Герой

Оставлен root Пнд, 2005-12-19 19:52

Павел Клачков

Газета "Экран-информ", № 52 (574) от 28 декабря 2005 года
"Красноярская газета", №4 (1463) от 20 января 2005 года

1. Каждому своё

В одном голливудском фильме есть эпизод, где толстый китаец говорит, (дело происходит в тюрьме) – «добро пожаловать в ад, перед тобой сам дьявол» и бьет главного героя в лицо. Сплевывая, герой скромно отвечает – «ты не дьявол, ты жертва». Что потом доказывается минут за пять ответных действий. В кино жизнь летит быстрее. Но ситуация типичная.

Смысл здесь в несоразмерности претензий, в занятии местным тюремным авторитетом не своего места. В том, что в голове толстого китайца не возникло даже легкого подозрения в своей неправоте. Он не смог верно оценить собеседника. За что и поплатился.

В итоге, в тюремном социуме возникает нестабильность. У шестерых сподвижников китайца переломаны кости. Все возбужденно кричат, явно не хватает порядка и благополучия. Вот так и в больших масштабах те же закономерности. Если самоуверенные «толстяки» за небольшой период привыкли к безнаказанности, в силу ряда совпадений взобрались на вершину неустойчивой пирамиды-иерархии, то это не значит, что некому их наказать и все поправить.

Циклы общественной жизни играют с россиянами одну злую шутку за другой. То хозяевами жизни были уголовники. Русские ученые, военные, священники были втоптаны в грязь реформами, бытом и нравами девяностых. То на скользкую горку общественного признания взобрались гомосексуалисты из шоу-бизнеса и чекисты из охранных структур, камуфлируя дальнейшее разворовывание страны патриотической риторикой и вилянием голых задниц с экранов телевизоров. В идеал молодежи и обществу в целом навязывают удачливого торговца, способного обмануть, украсть и не попасться. Этика межличностных отношений сводится к правилам наездов, откатов, взяток и походов в стрип-клуб.

Никак такие нравы способствовать процветанию державы не могут. Эта атмосфера способна лишь душить и разлагать. А, значит, о безопасной, обеспеченной, стабильной жизни могут забыть все, даже те, кто на этот час считает себя ее хозяевами. Каждый из нас от рождения призван судьбой идти по своей стезе. Счастливы те, кто обрел путь без сомнений и метаний. Но тогда, когда сомневаются и мечутся все, давят на ноги и стремятся к волнениям, беспорядкам и отъему куска хлеба у ближнего своего – пути обретаются совсем непросто.

В традиционном обществе любая категория граждан должна исполнять свой долг в рамках четкой и проверенной веками системы. Эта система никак не зависит от уровня развития производительных сил или появления каких-то чудесных технологий. Во главе стоят люди, несущие духовные ценности, обладающие высочайшим моральным авторитетом. Через них идет Божественная энергия, придающая смысл существования каждому члену общества. Это накладывает большую ответственность и задает высокую планку. Далее идут воины, защитники базовых ценностей общества: это культ героя, самопожертвование, цель жизни – защита народа. И только третье сословие – торговцы, те, кто двигает экономику, осуществляет поставки хлеба насущного из региона в регион, перераспределяет материальные блага в рамках торговых и банковских операций. Их место служебное и контролируемое первыми двумя слоями. Иначе будет хаос и все развалится. Торговец-экономист не может определять стратегию общества, он элементарно не способен и не рожден для этого. Крестьянство, пролетарии исполняют свой долг в труде, в собственном воспроизводстве. Семья, Родина, Бог – когда эти базовые ценности укоренены в народном сознании, люди процветают и порядок приходит на измученную смутой землю предков.

Инстинктивно социальный организм всегда пытается придти к подобной модели. Не будем сильно уж углубляться в века и в теории. Но именно практика говорит нам, что когда происходит путаница – общество начинает «пучить» и оно гниет. Оно самоочищается через кровь, беды и катастрофы. Что мы и видим в сегодняшней России, да и не только в ней. Все фальшивые социальные надстройки будут сметены либо народными волнениями, либо природными катаклизмами (между этими явлениями много общего).

