"Сумасшествие" Петра Чаадаева

Оставлен klachkov Втр, 2005-06-21 15:13

"Сумасшествие" Петра Чаадаева или публикация 1-го "Философического письма".

В начале XXI века мы всё более убеждаемся в том, что необходимой предпосылкой при поиске путей развития России является учёт национального характера, национальной специфики, национального менталитета, в конце концов. Естественно, что в этом нам может помочь наше историческое наследие, ведь вопросы о месте России и её предназначении в мире возникали ещё в начале XIX века. Одним из первых, кто пытался ответить на этот вопрос, был Пётр Чаадаев.

На основе анализа произведений Петра Чаадаева мы попытаемся показать, откуда возник "феномен Чаадаева", какова была реакция общества на публикацию 1-го "Философического письма" и что дало Чаадаеву официальное объявление его сумасшедшим.

27 мая 1794 года в Москве, в семье отставного подполковника Якова Петровича Чаадаева и Натальи Михайловны Щербатовой, дочери известного русского историка Михаила Михайловича Щербатова, родился человек, призванный "потрясти всю мыслящую Россию". Это был Петр Яковлевич Чаадаев.

Дворянство конца XVIII - 1-ой половины XIX веков было следствием реформ Петра Великого. Именно петровской эпохе мы обязаны тем, что женщины (я имею в виду собирательный образ женщины - матери) оказались вовлечены в мир словесности. С конца XVIII века появляется новое понятие - женская библиотека. Книга начинает играть важную роль в жизни женщины. И становится естественным то, что в домашний быт вносится уважение к ребенку, отношения гуманности.

Литература была разнообразна. Это и "Дон - Кихот", "Робинзон Крузо", и даже Плутарх. Книга начинает играть большую роль и в жизни детей, которые подпадают под влияние лучших из них. У будущих декабристов было особое детство - детство, которое создает людей для совершения героических поступков. Для них худшее - потерять честь, а совершить недостойный поступок - хуже смерти. И, конечно, увлечение античностью и античными героями. Античные герои совершали настоящие подвиги, и стремление будущих декабристов быть на них похожими не кажется мне чем-то удивительным. Поэтому все поколение декабристов либо участвовало в Отечественной войне 1812 г., либо стремилось в ней участвовать.

Декабристы оказали огромное влияние на целое поколение русских людей. И именно они определяли стереотипы поведения человека в обществе. Декабристы стремились прямо высказывать свое мнение, не признавая правил светского этикета. Для них серьезность - норма поведения. Они воспринимали себя как исторических лиц, а свои поступки - как исторические.

Еще одна особенность дворянских революционеров - это их многочисленные бытовые, семейные, человеческие связи. Они были не просто людьми, объединенными во имя высокой цели. Они были родственниками, однополчанами, просто светскими знакомыми. Поэтому их идеи быстро распространились в обществе и стали определяющими. Суть бытового поведения декабристов в перемещении свободы из области идей и теорий - в жизнь.

Именно в это время формировалась личность Чаадаева. Естественно, что он много воспринял от декабристов. Многие из них были его друзьями. В 1819 году он был принят в "Союз благоденствия", а в 1821 г. - в "Северное общество" декабристов, хотя деятельного участия в делах общества не принимал и относился к ним сдержанно.

С 1808 по 1810 год он учился на словесном факультете Московского университета, а 12 мая 1812 года он был зачислен подпрапорщиком в лейб-гвардии Семеновский полк. В 1812 - 1814 гг. в составе Семеновского, а затем Ахтырского гусарского полка участвует в Отечественной войне и заграничных походах русской армии. Карьера его складывалась блестяще. 10 сентября 1812 года он был произведен в прапорщики, летом 1816 г. - в поручики, в декабре 1817 г. назначен адъютантом И. В. Васильчикова, командира гусарского корпуса. В 1819 г. произведён в ротмистры. В октябре 1820 г. он был отправлен с докладом о восстании Семеновского полка к императору Александру I, находящемуся на конгрессе в Троппау. Перед ним открывается блестящая перспектива - адъютантство у самого императора. Но Чаадаев внезапно в конце декабря 1820г. подает прошение об отставке и увольняется со службы в армии.

