштаба. Ибо для того, чтоб быть по настоящему эффективным, терроризм должен стать международным. Управленческая сеть террора должна активно действовать, не взирая на границы, естественные и противоестественные преграды.

Все эти факты и возможности меняют психологическую, моральную атмосферу повседневности, в которой приходится жить современному человеку. Все вышеизложенное касается не только высоких политик или запредельных экономик, но и бытовых условий каждого, стиля жизни. Постепенно, незаметно, но во все убыстряющемся темпе меняются представления о безопасности, правде и неправде, разрешенном и запрещенном. И вот здесь лежит главная загадка террора. Потому что помимо своих «прямых» обязанностей осуществления целенаправленного насилия, он взял на себя еще и цивилизационную функцию. Оказывает мощнейшее психологическое, энергетическое влияние на разум обывателя. Тем глубже проникает такое влияние, чем оно незаметнее. Мир становится гибче, начинает качаться земля под ногами экономических и властных организаций старого образца, смешиваются в экзотический коктейль большинство базовых традиционных понятий о жизни и смерти.

Но это очень тонкие веяния. Они нуждаются в дешифровке, требуется чуть больше времени для нее. Все новое ведь подозрительно и непривычно. То есть, эффект террора в атмосфере публичной идет, все-таки, как бы по касательной траектории. Прямой же удар приходится по правителям национальных государств, по структурам их охраны. Часто этот удар не по их физическим телам. Это удар по их воле, самоуважению, жизнестойкости, желанию управлять традиционными методами, уверенности в способности защитить страну и народ. Не стоит думать, что террор самоцель или самостоятельный игрок. Его инструментальная функция вскрывается по прошествии времени и при верном масштабировании процесса.

Ближний Восток всегда воспринимался как некий узел террористических угроз. В то же время, ряд экспертов аналитических центров США считает, что действия по трансформации Ближневосточного региона с использованием военных методов – лишь подготовка ко второму этапу глобальной операции. Сутью второго этапа является сдерживание Китая. В ближайшее время усилятся действия спецслужб и неправительственных организаций США по изменению сути и структуры внутреннего режима в Китае. Пекин отлично понимает - к чему ведут такие действия, как вторжение в Афганистан, размещение вооруженных сил США в Средней Азии, углубление отношений в области военного сотрудничества между США и Пакистаном, Индией, Японией. На повестку дня выносится блокада и изоляция крупной азиатской державы.

США позаботились и о том, чтоб укрепить свою внутреннюю безопасность в преддверии нарастания хаоса и нестабильности на планете. Они пошли по пути создания суперведомства. Имеется в виду Министерство внутренней безопасности. В 2003 году 22 федеральных ведомства, занятых в сфере безопасности, были слиты в одно. Бюджет этого министерства составляет около 40 миллиардов долларов. Это много больше, чем совокупный бюджет тех ведомств, что вошли в него.

В России же огромную угрозу внутренней безопасности представляют разветвленные, прекрасно организованные формирования наркомафии. Отлично отлаженная многопрофильная структура, в чьи функции входит организация производства, переработка, транспортировка и распространение наркотических средств в общенациональных масштабах. Розничные торговцы, оптовики, боевые группы, юридическое и политическое прикрытие, руководство – если в общих чертах. Все это густо замешано на определенных этнических компонентах. Понятно почему. Российской наркомафией активно проводятся встречи и консультации с представителями ведущих наркокартелей мира. Несколько таких серьезнейших совещаний прошли в Колумбии, на островах Карибского бассейна и в США. Речь там шла, в том числе, и о создании благоприятных политических условий для успешной деятельности на территории России.

В глубинке такие вопросы решаются своими путями. Не секрет, что цыганские общины во многих российских городах торгуют наркотиками мелким оптом и в розницу. Проживая скученно в определенных районах – там они создают свои «точки», строят шикарные особняки, скупая на корню правоохранительные органы. Красноярские тележурналисты попытались проникнуть в этот закрытый мир, рассказать поподробнее о психологии и бизнесе цыган, об их взаимоотношениях с властями. Поразила реакция главы Центрального района города Красноярска Суворова. Он очень доволен тем, что на территории его района живут цыгане, потому что они оказывают спонсорскую помощь при проведении новогодних детских утренников в районе. Если Суворов выступил таким образом, чтоб не разжигать межнациональную рознь, то это выступление следует признать очень «удачным», просто великолепным.