В мире есть несколько примеров, попыток восстановить хотя бы элементы традиционного порядка мирным путем. Так, в одной из благополучных и стабильных стран мира – Норвегии философ-этик контролирует сверхдоходы от нефти. Еще Платон писал – государством должны править философы. Конечно, это должны быть настоящие философы, а не подделки с вузовскими карьерами. Философ-этик Хенрик Сюзе возглавил специальную комиссию Центробанка Норвегии, отвечающую за этику в использовании средств нефтяного фонда. Свою работу в Центробанке Норвегии он считает инструментом, с помощью которого страна может избавить граждан от экономических потрясений. В 2004 г. мудрое правительство этой северной страны приняло правила, которые запрещают вкладывать деньги фонда в компании, которые могут преследовать неэтичные и аморальные цели. Определять, чей бизнес этичен, а чей нет, и доверили Сюзе. Если бы у нас было что-то подобное – возможна была бы неприличная шумиха вокруг строительства «фитнес-центра» никелевым магнатом Прохоровым? Когда роскошный и дорогой «фитнес-центр», возведенный среди людской нищеты, выдавался чуть ли не за великое социальное благодеяние. А Прохоров – просто отец родной всех модельных агентств и стремящихся туда попасть нимфеток. Этот безобразный случай еще раз доказывает, что для существования общества нужны носители высших ценностей, совесть нации.

2.Молодежь и ее диагноз

По идее, именно молодежь должна, проникнувшись чувством справедливости и отваги, сыграть роль Героя и надавать пинков нынешнему коллективному «толстяку». Но какая молодежь? Где ее такую взять? И как это вот она – возьмет да и проникнется благородными чувствами?

Ведь удары идеологические и физические идут сейчас четко по категории молодых россиян. Культивируется инфантилизм, насаждается иллюзорная картина мира, зачастую сдобренная долей дешевого, профанического «магизма» различного происхождения. Увидеть, а, главное, - захотеть увидеть реальную жизнь своего народа – уже подвиг для молодого человека. Привыкший жить в сплошной подмене, забивший мозг эльфами, компьютерными тиранозаврами, а уши плеером, юноша ходульно вышагивает по предписанной невидимым воздушным «начальством» дорожке в скотский загон, далее – на бойню. Там большое разнообразие способов сдохнуть. От вялотекущих до моментальных.

То, что делает жизнь осмысленной – человеческое тепло, настоящая беззаветная любовь, преданное служение своему роду, семье, - все это давно лишь тема для насмешек. Но часто природное, естественное начало берет свое. Тогда возникают молодежные банды, живущие по своим законам. Здесь есть многое от Традиции. Братство, коллективная ответственность, стремление создать свой кодекс чести. Неслучайно современный озверевший мир так пытается справиться, разрушить, победить даже такой суррогатный традиционализм молодежных банд. Но последние события хотя бы в Австралии говорят о том, что духовная человеческая суть, стремление жить живой жизнью не заглушить ни сытостью, ни виртуальностью, ни полицией.

Есть попытки слить молодую энергию в бездумный «экстрим». Через разнузданную пропаганду принудить наших мальчишек и девчонок прыгать с мостов, зданий, находить другие экзотические способы умиротворения (иногда навеки). Только бы они не задумались – кто и куда их ведет. Только бы они не решили взять свою судьбу в свои руки. Здесь есть что-то от моды на альпинизм 60-70ых годов прошлого века. Тогда в СССР была мощная субкультура различных туристов, альпинистов, КСПэшников. За счет выдавливания туда большого слоя мыслящих людей и дальнейшей их там трансформации в нечто желеобразное, тот режим продержался чуть дольше.

Есть еще целая сеть узаконенных притонов, где можно развратничать, спиваться, колоться и курить (тем, кому это не скучно). Существует градация таких притонов по социальным стратам. Наследственная «золотая молодежь» развивает традиции своих папочек и мамочек. Те плевали на все в 70-х, эти идут дальше. Но не в качественном смысле, а в количественном. Еще больше алкоголя, наркотиков, половых извращений плюс трансляция всего этого добра в документальных, художественных фильмах и новостях «светской жизни».