Мотивы этого поступка вызывали самые различные домыслы. В письме к тетушке, княжне А. М. Щербатовой, от 2 января 1821 года он писал: "Дело в том, что я действительно должен был получить флигель-адъютанта по возвращении Императора: Я нашел более забавным презреть эту милость, чем получить ее. Меня забавляло высказывать мое презрение людям, которые всех презирают" . Ошибкой было бы принимать на веру эти строки. Но мы вернёмся к ним чуть позже.

Сейчас же вновь обратимся к воспитанию юного Чаадаева. Несмотря на все влияние декабристов, Чаадаева, конечно, нельзя назвать декабристом по духу. Да, декабристское влияние было, но оно было не единственным. Мемуарист М. И. Жихарев отмечал: "У Чаадаева был какой-то вроде дядьки англичанин, про которого мне ничего не известно, исключая того, что по этому случаю оба брата хорошо знали по-английски, что между русскими нечасто бывает. Сверх того Петра Чаадаева (как не раз мне это пересказано было) дядька-англичанин научил пить грог". И далее: "Естественные и точные науки составили предмет его очень раннего знакомства и юношеского любопытства - печать и признак значительной доли английского влияния и английского воспитания в его первоначальном воспитании"2.

Английское воспитание в России выливалось в дендизм - особый тип поведения человека в обществе. В первую очередь это была внешность (фрак, очки), но, без сомнения, самой главный и неотъемлемый признак дендизма - это поза разочарования и пресыщения. У Чаадаева возникает ощущение бесполезности жизни, так как русская действительность воспринимается им как ситуация полной невозможности действия. Так объясняется внезапный уход в отставку Чаадаева. В нем идет напряженная внутренняя борьба между двумя началами: идеями декабристов и английским воспитанием. С полной уверенностью можно сделать вывод о том, что английское воспитание в Чаадаеве стало преобладающим. Именно английским воспитанием в Чаадаеве было заложено сдержанное отношение к античности, переросшее впоследствии в полное ее неприятие.

В 1823 году Чаадаев уезжает в путешествие за границу. Вернулся он уже другим человеком: Во Флоренции, в январе 1825 года Чаадаев знакомится с английским методистом Чарльзом Куком. Он проводит с ним всего несколько часов, но его фанатичная религиозность, равнодушие к прекрасным образцам античности в Италии поражает Чаадаева.

В июле-августе 1826 года после возвращения из-за границы Чаадаев был арестован. С него были взяты показания, но дело решили закрыть.

Именно в эту поездку за границу у него окрепли симпатии к католицизму. Когда эти симпатии у него возникли, сказать трудно, но вероятнее всего в пору его деятельного участия в масонских организациях. В 1810 году он вступил в ложу "Соединенных друзей", был членом ложи "Друзей Севера", а 1826 году носил знак 8 степени "Тайных белых братьев ложи Иоанна". Увлечение Западом началось в России давно. Но с католичеством связывалась вражда к православному миру, а значит и к России. Первым перешедшим в католичество был князь И. А. Хворостинин - современник Лжедмитрия. Никаких реформ он в России не хотел, а просто смеялся над обрядами и обычаями нашей страны. Известный мыслитель и историк, представитель "новых" эмигрантов, которые покинули Россию после Великой Отечественной войны 1941-45 гг., Н. И. Ульянов называл Чаадаева духовным потомком Хворостинина.

Впрочем, увлечение католичеством в России во времена Чаадаева не единичное явление. В Россию начали проникать тенденции видения в католической церкви крепости западной культуры.

