Реванш дурака

Оставлен root Чт, 2006-05-25 10:08

Газета "Экран-информ", №22 (596) от 31.05.2006
"Красноярская газета", № 40 (1499) от 06.06.2006

18,70 КБ

Чтобы залезть на Эйфелеву башню,
первым делом надо ее иметь.

Раддай И. Райхлин

1.Магнит

В детстве многие любили играть с магнитом. Попытки играть с явлениями притяжения-отталкивания приводили в неподдельный восторг. Магнитные чудеса просты на первый взгляд, но крайне загадочны. А в детстве все наполнено волшебством и сказкой. Вот эта упругость толкания, и «мертвая» хватка притяжения.

В школе начинаем узнавать чуть больше. Опыты на уроках физики ведут к утрате непосредственно сакрального восприятия магнетических явлений. Ну, какая может быть сказка в комнате, где набито 20-30 человек. Где про магниты и электромагниты надо рассказывать для оценки за четверть. И уходит, проходит, вылетает сугубость понимания. На ее место приходит функциональный подход. Оттарабанишь параграф о магнитах – получишь конфетку-оценку-таблетку. И далее тем же макаром. Главное, чтоб крутились турбины, работали моторы, яблоки падали вниз и враг после подсечки шмякался об асфальт, а не взлетал бы за облака. На этом фоне можно осуществлять жизнедеятельность, крутить выгоду.

В смутное время обостряется тоска по полюсу. По магниту, способному притянуть металлические опилки и выстроить их в линии. Гравитация физическая и социальная смыкаются, дополняют друг друга. Есть ведь много попыток сведения социального к физической базе. Заложенные в мозг неколебимые понятия физической гравитации ведут к гипотезам о социальной гравитации. К действиям притяжения, отталкивания, к попытке уравновесить их в нейтралитете.

У магнита есть два полюса. У Земли есть два полюса. Север и Юг организуют поле в линии. Растягивают человеческих существ вдоль «меридианов». Иногда бывают бури. Мало кто понимает – что это за бури такие. Ведь научно-популярный фильм по телевизору не каждый имеет время посмотреть. Ну, а уж посмотрев – «понимает», конечно. В основном, магнитные бури интересуют пенсионеров и авиадиспетчеров. С функциональной точки зрения.

Социальные конгломераты, действительно, отличаются друг от друга массой и силой взаимного притяжения и отталкивания. Кого-то тянет вверх, кто-то стабилизировался. А кто-то распластался, пытаясь втиснуться в центр планеты, хоть одним атомом добраться до ада сверхвысокого давления внутри. Речь, конечно, не столько о физической объективности, сколько об ее социальной проекции.

2.Золото

Золото можно принять за социальный эквивалент физического магнита. Ну, не только как металл, а как идею. Как мы играли в детстве с магнитиками, так же можно играть с золотом, деньгами, финансовыми потоками. Одного притянуть, другого оттолкнуть. Выстроить в коррупционную линию какой-нибудь правоохранительный орган. Смешать в хлам и дым стройные хозяйственные и военные порядки целой страны, изменив положение полюсов.

Людям не хватает уважения. Они не чувствуют себя гражданами, важными, нужными для страны. Они видят блядство богатеев. Кто не лично – тот регулярно по телевизору. Атмосфера в общественном сознании гнилостная. Идеалы попраны. А нам говорят о небоскребах.

Мысли о деньгах натирают в мозгу не слабую кровяную мозоль. Там все пульсирует. Кровь отливает от других участков мозга. Человек мутирует в гангрену.

3.Дерево

Дерево растет вольно. Ему несвойственно неумолимое притяжение бруска железа к магниту или не менее неумолимое притяжение человека к золоту. Дерево горит. Дает живое тепло. Из него можно строить живые дома. Можно просто в лесу обнять сосну и стоять, вдыхая прекрасный запах коры.

Про дураков говорят – «дуб дубом». Презрительно стучат по дереву. А буду-ка я лучше дураком. Сердце подсказывает, что так вернее. Вернее уйти в полярники. Развести сад в Антарктиде. «Простота хуже воровства». Станем проще. Насилием и репрессиями ничего не решить. Насилие всегда загоняет проблемы внутрь, а потом они выскакивают, словно чирей, на самом неожиданном месте.

Меня всегда привлекал разумный аскетизм. Сознательное самоограничение, дающее свежесть дыханию и силу восприятия. А в последние годы понял – что через такие ходы лежит путь к свободе. И никогда не поверю, что аскетизм проповедуется сильными мира сего, чтоб держать народец в узде. Времена поменялись. Народец сейчас гедонизмом, наслаждениями в кандалы загнали. Хочешь бабу симпатичную с силиконовыми сиськами? Укради бриллианты из ювелирной лавки. Машину красную модную хочешь? Обмани в четвертый раз уже трижды обманутых до тебя «вкладчиков». А что сделаешь с тем, кто растет вверх?

Вот как замечательно писал Александр Солженицын о лиственнице: «Что за диковинное дерево! Сколько видим её — хвойная, хвойная, да. Того и разряду, значит? А, нет. Приступает осень, рядом уходят лиственные в опад, почти как гибнут. Тогда — по соболезности? не покину вас! мои и без меня перестоят покойно — осыпается и она. Да как дружно осыпается и празднично — мельканием солнечных искр. Сказать, что — сердцем, сердцевиной мягка? Опять же нет: её древесная ткань — наинадёжная в мире, и топор её не всякий возьмёт, и для сплава неподымна, и покинутая в воде — не гниёт, а крепится всё ближе к вечному камню. Ну, а возвратится снова, всякий год как внезапным даром, ласковое тепло, — знать, ещё годочек нам отпущен, можно и опять зазеленеть — и к своим вернуться через шелковистые иголочки. Ведь — и люди такие есть».

Павел Клачков