В маленьких городках местные молодежные «элиты» подражают конвульсивным подергиваниям столичных деградантов. Круги идут по болоту.

3.Русская правда

В 50-80е годы в составе правящей КПСС существовала неформальная группа, так называемая «Русская партия». Свои «филиалы» последователи русских традиционных ценностей имели и в писательской, и в журналистской среде, схожие настроения существовали у военных. Благодаря энтузиастам во власти был издан мощный пласт русской литературы, создана система военно-спортивного воспитания юношества, сохранялись архитектурные памятники, не было забыто православие и славная история Российской Империи. Им противостояла группировка либералов. Формально люди с полярными взглядами состояли в одной партии. Но борьба между ними велась нешуточная.

В перестройку все эти внутренние противоречия выплеснулись на публику. Либералы оказались более хваткими, получили поддержку из-за рубежа. В то время, как почвенники могли рассчитывать лишь на внутренний ресурс. На какое-то время показалось, что битва за молодежь безвозвратно проиграна западникам и предателям. Было модно плевать на национальные святыни, публично унижать родную веру, землю, считать русский народ отсталым тупым быдлом. Все это входило тогда в джентльменский набор «современного» человека.

Многое из случившегося прогнозировалось задолго до перестройки членами «Русской партии». В меру своих сил они пытались противостоять «чуждым, враждебным» влияниям. Но довлел над ними лишь охранительный, консервативный пафос. С формой подачи собственного позитива было хуже. Суть проблемы схватывалась верно, но вот завернуть ее в блестящую, привлекательную упаковку не удалось. Ну, нельзя противопоставить толстый литературный журнал, для прочтения коего надо напрягаться и иметь словарный запас, яркому ТВ-шоу или говорливому клоуну с группой поддержки из непривычных тогда транссексуалов. Народ всегда охоч до зрелищ.

Постепенно зараза девяностых начала отступать. Все глубже и глубже прячась в полудиссидентские радиостанции и странные газетки. На смену пришло нечто половинчатое. Помесь пруссачества (не русачества) и аутентичной фауны. Как я писал в одной из статей в 2001 году – «отечественные вши под прусским париком». Наверно, и сейчас лучше не скажу. Кровь сосут по прежнему, но пиар стал другим. Демшиза устарела по-любому.

Дружный смех тысяч и тысяч русских, среди которых подавляющее большинство молодых, вызвал проведенный в Москве 18 декабря марш так называемых «антифашистов», а, по-простому, реликтов эпохи демшизы с примкнувшими к ним за двести рублей каждому рэпперами, оболтусами и недоучками. По меткому выражению одного из молодых организаторов митинга – они несли фотографии (!) Рюрика, Лермонтова и Пушкина. А также протестовали против права русских называть себя русскими. Состояние, в котором находятся сейчас открыто русофобские силы в России настолько жалкое, что и следа не осталось от ненависти к ним у здоровых сил общества. Лишь недоумение, легкое сострадание и ностальгические воспоминания о временах «карательной» медицины.

Образ так называемой «антифы», даже раздутый до неимоверных размеров некоторыми федеральными телеканалами, настолько плачевен, что приходится бояться, как бы истинно патриотические силы не стали думать, что они уже победили. Что-то радикально изменилось буквально в последние несколько лет. Мы ушли от самоуничижения, от презрения к своей стране и народу. Появляются (массово!) патриотически настроенные молодые люди. Студенты, отличные знатоки отечественной истории, глубоко верующая, настоящая боевая молодежь.

Процесс пошел. Пошел в иную сторону. В духе нации чувствуется оздоровление, несмотря на гибельность внешних условий физического существования. И диагноз второй части статьи совсем не видится окончательным.

Впереди борьба за Россию. И дело не в том, что всегда и везде нужно подчеркивать «русскость» и не любить другие народы. Исторически сложилось, что русские были и есть миротворцы. И пока они сильны – все народы Евразии живут в мире. Стоит ослабеть – и пошла резня. Нам надо быть сильными, добрыми и эффективными во имя мира во всем мире. И пусть мы пропустили удар. Пусть было больно. Но расплата неминуема.