Феноменологическое обоснование

Оставлен podyapolsky Ср, 2003-11-12 22:27

типологического разнообразия культур

    Познай самого себя.

    Сократ

Создатель феноменологического метода Э. Гуссерль считал, что "Феноменологическое описание имеет два направления: поэтическое, или описание акта переживания, и ноэматическое, или описание "того, что пережито". Эти две составляющие переживания заключают в себе работу сознания, использующего феноменологическую редукцию, являющуюся инструментом феноменологического метода. То есть, для того, чтобы вскрыть суть явления, надо написать о нем совершенное лирическое произведение, а потом предельно логично его истолковать. Это самый верный путь дойти до априорных оснований, обнаруживаемых как абсолютный фундамент всего действительного. О необходимости совмещения поэтической и логической составляющей феноменологического описания, и это при всеобъемлющей "эпохе" (исключении) всякой объективирующей позиции, часто забывают использующие феноменологический метод, превращая его в метафизические рассуждения, сдобренные изрядной порцией специальной терминологии.

Автором этой статьи ранее была проделана весьма интересная (во всяком случае, для него самого) работа по описанию мировой культуры как феномена конституированного общественным сознанием человечества. Нельзя сказать, что феноменологический метод использовался при этом до конца осознанно и последовательно, но и не признаваться в этом было бы неправильно, тем более что следовать путем Гуссерля, Хайдеггера и Сартра совсем не зазорно. Поэтический (образный) акт переживания автора - роман "Патриот". Описание того, что пережито - трактат "12 скрытых рас человечества". Книги были опубликованы, и любой желающий может вслед за автором попытаться пройти обозначенным путем переживания и осмысления пережитого.

Работая над этими книгами, автор, используя феноменологический метод, проделал феноменологическую редукцию своего сознания, транспонировал полученный опыт на сознание других людей, а затем путем интерсубъективной редукции перешел к тому, что их объединяет, к феноменологическому единству жизни общности, то есть цели своего исследования - культуре, как интерсубъективному явлению.

Человек в состоянии представить что угодно, но себя может видоизменять в границах, предписанных природой его субъективности - это очевидно. Задача автора состояла в определении этих границ, для чего было необходимо выявить типологическую структуру сознания, конституирующего культуру. В основном цель была достигнута, но методика действий, исходящая из феноменологического метода, не была описана в вышеизложенных книгах, что не позволяет считать полученные результаты научными. Надо сказать, что такая задача автором и не ставилась. Отчасти это объяснимо и тем, что феноменологический анализ культуры в основном закончился на этапе феноменолого-психологической редукции.

Настоящая статья - попытка описания не самого феноменологического метода, а специфики его применения автором к явлению культуры с целью установления ее априорной - трансцендентальной - первоосновы.

Трансцендентальный феноменолог редуцирует психологически уже очищенную субъективность к трансцендентальной, т.е. к той универсальной субъективности, которая конституирует мир и слой "душевного" в нем. Эта трансцендентальная субъективность и есть объединяющее звено между психологией и культурой, которое долго и тщетно пытается найти психологическая антропология; эта субъективность является первоосновой, благодаря которой любая реальность в мире, трансцендируемая сознанием, обретает смысл своего существования. "Ибо всякое объективное существование уже по сути своей "относительно" и обязано своей природой единству интенции, которая, будучи установлена согласно трансцендентальным законам, порождает сознание с его характером веры и убеждений". Я пытался и пытаюсь установить, что лежит в основе этого единства интенции. Это исследование относится к области культурологии, а не в коем случае не философии, из которой заимствован только метод и отчасти терминология.

Закончив это предисловие, целесообразно перейти к изложению сути вопроса.

Феноменология рассматривает мир как феномен. Культуру, как явление мира, тоже можно рассматривать, как феномен, потому что культура - часть "жизненного мира", зависящая от сознания. Важность установления трансцендентной типологической структуры сознания, определяющей конституирование им объектов культуры, трудно переоценить, так как это позволило бы прогнозировать развитие и взаимодействие культур разных этносов и цивилизаций на твердой методологической основе.

Э. Гуссерль видел конечную цель феноменологии следующим образом: "Бесконечная задача описания универсума априорных структур, осуществляемая посредством приведения всех объективностей к их трансцендентальному "истоку", может рассматриваться как одна из функций построении универсальной науки о действительности, любая отрасль которой, в том числе позитивная, должна быть установлена на своих априорных основаниях".