После возвращения из-за границы Чаадаев ведет почти отшельнический образ жизни, избегая светских знакомых. Немалое психологическое воздействие на него оказало и то, что многие его друзья - декабристы оказались сосланы в различные уголки России. Именно тогда, в период московского затворничества (1828- 1831) и были созданы "Философические письма". "Письма" адресованы Екатерине Дмитриевне Пановой, урожденной Улыбышевой, сестре музыковеда, члена общества "Зеленая лампа" А. Д. Улыбышева. Очевидно, что адресат этот вполне условный. Е. Д. Панова узнала о существовании "Писем" лишь в 1835 году. В 1831 г. Чаадаев появляется в Английском клубе. С тех пор он становится его завсегдатаем.

Зачем же он вообще писал эти "Письма"? И если уж написал, то почему он хотел непременно их опубликовать? Ответ на эти вопросы очень прост. Да, конечно, мы признали тот факт, что английское воспитание в Чаадаеве стало преобладающим, но нельзя недооценивать и влияние декабризма. Декабристы, как я уже говорил, воспринимали себя как исторических лиц, а свои поступки как исторические. Очевидно, что Чаадаев тоже видел себя историческим лицом. Можно сказать, что даже в большей степени, чем другие. И по мере того, как он задумывался о судьбе России, о религии, он просто не мог не изложить свои мысли на бумаге. А так как он считал свои поступки историческими, становится понятным, почему он стремился опубликовать "Письма" именно в России. В письме к П. А. Вяземскому, от 9 марта 1835 года он пишет: "Я достаточно легко опубликовал бы это сочинение за границей, но думаю, что для достижения необходимого результата определенные идеи должны исходить из нашей страны. <...> Не имея ни какой связи с происходящим в Европе, мы, следовательно, более бескорыстны, более сдержаны, более безличны, более беспристрастны по всем предметам спора, нежели европейские люди. Мы являемся в некотором роде законными судьями по всем высшим мировым вопросам. Я убежден, что нам предназначено разрешить самые великие проблемы мысли и общества... "

В 1836 году, в журнале "Телескоп" появляется перевод 1-го "Философического письма". Реакция общества не замедлила дать знать о себе. Статья Чаадаева "потрясла всю мыслящую Россию". Патриотически настроенная часть общества (именно в этой части общества зарождалось славянофильство) немедленно объявила статью антинациональной, невежественной и вздорной. В Английском клубе началось, по выражению Н. И. Ульянова, "языческое ему поклонение". Император Николай I, прочитав 1-е "Письмо", наложил следующую резолюцию: "Прочитав статью, нахожу, что содержание оной - смесь дерзостной бессмыслицы, достойной умалишенного". Журнал "Телескоп" был запрещен. Издатель Н. И. Надеждин подвергся высылке, цензор А. В. Болдырев, ректор Московского университета, был отстранен от должности. П. Чаадаев был объявлен "сумасшедшим".

Что же "потрясло всю мыслящую Россию"? Тема 1-го "Письма" - тема России, ее судьбы, ее места в мире. "Дело в том, что мы никогда не шли вместе с другими народами, мы не принадлежим ни к одному из известных семейств человеческого рода, ни к Западу, ни к Востоку, и не имеем традиций ни того, ни другого. <...> Сначала дикое варварство, затем грубое суеверие, далее - иноземное владычество, жестокое, унизительное:, - вот печальная история нашей юности. <...> Мы живем лишь в самом ограниченном настоящем, без прошедшего и без будущего, среди плоского застоя". Культура наша - "всецело заимствованная и подражательная". "Внутреннего развития, естественного прогресса у нас нет". Мы существуем только для того, чтобы "преподать великий урок миру". В нашем обществе отсутствуют идеи долга, справедливости, порядка. "В крови у нас есть что-то такое, что отвергает всякий настоящий прогресс". Между тем именно Европе свойственен прогресс. Почему? Все дело во влиянии христианства, а именно католицизма. Католицизм явился основополагающим фактором в развитии Европы. Почему же у нас нет прогресса, ведь мы тоже христиане? Потому что мы приняли христианство (православие) от "растленной Византии". Средние века - время господства инквизиции - Чаадаев называет "чудесным порывом человеческой природы к возможному совершенству"