А теперь вернемся к «тяжелым временам». Человек помнит боль и угрозу смерти сильнее, чем удовольствия. Он испытывает потребность персонифицировать, определить, конкретизировать носителей тьмы и зла. Никто не хочет удовлетворяться смутными ощущениями и подозрениями. Ужас можно остановить, если найти виноватого и наказать. Причем доказательства такой «вины» совершенно не важны.

2. «Одно дерево гибнет вместо другого»

Так звучит одна из 36 знаменитых китайских стратегем. Упрощенно ее смысл расшифровывается в том духе, что отдельные жертвы могут привести к достижению великой цели. Традиционное китайское искусство хитрости всегда ценилось высоко. Вести войну с террором и пером и топором следует, конечно, до победного конца. Для того надо достигнуть решающего стратегического, метафизического превосходства в силах.

В 1993 году таджикские исламисты при активной поддержке арабов планировали два чудовищных теракта, которые были предотвращены русским спецназом в последнюю минуту. Первая операция заключалась в том, что три грузовика с взрывчаткой, ведомые самоубийцами, должны были взорвать Нурекскую гидроэлектростанцию. На подходе к гидроэлектростации водители были застрелены русскими солдатами. Если бы грузовики взорвались там, где было запланировано, то поднялась бы волна 86 метров высотой и 53 километра шириной. 2000 поселков, семь городов в Таджикистане, Узбекистане и Туркмении были бы сметены с лица земли. Член этой террористической сети, захваченный российскими спецслужбами, раскрыл также подготовку операции по взрыву завода минеральных удобрений, взрыв должен был привести к массовым отравлениям и гибели людей по всему региону.

Пехота террора отличается рядом конкретных психологических характеристик. Эти люди практически утратили всякую связь с реальностью. Им внушается, что они наделены особыми качествами. А преследуют их, якобы, за то, что они выполняют свою «великую миссию», за «особые дарования», открывшиеся им. Все остальные, те, кто не входит в террористическую сеть – большие «грешники», избавить мир от них – благо. Содержать такую пехоту очень выгодно. Финансовые затраты на нее невелики. Надо лишь правильно промыть мозги.

Народ, русские мужчины, женщины и дети остаются один на один с наркотизированными зомби-террористами. Государственная безопасность заботится, прежде всего, о государстве. А народ и государство – это, все-таки, не одно и то же. Суметь защитить себя от подонка-террориста легче, если ты вооружен. И вооружен хорошо. Например, в Швейцарии с населением в 6,5 млн. человек с разрешения государства на руках насчитывается около 4 млн. единиц нарезного оружия, включая 600 тыс. штурмовых винтовок с лазерными прицелами. При этом количество преступлений с применением оружия за десять лет сократилось на 30%. У нас предпочитают держать народ в страхе, беззащитным. Баранов без оружия легко превратить в рабов. Причем легче не только государству, но и террористам.

Среди борьбы государственной системы и террористической антисистемы гибнут вполне конкретные личности. Озаботиться собственной личной безопасностью некому кроме нас самих. А для этого иногда приходится вступать в конкуренцию с системами. Это возможно через развитие частной инициативы в том числе и в сфере безопасности. Воспитание в подрастающем поколении волевых и боевых качеств. Важно умение отмобилизоваться группой на уровне микрорайона, поселка, двора. Придется действовать в атмосфере хаоса, непредсказуемости, маневрирования. Даже пацифистам следует учиться драться, наступать и отступать. Те, кто способен, пусть оттачивают навыки интриг, продумывания и реализации сценариев, взаимопомощи. Знать и использовать юридические тонкости, уловки, финансово-экономические схемы. Выжить среди схлопывания систем нелегко будет.