Пока до этой цели очень далеко, выявление всех "априорных оснований" и психологии, и культуры - дело будущего, но все же можно попытаться исследовать некоторые интенциональные объекты, исходя из того, что трансцендентная структура сознания, конституирующая мир, у разных людей может отличаться.
Действительно, если априорные структуры сознания у людей отличаются, то, скорее всего, отличаются и формируемые сознанием образы - это самое простое объяснение очевидного факта, что люди воспринимают мир по-разному, это же дает логичное объяснение интенциональности восприятия. Следствием этого отличия будет и отличие культур. На данном этапе изложения пока опустим допущение, что культура может являться результатом синтеза различно воспринимающих одни и те же явления людей на уровне этноса или цивилизации (теория распределения культуры), объясняемая в феноменологии через понятие "интерсубъективности". Можно предположить, что количество возможных типов "априорных основания сознания", задающее базисную типологию восприятия, не может быть бесконечно большим, а значит, поддается классификации. Если удастся определить и классифицировать "априорные основания сознания" и установить их связь с комплексами культурных констант, принадлежащих разным этносам, то можно будет утверждать об установлении связи между психологией и культурой и чуть приоткрыть дверь в мир трансцендентальной субъективности.
Для того, чтобы феноменологический эксперимент был, насколько это возможно, "чистым", для анализа необходимо выбрать некие самые общие объекты, которые всегда "живут с человеком". Если после редукции удастся найти нечто фундаментально общее в "априорных основаниях сознания" разных людей разных культур, это будет являться доказательством наличия у людей фундаментальных типологических отличий, как в восприятии мира, так и в коституировании явлений культуры.

Беспристрастный феноменологический анализ, предполагающий полное и последовательное "эпохе" (воздержание от полагания независимого существования трансцендентного сознанию мира), увы, очень затруднен. Это объясняет всю сложность использования феноменологического метода.

Объекты или явления, подвергаемые редукции, должны являться индикаторами, своеобразными "лакмусовыми бумажками", при помощи которых можно попытаться классифицировать фундаментальные типы человеческого восприятия мира. Проблемой является сам выбор объектов для исследования из бесчисленного количества существующих.

Солнце всегда было, есть, и будет. Его видел и египтянин, строитель пирамид, и испанский конквистадор, и английский солдат, участвующий в Иракской компании. То, что для египтянина солнце было, прежде всего, богом Ра, для конквистадора светилом - творением господним, а для современного англичанина - одной из миллиардов звезд - это лишь исходная предпосылка для анализа культур и не больше. Чужое мыслимо лишь как аналог моего Собственного, как его интенциональная модификация. ("Другой в феноменологическом смысле есть модификация моей Самости"). Для феноменологической интерсубъективной редукции нужен интенциональный объект "Солнце", в виде реальной компоненты переживания "ноэзиса" и идеальной компоненты переживания "ноэмы" разными людьми разных культур. Даже для такого объекта как "Солнце", объем его представления в культурах недостаточен для всеобъемлющей интерсубъективной редукции, во всяком случае, она будет очень затруднена и отягощена значительными допущениями. Выбор необходимых объектов затруднен еще и потому, что невозможно при помощи инструмента какого либо одного языка, в нашем случае - русского, описать объект, воспринимаемый представителями разных культур, потому что язык в значительной степени - сам продукт культуры, ее составная часть. Можно попытаться выучить все три языка, но и это будет малопродуктивно, потому что воспринимать тексты будет не беспристрастный компьютер, а автор этой статьи, сам являющийся носителем языка, то есть, достичь "эпохе" будет очень трудно и в этом случае.

И все же интенциональные объекты, наиболее пригодные для исследования, есть, их бытие и представление человеком не обусловлено ничем, кроме самого факта существования человека разумного, как способной к мышлению личности (впрочем, в этом они не отличаются от других объектов). Отличие заключается в том, что эти объекты бесконечное число раз описаны всем содержанием культур всех времен и народов наиболее полным образом, они в высшей степени интенциональны, и поэтому наиболее пригодны для исследования. Что же это за уникальные объекты?