Как же относится к своему "сумасшествию" Чаадаев? Н. И. Ульянов в статье "Басманный философ" пишет: "За свое "сумасшествие" Чаадаев был, надо думать, по гроб благодарен Бенкендорфу и, может быть, ставил за него свечки у Николы на Арбате. Всей славой у современников и у потомков обязан он этому году попечения властей. "

А В. Сапов в статье "Царь и философ" утверждает: ":Чаадаев, видимо не сразу понял, какую злую шутку сыграл с ним российский император. Лишь после официального объявления его сумасшедшим он понял: "земная твердость бытия моего поколеблена навеки", "ибо сказать человеку "ты с ума сошел" немудрено, но как сказать ему: "ты теперь в полном разуме?" (из письма к брату, февраль 1837)". Кто же прав? Вернемся к письму Чаадаева брату, на которое ссылается Сапов. И что же мы видим? "Письмо написано было не для публики, с которою я никогда не желал иметь дела: вышло оно в свет по странному случаю:". Как будто Чаадаев и не пытался всеми силами его опубликовать. Легко сделать вывод о том, что Чаадаев в письме своему брату заведомо писал неправду. Может быть, Чаадаев это делал потому, что предполагал перлюстрацию своих писем. Может быть, просто не хотел открывать своих взглядов брату. Однозначного ответа нет, да и не так важно. Поэтому объективней будет склониться к версии Н. И. Ульянова. Здесь можно даже предположить - а не желал ли Чаадаев своего "сумасшествия"? Ведь с позиций "сумасшедшего" легче говорить все, что угодно. "Нормальный" противник становится беззащитным, так как невозможно предсказать действия "сумасшедшего". Поэтому я выдвигаю версию, что Чаадаев, если не желал, то был, по крайней мере, относился спокойно к своему "сумасшествию", так как это давало ему возможность говорить все, что угодно. Объявив его сумасшедшим, власти сами дали ему трибуну для выступлений, ведь все мыслящие люди понимали, что Чаадаев от этого вдруг не поглупел.

Предвидел ли Чаадаев реакцию общества? Разумеется. Ведь это было не его поколение, не поколение декабристов. Тогда возникает законный вопрос - а поняли бы его декабристы? Отвечу строками из письма А. С. Пушкина Чаадаеву, от 19 октября 1836 г. : "Что касается мыслей, то вы знаете, что я далеко не во всем согласен с вами. :у нас было свое особое предназначение. Это Россия, это ее необъятные пространства поглотили монгольское нашествие. <:> Что же касается нашей исторической ничтожности, то я решительно не могу с вами согласиться. <:> :клянусь честью, что ни за что на свете я не хотел бы переменить отечество, или иметь другую историю, кроме истории наших предков, такой, какой нам бог ее дал. <:> Поспорив с вами, я должен сказать, что многое в вашем послании глубоко верно. Действительно, нужно сознаться, что наша общественная жизнь - грустная вещь. Что это отсутствие общественного мнения, что равнодушие ко всему, что является долгом, справедливостью и истиной, это циничное презрение к человеческой мысли и достоинству - поистине могут привести в отчаяние. Вы хорошо сделали, что сказали это громко". Этим все сказано. Да, декабристы со многим не согласились бы, многое отвергли бы, но они бы отнеслись к этому серьезно, со спокойствием, с чувством людей, уверенных, что иная точка зрения тоже может иметь право на существование.

Итак, рассмотрев влияние идей декабристов и влияние английского воспитания на Чаадаева, мы приходим к выводу, что последнее стало преобладающим. Реакция общества на статью Чаадаева была неоднозначна. Публикация, по сути, стала толчком к выделению западников и славянофилов как течений общественной мысли 1-й половины XIX века. А официальное объявление Чаадаева сумасшедшим позволило ему говорить всё, что угодно. Поэтому, на мой взгляд, Чаадаев, по крайней мере, спокойно относился к своему "сумасшествию". Вообще же многие мысли философа звучат актуально и сейчас, а потому необходимость изучения наследия Чаадаева вряд ли подлежит сомнению.

    Роман Арефьев