Миссионерская деятельность РПЦ среди иноверцев Енисейской губернии

Оставлен podyapolsky Чт, 2005-06-23 12:11

Аида Терскова

Енисейская епархия была образована в 1861 году указом императора Александра II. Территория новой Епархии была обширна. Она объединяла на момент создания 170 приходов. В ее состав были включены Красноярский, Канский, Ачинский, Минусинский, Енисейский уезды и Туруханский край, в результате чего Енисейская епархия и губерния получили единые границы.

Активная миссионерская деятельность русских людей на Сибирской земле началась вместе с освоением этой территории в семнадцатом веке. В православную веру обращали иноверцев и отступников. Миссия в Енисейской Епархии была одновременно противоязыческой, противораскольничей и противосектантской.

14 февраля 1871 года был основан Епархиальный Комитет Православного Миссионерского общества. Все лица, вступившие в Комитет, внесли первые добровольные пожертвования. Всего было собрано 746 рублей. Деньги распределялись между миссионерскими приходами удаленных уголков губернии. На эти же средства печатались учебники и богослужебная литература, строились храмы и школы в приходах. Было почетно и значимо вступление в Миссионерское общество и оказание ему помощи как светским, так и духовным лицом.

Миссионерское общество активнее всего действовало в Туруханском крае, в Ачинском и Минусинском уездах. В Туруханском крае еще ранее в 1852 году была создана Особая Миссия, состоящая из двух священников и двух псаломщиков, которая должна была распространять православную веру среди инородческого населения. От казны духовенство получало дом, продукты, жалованье. Однако миссионеры проповедовали только зимой, когда была возможность передвигаться по дорогам и туземцы жили оседло, а остальные девять месяцев в году священники не исполняли своих обязанностей. В 1873 году Туруханскую Миссию упразднили и, сформировав в этом крае самостоятельное благочиние, стали создавать православные приходы, которые должны были действовать постоянно.

В Ачинском уезде действовала противоязыческая миссия, тогда как в Минусинском уезде церковь боролась с раскольниками. "На южной окраине Минусинского округа Шушенской волости, по реке Усь, с некоторого времени стали селиться самовольно из разных мест пришлые раскольники. Из пограничных деревень окончательно перешло в раскол больше десятой части населения". Раскольники не общались с местным населением, жили замкнуто, были достаточно богаты, занимаясь предпринимательством. Их финансовая самостоятельность позволяла им не прислушиваться к мнению светских и церковных властей. Миссии не удавалось вернуть раскольников к официальному православию.
Среди языческих племен деятельность миссионеров была более успешной. Православной Миссии предстояла большая работа. По данным на 1871 год в различных уездах Енисейской губернии оставались некрещенными около 24 тысяч инородцев. В год в православную веру, по данным Миссионерского общества, переходило не более 100 - 200 человек. Несмотря на столь малое количество крещенных, в отчетах священников, относящихся к началу ХХ века, уже с уверенностью утверждается, что в приходах не осталось более инородцев - язычников.

В Енисейской губернии по данным, предоставленным статистическому Комитету в 1884 году, проживали остяки, тунгусы, якуты, самоеды кизыльцы, кайвалы, качинцы, юраки и некоторые другие народы. Основная сложность, с которой сталкивались миссионеры, - это незнание инородцами русского языка. Священник Гавриил Суховский Синявской Миссионерской церкви Минусинского уезда сообщает в своем отчете: "В такой отдаленности прихожане - инородцы не знают русского языка и не заимствуют от русского человека в бытовом и нравственном отношении. Отношение инородцев с русскими недоверчивое". В Ачинском округе священник сообщает несколько отличные данные: "Инородцы на половину говорят на русском языке и изъясняются очень свободно. Некоторые говорят по-русски не ясно, но понимают очень хорошо". Знание русского языка туземцами в различных уездах губернии завило от того, насколько тесно они общались с русскими соседями. Священники, ехавшие в наиболее отдаленные районы Епархии, должны были знать язык местного населения. Миссия также переводила основные молитвы на местные языки.