Человек в отличие от животных наделен сознанием, которое способно выделять себя из окружающего мира, потому он и человек. Для человека разумного, в момент, когда он стал человеком, весь мир разделился на две части: "Я" и "Не Я", чему в значительной степени соответствует "Эго" и "Жизненный мир" феноменологии Гуссерля. С этого разделения началась личность, а значит, и психология, и культура. Наличие духовной и материальной природы в одном объекте - человеке, является его основным внутренним противоречием. Именно это противоречие - фундаментальный побудительный мотив его деятельности, как творца культуры, адаптирующей человека к природной и социальной среде. Оно же лежит в основе самоощущения человека, как "Я - ЕСТЬ", то есть в основе его психики.

Не углубляясь в бесконечные толкования "Я", и "Не Я" - это предмет философии, отмечу лишь их некоторые имманентные свойства, важные для нашего исследования. Они являются и объектами мира, и субъективными чувственными эмоциональными переживаниями личности (впрочем, как и все объекты), они неизбежно взаимодействуют, вмещают в себе всю культуру, и эпицентром их взаимодействия является человек.

Автором был произведена редукция феноменов "Я" и не "Я", данного его сознанию как интенциональное переживание, потом была выполнена интерсубъективная редукция их восприятия людьми различных культур и эпох, благо материала для этого было предостаточно: религия, поэзия и литература, особенности политических систем и национальных характеров. Многочисленные объекты и явления, обобщаемые в понятии "культура" различных эпох, этносов и цивилизаций, давали совершенно неограниченный объем материала для этого исследования. Перечислять все подробности этой работы здесь не имеет смысла, эти объекты и явления, приведены в моих книгах, сам же процесс феноменологической редукции вряд ли поддается детальному описанию, а его принципы подробно изложены работами последователей феноменологической школы.

На этапе феноменолого-психологической редукции было выявлено, что "Я" и "Не Я", включающие в себя все явления культуры, представляются людьми по-разному, то есть имеют различные ноэзис (реальный компонент переживания) и ноэму (идеальный компонент переживания). Это означает, что и остальные явления мира, которые включают в себя эти два объекта, тоже представляются по-разному. Доказательство этого утверждение являться обоснованием того, что сознание различно и типологично. А если это так, то различные типы сознания должны по-разному конституировать действительность, зависящую от сознания - то есть культуру во всех ее проявлениях.
На этапе трансцендентной редукции можно видеть, что трансцендентные сущности "Я" и "Не Я", прошедшие все стадии редукции - "чистые феномены", являются частью трансцендентальной, то есть универсальной субъективности, которая конституирует мир "Не Я" и слой "душевного" в нем "Я". Автор определил эти редуцированные сущности "Я" и "Не Я", как предкультурные параметры сознания. Они неизбежно присущи сознанию человека в силу всеобщности избранных объектов, и не зависят ни от культуры, ни от психологии, влияние которых устранено методом редукции. Справедливости ради надо заметить, что не все исследователи, использующие феноменологический метод, допускали существование чистого "Я". Автор же убежден, что существует "чистое феноменологическое "Я", оно является носителем личностных качеств, а не только пустотой, не существующей вне интенциональных переживаний, в этом его позиция сходится с позицией позднего Гуссерля, но отличается от позиции Ж.П. Сартра.
Важнейшей предпосылкой исследования является также использование гипотезы К.Г. Юнга (будем считать на сегодняшний день доказанной) о существовании коллективного бессознательного. Его типология вероятно должна каким-то образом соответствовать типологии сочетаний базовых характеристик предкультурных параметров сознания, потому что и коллективное бессознательное, и предкультурные параметры являются явлениями, характеризующими психологию и культуру больших масс людей. Коллективное бессознательное не является составляющей индивидуальной человеческой психики (точнее, оно от нее прямо не зависит), но оказывает влияние на культуру. Предкультурные параметры также не являются продуктом человеческой психики (они ее определяют) и также влияют на культуру. Если предкультурные параметры имеют типологические характеристики, то, вероятно, они должны выражаться, в том числе и как типологические характеристики коллективного бессознательного, как аккумулятора именно общественного психологического и культурного опыта. Архетипы коллективного бессознательного - своеобразное общественное хранилище результатов действия индивидуальной человеческой психики, которая по нашему мнению, обусловлена действием предкультурных феноменов. Отсюда делаем вывод: анализируя нуменозные (сильные бессознательные) предпочтения больших масс людей, относящихся к феноменам "Я" и "Не Я", можно выявить действие предкультурных параметров на сознание.