В США давно созданы и функционируют группы вооруженного народа на случай коллапса государственной системы готовящиеся подхватить функции обеспечения безопасности хотя бы даже и на ограниченной территории, которую способны держать под контролем. Зачастую они преследуют свои, довольно экзотические политические цели. Одна из наиболее «раскрученных» таких организаций - Ку-Клукс-Клан. По данным ФБР, в Клане насчитывается 26 500 активистов и в 10 раз больше рядовых членов. В большинстве своем, это рабочие и фермеры средних лет. Они входят в состав 150 «боевых групп». Клан уже 30 лет ведет регулярную военно-полевую подготовку своих членов, накапливая оружие и боеприпасы. Клан активно сотрудничает с другими подобными группировками. С созданной в 1974 году группой «Арийская нация». В ее составе до тысячи активистов и более 20 тыс. рядовых членов. Руководство осуществляет тесный контакт с более мелкими структурами: «Милицией штата Монтана», «Добровольцами штата Невада», «Горной церковью», «Тевтонским братством».

Другая крупнейшая организация белых американцев – «Милиция». В составе «Милиции» множество мелких групп и ячеек: «Змеиная дружина», «Христианские патриоты», «Армия Всевышнего» и остальные. Наиболее активным ответвлением считается «Арийская республиканская армия», состоящая из белых христиан. Численность ее активистов – около 1200 человек. Есть масса других организаций и групп. В своих рядах они насчитывают десятки тысяч сторонников. Все они прекрасно вооружены, накапливают домашние арсеналы и учатся применять оружие в случае необходимости.

Вот отрывок из инструкции на зимне-весенний период 2001 года известного в прошлом международного террориста Хаттаба: «Большая просьба к командирам, чтобы в течении суток произвести не менее пяти выстрелов из снайперской винтовки или подствольников по постам русских собак, особенно в месяц рамазан. Обстрелы надо производить в разное время суток с разных направлений, чтобы постоянно держать врага в напряжении. Зимняя инициатива должна быть за нами. Снег - естественная маскировка. Вертолет в зимнее время летит низко. Необходимо делать засаду по маршрутам их следования. После выстрела можно протоптать следы в стороны домов стукачей. Нужно не только минировать и взрывать их административные здания, но и сжигать их. Мы должны быть готовы к войне с кафирами на сотни лет, поэтому после смерти командира в группе не должно быть склок и неразберихи. Каждый командир должен иметь в группе не менее 2-х заместителей, которые посвящены в его планы и ориентируются в обстановке. О них должен знать военный амир. Если командир станет шахидом группа должна работать также четко, как и до этого».

Вот если руководствующаяся такими инструкциями банда подойдет к нашему селу или деревеньке в условиях хаоса в государственной системе (а в России такой хаос бывал уже не раз)? Что способен противопоставить наш народ зверству и насилию оплаченных международными террористическими структурами боевиков? Звонок в пожарную охрану? Выстрел из рогатки шестилетнего пацана? Мольбы пощадить, стоя на коленях? Народ, который хочет выжить, должен культивировать в себе решительность и напор. Быть внутренне сильнее, упорнее, смелее врага.

Такие качества не появляются на пустом месте. Они входят в плоть и кровь лучших представителей нации вместе с молоком матери, с духом мужества отца и традицией всех близких. Этого можно добиться тщательным культивированием живой связи, исторической преемственности. Первооснова всего – духовная сила. В фундаменте нашей боевой традиции лежат слова святителя Филарета Московского: «Любите врагов своих, сокрушайте врагов Отечества, гнушайтесь врагами Божиими». В бою наш народ не визжит, не вопит, не кричит «кийай» на манер японцев или корейцев. Русский воин должен быть спокоен и собран. Бой – это наша жизнь и работа. Работу делают с толком, последовательно, методично. В процессе подготовки к будущим неизбежным боям следует искать духовную точку опоры, опираться на родовую память, держать тело в хорошей физической форме, умножать знания по военному делу, медицине, социальным и естественным наукам. Будить в себе творческую личность.

А закончить свою вторую статью из цикла «Террор» я хочу словами священника Павла Флоренского: «Среди мятущихся обстоятельств времени, среди раздоров, междоусобных распрей, всеобщего одичания и татарских набегов, среди этого глубокого безмирия, растлившего Русь, открылся духовному взору бесконечный, невозмутимый, нерушимый мир, «свышний мир» Горнего мира. Вражде и ненависти, царящим в дольнем, противопоставилась взаимная любовь, струящаяся в вечном согласии, в вечной безмолвной беседе, в вечном единстве сфер Горних».

Продолжение следует.