Инородцы во многих приходах - это кочевые народы, которые занимались скотоводством, коневодством и охотой. Охотились на коз, лисицу, медведя, марала, белку и соболей. Земледелие не было развито. В Туруханском крае основным занятием взрослого населения был промысел рыбы. Как отмечают миссионеры, посещать эти приходы можно было только в зимнее время, когда инородцы вели оседлый образ жизни.

Среди инородцев в середине ХIХ века еще сохранялись родоплеменные отношения. Во главе племен стояла местная знать, которая состояла из родственных семей. Все богатство местной знати составляли скот и лошади. Если семья владела стадом до 200 - 300 голов, она считалась уже необыкновенно состоятельной. По словам миссионеров, бедное население приходов относилось с необыкновенным раболепством к богатой части деревни.

Огромные расстояния и образ жизни народов не позволял священникам постоянно следить за своей паствой. "Состояние паствы не очень положительно. Причина сему суть разбросанность прихожан на пространстве более 300 верст, что служит препятствием в единении религиозного церковного строения. Посему и христианские обязанности исполняются не всеми ревностно" . "Инородцы храм посещают весьма редко. Молитвы знают только грамотные. Постов не соблюдают" .

Православие не могло окончательно вытеснить местные религиозные культы не только из-за эпизодического посещения прихода Миссией, больших расстояний и невежества населения, но еще и потому, что в инородческих приходах, очень бедных, мало строили храмов и молитвенных домов. По приезду в приход священник часто искал самый чистый и просторный дом и в нем проводил службу. Храмы строили на средства Миссионерского Общества, Епархии или на средства русских предпринимателей, которые жертвовали деньги на строительство, но их было недостаточно.

Среди инородческого населения были распространены многие болезни. Особенно часто встречались оспа, лихорадка, горячка, сифилис, ожоги. Часто священники не только молитвою и верой, но и реальными действиями спасали людей.

Не могли искоренить миссионеры пьянство и воровство скота и лошадей. Спиртным торговали русские, которые меняли товар на водку. Но племена спаивали и свои более состоятельные и предприимчивые односельчане, которые за зелье нанимали к себе в батраки бедных соседей. Необыкновенными бедствиями, как писали в своих отчетах приходские священники, для инородцев был голод. Часто Миссии приходилось помогать приходам продуктами питания, хлебом и зерном, чтобы выжили целые поселения племен.
"Пьянство и воровство большая болезнь среди инородцев, но есть еще большее зло, которое нередко кончается убийствами и самоубийствами - это браки их. Не смотря на все уверения мои, они все-таки женятся на двоюродных сестрах, увозят невест силой и женят таких, коим 14 и менее лет. При насильственных браках бывают взломы дверей, драки, убийства, а иногда и самоубийства невест". Положительные моменты в нравах иноземцев миссионеры также отметили. "Из выдающихся в пастве добрых нравов видны: скромность жизни, трудолюбие, покорность властям, послушание и духовность" .

Миссии не хватало средств на строительство храмов, поэтому школы в инородческих приходах строились еще реже. Большинство населения было неграмотно, не умело писать и читать, не знало молитв. Однако не только отсутствие школ и не знание русского языка мешали просвещать население отдаленных уголков губернии. Инородцев, получивших образование, чаще забирали служить в армию. Такова была практика правительства Российской Империи. Именно по этой причине священникам не удавалось уговорить родителей отдать своего ребенка в школу.

Миссия крестила туземцев в православную веру, обучала их молитве и открывала церкви и школы. Деятельность миссионеров воистину была подвижнической. Необходимо было решить множество проблем, которые стояли как перед священником-миссионером, так и перед его паствой. Хочется подчеркнуть, что деятельность Православной Церкви в Енисейской губернии нигде не была насильственной, а скорее спасительной в отношении инородческого населения. Она не везде была успешной и часто формальной, но даже проделанная работа принесла много пользы и миссионерам и инородцам.