Результатом феноменологического исследования стала следующая таблица.

5,32 КБ

Выявленные параметры являются частью универсальной субъективности сознания, определяющей особенности конституированного им мира, а значит и психологии и культуры. Можно с большой уверенностью предположить, что эти параметры задаются сознанию генетически, это объясняет саму типологичность предкультурных параметров, проявляющих себя "от сотворения" человека и до сегодняшнего дня.
Выявленные параметры являются частью универсальной субъективности сознания, определяющей особенности конституированного им мира, а значит и психологии и культуры. Можно с большой уверенностью предположить, что эти параметры задаются сознанию генетически, это объясняет саму типологичность предкультурных параметров, проявляющих себя "от сотворения" человека и до сегодняшнего дня.
Идея Энтони Уоллеса о том, что культура - это, прежде всего структура, которая удерживает баланс разнообразных и порой разнонаправленных личностных интенций, и ставящая определенные пределы вариативности, "культурные рамки", сегодня подтверждена многочисленными исследованиями. Скелетом этой структуры вполне может являться как раз суммарное действие отличающихся предкультурных параметров внутри одной культуры, одного этноса, цивилизации. Поэтому необходимо помнить, что существует возможность различного проявления действия разнотипных предкультурных параметров внутри одной культуры, представляемой этносом, или цивилизацией. Проще говоря, культура этноса или цивилизации может и, скорее всего, является - неким суммарным вектором нескольких разнонаправленных векторов, каждый из которых задан действием определенного типа сочетаний предкультурных параметров.

К таблице необходимо дать некоторые пояснения, касающиеся применяемых терминов.

Предкультурный параметр "Я".

Ни одна личность (если не брать экстремальные ситуации) не может формироваться и существовать вне общества, то есть без контакта с другими личностями (потому она и личность, что выделяет себя из других подобных). Личность отличается от другой, особенностью персонификации своего "Я" по отношению к другим личностям, то есть тем, каким образом она сама себя ощущает самодостаточной личностью, счастливой личностью, личностью вообще - если угодно.
Тем самым можно выделить два типа сознания по предкультурному параметру "Я": самодостаточное в себе и не самодостаточное в себе. Самодостаточное - закрытое сознание при рефлексии воспринимает себя как Я ЕСТЬ, не самодостаточное - открытое сознания, как МЫ ЕСТЬ. То есть, не самодостаточное сознание на базисном допсихическом уровне самоидентифицирует себя как часть некого общего с другими "Я" сознания. Действие этого предкультурного параметра ярко выражается не столько в психическом складе личности, сколько в особенностях ее социальной адаптации как члена общества. То есть, говоря по-другому, общество, в котором преобладают и властвуют личности с сознанием первого типа "закрытые индивидуалисты", должно быть устроено несколько иначе, чем общество, в котором преобладают личности с сознанием второго типа "открытые коллективисты". Эту типологию подтверждает и нуменозные предпочтения больших групп людей, входящих в различные культуры.

Личность с сознанием открытого типа не ставит себя в центр мироздания, а личность с сознанием закрытого типа находится в его центре. "Закрытая" личность самодостаточна в понятии "Я ЕСТЬ" - одна, сама в себе, в отделении от других личностей, в своем индивидуальном сознании. "Открытая" личность, напротив, самодостаточна только во взаимодействии с другими личностями. В ее самоощущении "Я ЕСТЬ" означает и "МЫ ЕСТЬ". Говоря по-другому, личность второго типа находит опору в других личностях, а личность первого типа, напротив, стремится опереться на самую себя при самоидентификации.

Предкультурный параметр "НЕ Я".

Выявлено две фундаментальные возможности априорной идентификации сознанием "Не Я" - окружающего мира: он упорядочен и подчинен закону, единой воле, или неупорядочен, внутренне противоречив и ищет опору в своей дробности и разнообразии внутренних связей. То есть, существует два типа сознания по "Не Я": полагающее единую волю и закон вне себя и не полагающее таковой. Это утверждение подтверждается анализом множества культур, и в первую очередь религиозного сознания.

Взаимодействие "Я" и "Не Я".

Сознание является эпицентром, где "Я" и "Не Я" взаимодействуют. Это взаимодействие обусловлено самой природой человека, и его характер неизбежно должен иметь определяющее значение на характер восприятия личностью мира и себя в мире, или в терминах феноменологии - на конституирование этих объектов.
Сознание существует во времени и не мыслит себя вне времени - это реальность, порождающая трагизм бытия. О бытии сознания во времени блестяще писал Хайдеггер. Необходимо поместить сознание не только во время, но и в пространство, имманентное "Не Я". "Я" и "Не Я" являются интенциональными объектами, их взаимозависимость очевидна и первично задана, как аксиома феноменологии. Но в процессе нашего исследования эта зависимость была выявлена не только как интенциональная связь, но и как присущая чистому сознанию типологическая установка себя-в-мире-полагания. То есть, рефлектирующее чистое "Я" не может представить себя не только вне времени, но и вне пространства, причем, обособляя себя в нем, оно и приобретает имманентное качество "Я" - "Я бытие". То есть "Я" обязано занимать какую-то часть пространства, пусть и не трехмерного. Сказанное выше - не новость и было показано еще И. Кантом, новостью является то, что полагание "Я" в "Не Я" осуществляется тремя способами: как противопоставление, наложение и вложение.

Поясним сказанное образно. Если обозначить "Я" как круг и "Не Я" как круг на листе бумаги, то эти два круга могут занимать только три характеристических положения: противопоставляться, налагаться и совпадать. То же и для трехмерного пространства - в случае для шаров. Это поясняю для удобства восприятия, образный подход весьма подходит для нашего случая, потому что, сколько бы ни было измерений пространства, сущность явления не меняется. Если в пространстве (даже и имеющем духовные измерения) имеются две обособленные сущности, то они могут взаиморасполагаться только тремя способами. Эти особенности взаимораспложения "Я" и "Не Я", имманентные чистому сознанию, также являются частью универсальной субъективности сознания, поэтому наряду с "Я" и "Не Я" они сами являются предкультурными параметрами сознания. К сказанному надо добавить, что рефлектирующее сознание "Я" не зависит от типа взаимодействия с "Не Я", а вот сознание, направленное на "Не Я" зависит от типа взаимодействия. То есть сознание воспринимает мир через фильтр связи "Я" и "Не Я".

Противопоставление.

Пространственно (пространство распространяется на все возможные измерения) "Я" четко и однозначно выделяет себя из "Не Я". Мир "Не Я", одухотворенный или нет, существует вне сознания "Я" (или не существует, если угодно).

Наложение.

Пространственно "Я" выделяет себя из "НЕ Я", но как бы не до конца, во всяком случае, не во всех его измерениях. Мир "Не Я" является частью сознания "Я", а сознание частью мира. Это выражается во многих проявлениях мировосприятия, даже и Бог для такого сознания - богочеловек, а мир одушевлен, оставаясь при этом обособленным от сознания миром.
Вложение (или тождество).

Пространство "Я" не выделяет себя из "Не Я". Весь мир "Не Я" одушевлен, и "Я" часть его. То есть, конечно: "Я" - этот "Я", мир "НЕ Я" - это мир "Не Я", но "Я" и "Не Я" входят друг в друга и друг из друга выходят.

Перечисленные выше типологические предкультурные параметры сознания по "Я" и "Не Я" и типологические возможности их взаимодействия первичны как культуре, так и психологии. Они имеют определяющее значение для формирования неосознанного стремления личности к выбору религии, системы ценностей и политического устройства общества, а значит, задают наиболее фундаментальную парадигму ее поведения в мире. Действие предкультурных параметров не зависит от воли человека и недоступно его сознанию (кроме как способному к использованию и использующему феноменологический метод), при этом их действие типологично, а значит, является общим для многих людей.

Каждая личность может иметь один из двух типов предкультурного параметра по "Я", один из двух типов по "Не Я", взаимодействующих друг с другом одним из трех возможных способов, поэтому выявленные типологические параметры могут давать только двенадцать сочетаний, которые и являются возможными фундаментальными типами восприятия мира.

Набор сочетаний предкультурных параметров можно определить, как предкультурный тип сознания, или, применительно к культуре - тип личности, а все множество личностей одного предкультурного типа автор предлагает называть "скрытой расой", именно такое название предложено в книге "12 скрытых рас человечества". Слово "раса" выбрано для того, чтобы подчеркнуть независимость особенностей восприятия мира, определяемого предкультурными параметрами, ни от культуры, ни от психологии, ни от воли человека, как не зависят от них и расовые признаки: цвет кожи, разрез глаз и т.д. "Скрытая раса" - это отдаленная аналогия "модальной личности" Уоллеса. Из предопределенности для человеческой личности ее "скрытой расы" следует вывод о врожденной предрасположенности человека к восприятию той или иной культуры, а также воспроизводству им культурных констант определенного типа. Действие предкультурных параметров не фатально, потому что может быть скорректировано "сверху" - через воспитание, то есть, общественное воздействие на личность. (Здесь проявляется и влияние культурной среды, в которую погружена личность). Но они, тем не менее, оказывают определяющее влияние на выработку культурных констант, формирующих ядро культуры - ее "этос". Люди одной скрытой расы могут принадлежать к различным религиям и жить в различных обществах и культурах, но их самое глубинное, невыразимое в словах, самоощущение, определяющее энергетику их действия, при этом будет объективно различным. Если культурные константы общества (цивилизации), в которой живет личность, соответствуют ее предкультурным параметрам, личность будет чувствовать себя комфортнее (и в культурной и в психологическом смысле), чем в ином случае. Предкультурные параметры, безусловно, влияют на индивидуальное сознание, но их действие на него опосредованно бессознательным, а кроме того, и многослойной пирамидой эмоций и потребностей человека - от простых до сложнейших. Поэтому индивидуальному сознанию очень трудно проследить все причинно-следственные связи действия этих признаков в самом себе, их действие ярко проявляется только в поведении больших масс людей и в значительные промежутки времени.
Все возможные двенадцать сочетаний предкультурных параметров представлены ниже в виде таблицы, связывающей скрытую расу с присущими ей культурными константами, формирующими ядро культуры. Необходимо особо подчеркнуть, что таблица отражает сегодняшнее общее состояние мировой культуры, (что не исключает, конечно, и отражение в таблице исторического опыта ее развития). Каждая скрытая раса в каждую историческую эпоху при определенных условиях генерирует свою неповторимую культуру, имеющую все же фундаментальные общие тенденции, определяемые предкультурными параметрами. Сам механизм проявления этих тенденций в создании культуры и системы ценностей - это тема отдельной статьи. Здесь предлагается только таблица с самыми краткими комментариями, изображающая только наиболее общие закономерности привязки некоторых культурных констант к скрытой расе на сегодняшнем уровне развития мировой культуры.

В таблице приведены религии и системы общественного устройства, выработанные под влиянием предкультурных параметров, соответствующих скрытой расе. В цивилизации, где доминируют эти религии и политические системы, личность, принадлежащая к данной скрытой расе, чувствует себя наиболее комфортно, то есть главное внутреннее противоречие между ее идеальной и материальной природой снимается наилучшим образом. Подробнее о роли этого противоречия в реализации действия предкультурных параметров будет сказано отдельно в другой работе.

Базовым типологическим признаком скрытой расы принят тип взаимодействия между "Я" и "Не Я". Именно этот параметр объединяет между собой различные варианты предкультурных параметров по "Я" и "НЕ Я". Для удобства изложения (и не только, за этим кроются другие выявленные автором закономерности, связанные с географическим размещением скрытых рас), первый тип взаимодействия "Я" и "Не Я" - "противопоставление" обозначен как "Южный", второй тип - "наложение", как "Северный", третий тип "тождество", как "Восточный".

27,20 КБ

В столбце "Тип взаимодействия "Я" и "Не Я" приведены наиболее фундаментальные архетипы, характеризующие тип скрытой расы, выработанные сознанием под влиянием предкультурных параметров и хранящиеся в коллективном бессознательном.
Следующий столбец - условное обозначение скрытой расы.
Следующие два столбца показывают влияние действия предкультурных параметров на формирование некоторых важнейших культурных констант на уровне индивидуального сознания.
Ценностный ориентир по "Я" - это прямое следствие действия на индивидуальное сознание первого предкультурного параметра "Я". Он конституируется сознанием вне зависимости от типа скрытой расы (третьего предкультурного параметра), потому что взгляд сознания внутрь себя им не опосредован и от него не зависит.
Ценностный ориентир по "Не Я" - это прямое следствие действия второго предкультурного параметра, религиозный (или нерелигиозный, если сознание не религиозно) абсолют, образно обобщающий его действие на сознание при конституировании этого объекта. Тип этого абсолюта зависит от третьего предкультурного параметра, потому что взгляд сознания "вовне" им опосредован, сознание смотрит на мир "Не Я" через его фильтр. Разделенное сознание южных рас формирует образ "абсолюта" несколько иначе, чем совмещенное сознание северных, переносящее свою духовность на внешние объекты, или "тождественное" сознание восточных, для которых отделить себя от мира труднее. Эти особенности и отражены в таблице.
Преодоление противоречия между "Я" и "Не Я" на первичном уровне (уровне личности) определяет тип религиозного сознания, религиозную систему, в которой этой скрытой расе наиболее комфортно. В таблице приведены наиболее характерные религиозные системы, отражающие действие предкультурных параметров. Их, конечно же, может быть бесконечное множество, на формирование религиозных систем (так же как и других явлений культуры) кроме предкультурных параметров оказывает воздействие огромное число других факторов, изучением которых занимается этнопсихология и другие направления культурологи и психологии. В таблице приведены только наиболее характерные фундаментальные религии, обобщающие в себе многочисленные типологические признаки религиозного сознания.

Две последние графы показывают действие предкультурных параметров
на уровне общества.

В графе "Отражение "Я" (идеология) приведен ценностный ориентир, который формирует интерсубъективное сознание этой скрытой расы. Действительно, если "Я" - в центре, соответственно и мои права - главная ценность, - это очевидно. В графе "Отражение "Не Я" (источник власти)" приведен тот объект, который интерсубъективное сознание конституирует под влиянием второго предкультурного параметра. Здесь в зависимости от скрытой расы существуют некоторые вариации. Они, так же как и в случае с ценностным ориентиром по "Не Я", обусловлены действием третьего предкультурного параметра.

В графе "результат взаимодействия "Я" и "Не Я" показывается, как снимается противоречие между этими предкультурными параметрами на уровне общественного сознания.

Если идеология общества построена на отстаивании прав человека, а источником закона является Абсолют (закон Бога, или просто абсолютизированный закон), то власть народа, подчиняющегося такому закону, - демократия - и есть идеальный общественный строй. Личность, ищущая опору в самой себе, видит себя и в центре системы власти, объявляя себя ее источником, на забывая и Абсолют, являющим фокусом устремлений всех обособленных индивидуумов. "Глас народа - глас Божий", - не пустые слова для истинной демократии рас первого типа.

Если идеология общества построена на отстаивании права общества, а источником закона является Абсолют (закон Бога, абсолютизированный закон), то власть личности, ответственной перед законом Бога, - и есть идеальный общественный строй. Личность, ищущая опору в других людях, стремится делегировать свои властные полномочия некому абсолютизированному и идеализированному субъекту, внутренне присущему его "Я", выражающему волю Высшего Закона. Вариации: монархии, президентская власть с большими полномочиями и т.д. и т.п. Идеал - это монархия, где властитель исполняет закон Бога и ответственен только перед Богом.

Если идеология общества построена на отстаивании прав человека, а источником закона является закон общества, то власть народа, подчиняющегося закону, созданному им самим, - республика - и есть идеальный общественный строй. Для скрытых рас третьего типа закон - это закон и ничего больше, в отличие от рас первого типа. Но в связи с незаданностью Абсолюта, он сам становится священным абсолютом.

Если идеология общества построена на отстаивании прав общества по отношению к личности, а источником закона является закон общества, то власть личности, основанная на законе, этой личностью и устанавливаемом, - диктатура - и есть идеальный общественный строй.

Этнос всегда состоит из представителей различных скрытых рас, его культура определяется своеобразной векторной суммой действия тенденций, заданных составляющих его скрытых рас, а также среды обитания, и прочих влияющих на формирование культуры причин. Под влиянием доминирующих предкультурных параметров этнос, или суперэтнос формирует свою культуру, генерирует ценности и создает соответствующие им идеологические, религиозные и политические системы на протяжении всей истории. Уровень их полноты, научности, эстетической и идейной завершенности зависит от степени социального развития, но характеристические черты, определяемые доминирующими предкультурными параметрами, неизбежно остаются.

Таким образом, предкультурные параметры сознания являются своеобразным генетическим кодом культурных феноменов, ответственных за формирование, сохранение и передачу социального опыта человеческой деятельности. Описание действия механизма влияния предкультурных параметров сознания на культуру - тема отдельной статьи.

    А.В. Кашанский